Обретя полную независимость, став новым центром все той же гигантской Белой империи, Москва продолжила «раздавать» своим соседям цвета в зависимости от того, в какой стороне они находились. Таким образом, все, что находилось к западу от Москвы, автоматоматически становилось Белой Русью, на юге оказалась Червонная Русь, севернее - Черная Русь, то есть было практически полностью воспроизведено «цветовое» деление мира, только уже в новых, «русских» условияx.

 

Baltarusija, Gudija (лит.); Baltkrievija (лат.); Weißrussland (нем.); Kviterussland (норв.); Valko-Venäjä (фин.); Λευκορωσία (Леукоросия - греч.); Fehéroroszország (венг.); Vitrusland (швед.); Białoruś (пол.); Білорусь (укр.); Byelorussia (англ.); Biélorussie (фр.); Valgevene (эст.); Bělorusko (чех.); Beyaz Rusya (турец.); Белоруссия (рус.)..., и, наконец - Беларусь. Вот как много названий у нашей страны! По звучанию. А по внутреннему содержанию почти все они, кроме разве что старого литовского Gudija (белорусы, соответственно - gudas, gudai), обзначают одно и то же: Белая Русь (или, скорее, Белая Россия). Помню, как-то однажды во Франции одна страшно образованная (и столь же настойчивая) дама пристала ко мне с вопросом, воспроизвожу по памяти: «Pourquoi votre pays s'apelle la Biélorussie? Qu'est que cela signifie?» (Почему, мол, именно так называется ваша страна, и что на самом деле это означает?). Пыхтя от напряжения, старательно подбирая почти неусвояемые мной французские глаголы, пытаюсь ей объяснить: Biélorussie - это абсолютно то же самое, что и La Russie blanche, то есть «Россия белая». От удивления глаза у нее стали круглыми, и она обрушила на меня новый вопрос: «Pourquoi la Biélorussie s'apelle vraiment blanche et non pas noire, rouge, verte ou d'autre couleur?» (Почему Беларусь называется белой, а не черной, красной, зеленой или какого-нибудь другого цвета?)... Полностью пересказать наш комический диалог совершенно невозможно, но, поверьте на слово - дался он мне нелегко. Не думаю, что я смог ей квалифицированно объяснить почему Беларусь - «белая», в чем ее фундаментальное отличие от «остальной России» и какого цвета одежду в это время года предпочитают носить дамы в Москве и Санкт-Петербурге...

 

Произошел этот забавный эпизод несколько лет тому назад, и вряд ли бы я о нем вспомнил, если б не дискуссия, которая в последние дни развернулась в русскоязычном Интернете на тему: как правильно россияне должны называть нашу страну? «Белоруссия», как это традиционно было принято в русском языке, или же в строгом соответствии с Законом РБ от 19 сентября 1991 г. N 1085-XII «О названии Белорусской Советской Социалистической Республики», в котором черным по белому записано, цитирую: «Верховный Совет постановил: Белорусскую Советскую Социалистическую Республику впредь называть «Республика Беларусь», а в сокращенных и составных названиях - «Беларусь». Установить, что эти названия транслитерируются на другие языки в соответствии с белорусским звучанием». Надо сказать, с некоторых пор российские СМИ самоназвание нашего с вами Отечества стали откровенно игнорировать, демонстративно предпочитая принятый еще с царских времен топоним - «Белоруссия». Но вот, наконец, был создан прецедент. Произошло это в конце ноября во время встречи президента России Д.Медведева в подмосковной Барвихе с группой белорусских журналистов. В ходе довольно-таки корректной беседы кто-то из белорусов попросил главу России именовать его страну именно так - «восемь букв, четвертая «а», на конце - мягкий знак». Д.Медведев возражать не стал, о чем прямо свидетельствуют его слова: «Беларусь, а я настаиваю именно на таком произношении названия этого братского государства, - самостоятельное суверенное государство со всеми соответствующими атрибутами...» Слово российского президента для подчиненных - руководство к действию, и уже через несколько дней в Минске состоялось заседание Объединенной коллегии министерств юстиции Беларуси и России, на котором было принято совместное решение: рекомендовать всем российским СМИ, а также министерствам и ведомствам РФ официально употреблять название Беларусь, а не «Белоруссия».

