В понедельник газету «Час» по приглашению редакции посетил президент Латвийской Республики Андрис Берзиньш, чтобы ответить на вопросы журналистов и читателей. Глава государства уверен: будущее у нашей страны может быть только общим, и потому он обещал делать все для того, чтобы объединить расколотое общество.

Такой разный День Победы...

- Вы первым из президентов Латвии призвали всех ветеранов Второй мировой войны 8 мая вместе почтить память павших на рижском Братском кладбище. Настоящей сенсацией стало ваше письмо с поздравлением всем ветеранам, которое было зачитано 9 мая возле памятника Освободителям. Трудно ли было вам решиться на эти очень смелые для нашей страны шаги? Как вы думаете, сможем ли мы прекратить постоянную «войну историй»?

- Это был первый год, когда я смог сделать эти шаги, раньше у меня просто не было такой возможности. Мне такое отношение кажется совершенно естественным, ведь я и сам пережил это время.

Надо добиться, чтобы политики перестали кормиться на ситуации разобщенности, чтобы мы все вместе могли спокойно идти вперед. Чем дальше уходит от нас Вторая мировая война, тем чаще люди, которые не были непосредственно связаны с событиями тех лет, стараются использовать ситуацию и эмоции в своих целях. Я считаю это недопустимым!

Мы все живем в одной стране, и мы должны об этом помнить, если мы хотим строить политику будущего. Латвийскую Республику как независимое государство в 1918 году удалось создать потому, что многие народы сумели найти общий язык, увидеть то, что объединяет всех. Это актуально и сегодня - для нашего общего будущего: если все мы, живущие в Латвии, не объединимся, мы просто исчезнем в этом большом мире. Во всяком случае, у меня такое ощущение.

Сейчас 8 и 9 мая едва ли не противопоставляются, хотя это две даты одного и того же события, и их единственное различие - это два часа разницы во времени между Германией и Россией. Я убежден, что это событие не надо политизировать.

- Понимают ли латыши, что 9 мая возле памятника Освободителям люди празднуют День Победы в войне, а не день оккупации Латвии?

- Ничего не поделаешь, жизнь у нас была такой, какой она была. Да, в 1945 году мы избавились от одного зла, но другое осталось... Но надо ли все время этим жить? Мне кажется, что негативное не надо все время так подчеркивать. Еще раз повторю: для нас единственным путем является развитие страны, в котором мы все примем участие.

- Почему 16 марта латыши придают такое большое значение? Ведь в Советской армии воевало больше жителей Латвии, чем в немецкой...

- Давайте обратимся к истории. Идея отмечать 16 марта возникла в 1952 году в Лондоне у организации «Даугавас ванаги». Первоначально это был день поминовения погибших, связанный и с благотворительными мероприятиями. «Даугавас ванаги» старались помочь тем, кто нуждался в помощи, инвалидам. Это было очень человечно и понятно. И 16 марта как таковое не надо воспринимать как нечто негативное. Но через много лет эту дату повернули по-другому, и сегодня ее используют в чисто политических целях.

Тут я должен взять часть вины и на себя: мы должны делать намного больше, чтобы День Лачплесиса, 11 ноября, стал общим днем поминовения, датой, когда вспоминают всех, кто отдал жизнь за Латвию. Сегодня, когда мы говорим об 11 ноября, то, как правило, больше акцентируются события 1918 и 1920 годов. Надо посмотреть на ситуацию шире. Когда 11 ноября станет общим днем поминовения героев, значение остальных, разделяющих нас сегодня дат станет намного меньшим.

- В каждой семье есть свои воспоминания о войне. А что война значит для вашей семьи?

- Война - это начало моей биографии, ведь я родился в декабре 1944 года. Наша семья жила между Малпилсом, Море и Нитауре, вокруг шли бои... И моя мама со мной в животе отсиживалась в лесу, над нашими головами свистели пули как с одной, так и с другой стороны.

В 1949 году нашу семью включили в списки на высылку, но не выслали. Просто повезло: мы все чем-то заболели, была высокая температура, сыпь, и те, кто нас должен был высылать, побоялись заразиться. Но в школе меня называли предателем родины, эту чашу я испил полной мерой.

Так что и меня история учила. Но я не держу зла ни на кого. Убежден: на человеческом личном уровне нужна ревизия нашего отношения к прошлому. Если мы этого не сделаем, конец будет печальным для всех нас.

- Все ли в нашем прошлом было так плохо, как сейчас многие пытаются представить?

- Если человек активен, если он к чему-то стремится, то в любые времена он может многого достичь. Я и в то время старался действовать, идти своим путем, и сейчас.

- Возможно ли прийти к единому пониманию истории?

- У каждого своя социальная память. Она формируется в семье, на основе личного опыта, и изменить ее нельзя. Моя мать учила меня, что для нас неприемлема ни фашистская Германия, ни советская власть и что лучшая доля - быть хозяевами на своей земле.

Сейчас мы можем совершенно свободно решать свою судьбу, и не знаю, почему не хотим, а все ищем вождя, который укажет, куда идти и что делать. Для меня это неприемлемо!