 

Правда, при этом министр юстиции РФ А.Коновалов заметил: «Я не уверен, что все СМИ России будут употреблять официальное название, однако употребление названия «Белоруссия» никак не связано с неким пренебрежением к братской стране - скорее, речь идет об исторической привычке, а не о форме великодержавного шовинизма. Однако в работе чиновников, в официальных документах недопустимо употребление неофициального названия Республики Беларусь». Он также заверил, что Министерство юстиции России намерено провести экспертизу документов госорганов Российской Федерации на предмет употребления официального названия Республики Беларусь». Казалось бы, «вопрос закрыт»? Ан, нет... Россияне решили всяким там белорусам не потакать (мало ли кто чего потребует), и немедленно продемонстрировали настоящий «русский характер». Первыми в бой с «лингвистической ересью» вступили российские журналисты. Так, секретарь Союза журналистов России, один из авторов закона о СМИ М.Федотов немедленно парировал: «Мы должны называть все страны не так как они себя называют, а так, как их названия должны звучать на русском языке». По его словам, написание названия «Белоруссии» (и других постсоветских республик) отображено в соответствующем указе Администрации РФ от 1995 года, подписанного еще В.Черномырдиным... Поддержал коллегу и ученый секретарь Института русского языка Российской академии наук В.Пыхов. Он был еще более категоричен: «По-русски должно быть однозначно: «Белоруссия». А как же иначе? Этого требует сам язык. С рубежа 80-90-х гг по политическим соображениям в русском языке была предпринята серия переименований: появились Таллинн с двумя «н», Алматы, Кыргызстан, «в Украине» и так далее. Ну что ж, политически это пришлось принять. Но русский язык этого принять был не в состоянии». «Нынешнее предложение о замене «Белоруссии» на Беларусь - политическое, и вряд ли стоит делать это нормативом. Политика не должна превалировать над языком. Что тут обсуждать? Хорошо еще, что Болгария не потребовала «правописать» ее так, как положено по их правилам: България...», - заключил Пыхов.

 

Честно говоря, мне абсолютно неинтересно, какими условными знаками г-н секретарь Пыхов в своих ученых записках будет обозначать Республику Беларусь. Да хоть китайским иероглифом, или, как пишут иудеи слово Б-г, через дефис. Зачем добиваться невозможного от людей, ни на какой компромисс не способных в принципе. Но при этом на официальном уровне мы просто обязаны потребовать от всего прогрессивного человечества обращаться к нам в полном соответствии с нашими «паспортными данными». Которые никакой двусмысленности не допускают: наша страна называется - Беларусь (Belarus), мы ее граждане, а если кому-то это не нравится - ну что ж, очень сожалеем, но ничем не можем помочь... Что же касается самих белорусов, то Беларусь для нас не просто абстрактный набор звуков, обозначающий место нашего рождения - это еще и слово-пароль, своего рода позывной, или, как у военных, система опознавания «свой-чужой». Действует эта «система» безотказно и позволяет моментально идентифицировать любого изъясняющегося по-русски политика, общественного деятеля, партнера по бизнесу, а то и просто случайного собеседника, причем с невероятной точностью. У меня, например, в этом смысле осечек еще не было ни разу, и со временем даже выработался некий условный рефлекс: как только услышу от кого слово «Белоруссия», автоматически происходит полная концентрация сознания, ибо где-то на уровне спинного мозга понимаю - этому человеку доверять нельзя. Естественно, вы можете спросить, почему я испытываю такую необъяснимую идиосинкразию к этому, на первый взгляд, достаточно безобидному слову-раздражителю: «Белоруссия»? Много раз я ломал голову над этой «загадкой», но могу с уверенностью констатировать - никакой «русофобии» здесь нет. Тут что-то другое, возможно еще более глубинное, что я так и не смог объяснить любознательной французской даме, пришедшей в полное замешательство от цветовой дифференциации отдельных частей постсоветского пространства.

 

С вашего позволения попытаюсь довести свою «французскую» беседу до логического конца, тем более, что в рамках блога пользоваться до неузнаваемости «испорченной» жизнерадостными галлами латынью совсем не обязательно. И начать бы мне хотелось с фундаментальных вопросов: откуда все же взялось это название - Белая Русь (Белоруссия, Беларусь и т.д.), почему эта часть Руси оказалась именно «белой», и какое историческое отношение вся эта топонимика имеет непосредственно к нам, современным обитателям ограниченного европейского пространства «памiж Польщай i Расiяй», гордо именуемого нынче Республикой Беларусь. Забегая вперед, отвечу совершенно определенно - никакого! Но давайте все по порядку, не принимая во внимание совсем уж нелепую теорию происхождения названия «Белая Русь» от шерстяной и холщовой самодельной ткани белого цвета, из которой, якобы, наши предки с незапамятных времен изготавливали для себя одежды. Более правдоподобной мне представляется другая версия, за основу которой были взяты старые русские и европейские карты, а также многие другие подлинные исторические документы. Прежде всего речь идет о географической карте 1507 года, на которой Московия четко обозначена вторым названием - Белая Русь. Об этом факте упоминает и Карамзин в своей «Истории государства Российского», который приводит письма Ивана III в Рим накануне брака с униаткой Софьей Палеолог в 1472 году. В этих письмах он подписывался неизменно - «князь Белой Руси», при этом в тот период Московия еще входила в состав Орды (Урды - тат.), и не являлась самостоятельным государством. Но как это совместить - Белая Русь и Орда, тем более, что нас всегда учили - дескать, термин «Белая Русь» только потому и появился, что эти земли никогда не были под татарами... Оказывается, не все так просто. Дело в том, что так называемые монголо-татары ко времени своего нашествия на Русь очень многое позаимствовали у китайцев, мироощущение которых, как известно, сильно отличается от европейского. Так вот, с точки зрения китайцев весь мир делится в соответствии с цветовой гаммой. По их представлениям Север имеет черный цвет, Восток - зеленый, Запад (или «страна смерти») - белый, Юг - красный, а Середина мира, то есть сама Поднебесная, окрашена в золотой (желтый) цвет.

 

При этом белый цвет у китайцев (а потом и у монголов) не только символизировал Запад, но и ассоциировался с массой других вещей и понятий - с Осенью, Заходом солнца (поэтому Запад - сторона смерти, печали и траура), Металлом, Венерой, но и не только. Белый цвет был еще и в определенном смысле почетным. Например, русское выражение «белая кость» есть буквальный перевод соответствующего тюркского аналога «Ак-сюек», где «ак» - «белый, «сюек» - «кость», что в совокупности означает «благородный» - так по-тюркски называли высшую знать... Kогда сформировалась огромная империя Чингиз-хана, она была разделена на несколько административных частей. Западная часть, включавшая в себя Дешт-и-Кипчак (Великую степь) и Русь, известная под разными названиями, стала уделом старшего сына Чингиз-хана Джучи - Улусом Джучиевым. И в связи с тем, что эта часть империи находилась на «белом» Западе, то и знамя ее было белым, а правитель официально назывался - Белым Ханом. Улус Джучи в то время имел и другое название - «Белая Орда» (Ак Урда), что на современный русский язык можно перевести как «Белая Империя». Как и должно было случиться, впоследствии это название закрепилось за Московией. Изначально Верховного правителя на Руси называли Царем (от византийского «цезарь», «кесарь»), а после включения в состав монгольского государства русские подданные ордынского императора стали именовать Белого Хана - Белым Царем. Когда же центральная власть в Орде стала ослабевать, русские правители, следуя монгольской традиции, в начале XVI века начали именовать себя титулом Белый Царь или Белый Хан, что прямо связывалось с понятием «белая кость». То есть таким образом они выводили легитимность своей власти от Чингис-хана и Золотой Орды. В том числе и власти над территорией «всея Руси», - то есть над остальными русскими княжествами, в состав какого бы государственного образования они на тот момент не входили. Поскольку монгольский Белый Хан был верховным владыкой всех русских княжеств, то и после распада Золотой Орды его власть, по московской интерпретации, перешла к московскому Великому князю, который стал Белым Ханом. Или в переводе на адаптированный греческий - Царем.