Слабость сильной руки

- Все чаще говорят, что Латвии нужна сильная рука. Вы с этим согласны? Считаете ли вы, что нужно расширить полномочия президента?

- Сильная рука - самое плохое, что может быть! Это доказал и предвоенный период, когда едва ли не в каждой стране было по сильной руке. Все мы знаем, к чему это привело...

Я категорически против исправления или переписывания Конституции Латвии. Неправильно говорить только о полномочиях президента, надо смотреть на ситуацию глубже, думать о разделении властей и сохранении стабильности в стране. Например, Конституция Германии предусматривает, что правительство нельзя отправить в отставку до тех пор, пока не сформировано новое.

Нет никаких сомнений в том, что исполнительную власть нужно укреплять. Но надо ли добавлять полномочия президенту? Ну что изменится от того, что президент, к примеру, будет назначать омбудсмена? Или еще каких-то должностных лиц?

- Год назад президент Затлерс под лозунгами новой политики распустил Сейм. С каким чувством вы смотрите на наш парламент сегодня - с надеждой, скепсисом?

- Я на своем посту стараюсь искать пути, которые бы способствовали развитию. Если решение было принято, то нужно сделать все для того, чтобы вновь избранные парламентарии могли работать эффективно. Работа в Сейме - очень сложная, парламенту надо решать оставшиеся с прежних времен проблемы и стараться работать так, чтобы по крайней мере не создавать новые. Хотя, конечно, некоторым из депутатов еще предстоит многому научиться.

Сейчас законопроекты часто готовит правительство, но правильнее было бы, если бы основным творцом и инициатором законов был парламент, а это требует профессионализма.

Когда пенсия удаляется

- Один из самых болезненных вопросов - повышение пенсионного возраста...

- Это вынужденное решение: повышение пенсионного возраста - единственный способ накопить пенсионные средства. Другого способа, к сожалению, просто нет. Повышение пенсионного возраста - это шаг к тому, чтобы люди в большей степени обеспечивали сами себя. Конечно, по-прежнему придется помогать тем, кто окажется на это не способен, но стремление сузить этот круг очевидно.

Еще недавно все было ясно: тот, кто платил взносы в пенсионные фонды, знал, что его будущее обеспечено. Но мир изменился. Сегодня главная проблема состоит в том, что негде хранить накопленные средства, даже вложения в государственные ценные бумаги ненадежны. И происходящее в Греции яркий тому пример. Греки свое получили, а вот пенсионные фонды понесут огромные потери.

Мир не отступает от привычной схемы, у которой нет будущего, потому что никто точно не знает, как нужно поступать.

С другой стороны, коррекции необходимы, и в связи с ростом продолжительности жизни они логичны и необходимы. Но повышение пенсионного возраста неизбежно ведет к росту безработицы среди молодежи. Во многих странах Европы его уровень приближается к 30 процентам, а кое-где даже превышает 50 процентов. Одна из причин этого в том, что система образования, по крайней мере в европейских странах, не всегда в состоянии подготовить людей более образованных, чем предыдущее поколение.

Этот вопрос намного более сложный и разноплановый, чем кажется. К нему нельзя подходить лишь как к политическому без учета чисто человеческого аспекта. Универсальное решение этой проблемы еще только предстоит найти, и Латвии нужно найти свой путь, который не будет простым. Ведь мы - маленькая страна в открытом мире, так что для нас эта проблема является еще более острой.

- Европа нас хвалит: мол, Латвия молодец, урезала бюджет, экономит... Как вы оцениваете эти комплименты?

- Ясно одно: мы как государство и как люди действовали корректно по отношению к кредиторам. Но вот насколько выбранный нами путь был труден для нас самих? Безусловно, определенная стабильность достигнута, и сейчас многое зависит от того, как мы сумеем дальше этим распорядиться, сбалансировать все политические и другие моменты.

Сегодня Латвия является частью огромной системы Европейского союза. А он на уровне руководства переживает большие проблемы. Не случайно глава Центробанка Англии недавно выступил со специальным заявлением - вторым по счету в новейшей истории, первое было в 30-е годы. Это доказывает, насколько серьезна нынешняя ситуация.

Россия - Латвия: расписание на завтра

- Посол России в Латвии Александр Вешняков сказал, что латвийские спецслужбы создают плохой фон для визита в Латвию президента России. Как вы оцениваете перспективы латвийско-российских отношений?

- Эти перспективы - в наших руках. Мы сами должны укреплять наши отношения, строить их на взаимовыгодной основе. Это моя цель, и я буду к ней стремиться.

- Недавно было обнародовано заключение авторитетных международных экспертов. Они утверждают, что единственное, чего ждут от нас США, это хорошие отношения с Россией. Вы согласны с этим выводом?

- Вне зависимости от того, чего ожидают от нас другие страны, нам нужны хорошие отношения с Россией - настолько, насколько это возможно, с тенденцией к дальнейшему позитивному развитию. Было бы очень странно, если бы мы не развивали сотрудничество с ближайшими соседями.