 

Термин «самодержец Белой Руси» исчезает только у Петра I, и вместо него появляется другое - «самодержец России». Таким образом, благодаря усилиям Петра Московия - Белая Русь впервые в истории меняет свое название - на имя «Россия». Кстати, здесь тоже не обошлось без греков. Им было легче произнести корень «рос», чем «рус». От этого «рос» они и произвели «Росiя». Греческие монахи, исправлявшие церковно-богослужебные книги в Москве в первой половине ХVII века, распространили это название по всей Руси. По примеру греков, начиная с ХVII века стали писать слово «Росiя» в церковных книгах и киевские богословы. Они же (а не Ельцин) образовали название «росiяне», по образцу греческого «рос» вместо первородных «русин» или «рус», употреблявшихся с IХ века. Таким образом, при Петре на карте Европы вместо Московского государства возникла «Росiя» (сдвоенная «с», говорят, пришла уже от немцев), став общеупотребительным официальным названием обновленной страны. И вот с той далекой поры вплоть до Николая II, в титулах царей России больше нет упоминания, что они «самодержцы Белой Руси», хотя остаются в них самодержцами Руси Малой и Великой (Новгородской). Что же касается территории нынешней Беларуси, то она, например, в титуле Николая II названа в двух частях: Восточная Беларусь - «князь Витебский», а вся Центральная и Западная Беларусь - «Великий князь Литовский» (для нынешней Республики Летува у него был специальный титул - «князь Самогитский»). Но как же все-таки произошла подмена топонимики Восточной Европы?

 

Я думаю, все дело в чрезвычайно сильной инерции исторического мышления. Обретя полную независимость, а по сути став новым центром все той же гигантской Ак Урды (Белой империи), Москва продолжила «раздавать» своим соседям цвета в полном соответствии с мировоззренческими нормами своих цивилизационных предшественников - китайцев и монголов. В зависимости от того, в какой стороне света эти соседи находились.Таким образом с подачи Москвы произошла цветовая «дифференциация» отдельных частей некогда общей единой Руси. Все, что находилось (и с течением времени захватывалось) к западу от Москвы, автоматом становилось Белой Русью, на юге оказалась Червонная (Красная) Русь, севернее - Черная Русь, то есть было практически полностью воспроизведено «цветовое» деление Золотой Орды, только уже в новых, «русских» условиях. Почему на карте не появилась Синяя Русь? Жаль, конечно, но, как это ни печально, к востоку от Москвы никаких «Русей» просто не существовало... Хотя при большом желании Синей Русью сегодня можно назвать бескрайнюю Сибирь - от Уральских гор и до самого Тихого океана. В целом же новой династии российских царей Романовых понадобилось немало времени, чтобы как следует «заштукатурить» подлинную историю России. Надо признать, что при самом активном участии немецких и вообще европейских историков, им это в большой степени удалось. Но при этом сами европейцы так быстро перестроиться не смогли, и потому много любопытного можно обнаружить на европейских географических картах вплоть до самого конца XVIII века. До сих пор сохранилась, например, карта 1755 года на французском языке: «Carte de divifee en fes Principaux Etats», где через всю Российскую империю идет ее старое название Grande Tartarie. На ней Русь - Russie изображена на месте современной Украины, а восточнее и севернее - большая область названа Московией - Moscovie. Город Москва расположен на границе Руси и Московии, район вокруг Москвы назван Gouvernement de Moscou. На этой же карте юг современной Украины назван Малой Татарией - Petite Tartarie (не отсюда ли «Малороссия»?). Характерно, что внутри Малой Татарии отмечена область «Запорожские Казаки» - Cossaques Zaporiski.

 

Есть также весьма интересная книга, изданная в Кракове в 1578 году на латыни, называется она: «Sarmatiae Europeae descriptio, quae regnum Poloniae, Letyaniam, Samogitiam, Russiam, Masсoviam, Prussian, Pomeraniam, Livoniam, et Moschoviae, Tartariaeque partem complectitur». В этой книге-энциклопедии четко обозначены: Польша - это нынешняя Малая Польша (столица Краков), Литва - Республика Беларусь (со столицей в Вильно), Самогития - Республика Летува жемойтов и аукштайтов. Русь - это нынешняя Украина (столицы в то время - Киев и Львов), Мазовия - Великая Польша (Варшава), Пруссия - столица Королевец (Кенигсберг), Померанское королевство - государство славян Полабья и западных балтов Поморья (Старгород, ныне Ольденбург, плюс остров Руген-Русин, населенный русинами), Ливония - Латвия (Рига), Московия - ныне Россия (Москва), Тартария - тоже Россия (захваченные Московией у Орды все ее земли). Как видно, большинство существовавших в те века геополитических центров Восточной Европы в новейшее время совершенно изменили свой облик: Мазовия стала Польшей, Самогития превратилась в «Литву», сама историческая Литва вдруг оказалась «Беларусью», Русь стала «Украиной», а Московия вместе с «Тартарией» - «Россией»... Я это все к чему? А к тому, что нынешнее название нашей страны, будь то «Белоруссия», или Беларусь, абсолютно лишено всякого исторического смысла. Вот как об этом пишет российский историк Е.Е.Ширяев: «Великое княжество Литовское образовалось на территории современной Беларуси со столицей в городе Новогрудке в 1240 году... Современное название (то есть непосредственно «Литва») употребляется лишь со второй половины XIX века. Государственным языком в великом княжестве литовском было западное наречие старо-русского вплоть до конца XVII века, затем его сменил польский. Следует отметить, что литовский язык не был государственным за все время существования княжества. Великое княжество Литовское считалось славянским не только по языку и культуре, но и по преобладанию славянского населения. В XIX веке ход событий привел к смещению исторически сложившихся понятий и названий этнических территорий, населения. Так, ...традиционный топоним «Литва», отождествляемый на протяжении предшествующих столетий с Беларусью (включая Виленщину), полностью утратил свое прежнее этно-историческое содержание».

 

Вот такая у нас планида, собственное самоназвание - Литва, мы утратили, зато Москва присвоила нам новое - Белая Русь. Примерно так же в пушкинской «Капитанской дочке» Емельян Пугачев из милости подарил офицеру Петру Гриневу соболью шубу со своего плеча. Ну и что тут поделаешь? Похоже, нам эту «шубу» с «московского плеча» придется носить еще очень долго, пока она окончательно не истлеет от времени. Сбросить ее с себя сейчас совершенно невозможно, но это совсем не означает, что называться она должна так, как хочет того прежний владелец. Подарил - забудь и не лапай! Но вот что меня лично во всей этой истории смущает. Как начитаюсь всякой исторической литературы, потом при слове Беларусь в голове возникают самые невероятные ассоциации. Часто даже в рифму: Белорус - Ак Урус, Белая Русь - Ак-Урусь, или даже Ак-Урдусь... Я даже стал подозревать, что в названии Белая Русь заключен некий код, таинственный зашифрованный иероглиф, зомбирующий каждого, кто к нему имеет хоть какое-то отношение. Вот мы произносим слово Беларусь, и о чем сразу вспоминаем? Правильно - о доме, о тракторе «Беларусь», о белых «буслах» на малой исторической родине, о Хатыни, Брестской крепости, кто-то, возможно, о «БелАЗах»... Но только не о свободе и не о человеческом достоинстве. Возможно, так происходит потому, что это название - знак, определяющий фатальную принадлежность каждого из нас к «русскому улусу, расположенному западнее Москвы».

 

Давно известно: имя - это судьба. Это определение относится не только к отдельному взятому человеку, но и к любой сложно организованной системе. Не случайно ведь когда-то родилась поговорка: «Как корабль назовете, так он вам и поплывет». На первый взгляд название нашего «корабля» - Беларусь, вполне благозвучное и никакой опасности в себе не таит. Но вот его происхождение... Способно ли судно с таким названием к автономному плаванию, и не станет ли оно для нас роковым?...

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.