- Стал ли визит вашего предшественника Валдиса Затлерса в Москву шагом вперед? Был ли потенциал этого визита использован полностью?

- Думаю, этот визит стал хорошим импульсом. Экономическое сотрудничество между странами развивается и укрепляется. Но в России проходили выборы президента, а процесс смены власти всегда связан с тем, что основное внимание уделяется внутренней, а не внешней политике. Полагаю, что сейчас ситуация в этой сфере будет развиваться интенсивнее.

- Как вы оцениваете опасение, что российские инвестиции угрожают независимости Латвии?

- Таким образом на эти вещи смотреть вообще недопустимо! Это либо наивность, либо спекуляции на уровне домыслов. В современном мире часто даже трудно определить происхождение инвестиций.

Я не вижу разницы, откуда приходят деньги. Главное - какова их эффективность, что они дают латвийскому государству. И то, что находятся ловкачи, которые пытаются недобросовестно воспользоваться ситуацией, общей картины не меняет.

Многообразие как достижение

- Многие наши читатели просили задать вам такой вопрос: понимает ли господин президент, что почти триста тысяч человек, проголосовавших на референдуме за предоставление русскому языку статуса государственного, не против латышского языка? Они просто хотели напомнить о своем праве говорить и учиться на родном языке.

- Я это понимаю совершенно однозначно и недвусмысленно. Латвия как государство было создано устремлениями людей разных национальностей, и эти стремления были сильнее, чем могло быть стремление одной маленькой нации.

Наше достижение в том, что нам удалось сохранить систему образования на языках тех народов, которые выразили желание его иметь. Она хорошо развивается, и каждый может в этом убедиться, посетив украинскую, литовскую, польскую школы, где ученики говорят чуть ли не на пяти языках, и это наше достижение, а не потеря.

Такое образование создает отличную основу для молодежи, которая пригодится им в дальнейшей жизни. Ведь наш внутренний рынок невелик, и потому для нас важны связи с другими странами, которые эти молодые люди смогут установить и развивать.

- Некоторые политики поспешили заявить, что «Центр согласия», поддержав референдум, отрезал себе все пути во власть. Вы с этим согласны, или никогда не следует говорить «никогда»?

- Важно, насколько сильна эта партия. Нельзя делать выводы на основе одного мероприятия.

Политическая система в Латвии находится в процессе становления, нам еще далеко до стабильности, присущей более старым странам. Но надеюсь, что и мы к этому придем и что политические силы сформируются не на национальной основе, а на базе общих взглядов на дальнейшее развитие страны. Хотелось бы, чтобы это произошло поскорее.

- Должны ли правящие сделать какие-то выводы после референдума?

- Извлечь из него уроки должны все. И главный из них - нужно искать пути сотрудничества, а не конфронтации. У меня ощущение, что в этом смысле референдум может сыграть положительную роль, заставив людей серьезно задуматься о будущем в нашей стране, в которой бы людям хотелось жить.

Штрих к портрету: «Доктор Живаго»... на английском

- Что вы сейчас читаете?

- Мемуары Конрада Аденауэра, изданные в Лондоне в 1942 году, в которых речь идет о том, как Вторая мировая война повлияла на ситуацию в Англии и Франции.

Недавно прочел историческое исследование немецких историков о создании Российского государства, в котором, кстати, затрагивается вопрос об отношениях России с Балтией, книгу заместителя главного редактора The Economist Эдварда Лукаса о российском шпионаже.

Много нового узнал из одной из последних изданных в Германии книг о приходе Гитлера к власти. Ее авторы считают, что это не начало исторического процесса, а его результат.

В книге бывшего посла Великобритании в Москве и Афганистане Родрика Брейтвейта «Афганцы. Русские в Афганистане, 1979-1989» собран очень интересный фактический материал. Думаю, «Афганцев» имеет смысл перевести на другие языки - такие исследования очень важны, чтобы не повторять ошибок в будущем. Американцев в этой книге сильно критикуют за то, что они не учли опыт Вьетнама.

И чем больше читаешь таких исторических и аналитических книг, тем больше понимаешь, что все в этом мире взаимосвязано и что нужно смотреть на события с разных точек зрения - чтобы лучше понять других.

- На художественную литературу времени не хватает?

- Последнее, что я прочел из художественной литературы, это «Доктор Живаго» Бориса Пастернака на английском языке. На немецком я читал ее еще раньше. Такая живая история, удивительно!

Больше приходится читать на немецком, потому что будущее Европы сейчас находится в руках Германии. Впрочем, бывают дни, когда приходится говорить на четырех разных языках.

- А есть что-то, что связывает вас с культурным прошлым, может, какие-то советские фильмы?

- Мой сын смотрит мультики. «Ну, заяц, погоди!», «Кавказская пленница» - это классика, конечно. Не только Латвия, но и весь Союз был высоко развит в культурном отношении, и многие произведения имеют большое и непреходящее культурное значение.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.