Почему Александр Лукашенко вновь обрушился с критикой на российского премьера Владимира Путина? В чем состоит политическая подоплека лишения Павла Шеремета белорусского гражданства? Над этими темами в программе «Пражский акцент» рассуждают политологи Андрей Ляхович и Виктор Мартинович и обозреватель русской службы «Радио Свобода» Вадим Дубно. Ведущий программы – Юрий Дракохруст.

Дракохруст:
На этой неделе Александр Лукашенко, принимая председателя ОБСЕ, министра иностранных дел Казахстана, обрушился с резкой критикой на российское правительство и его главу.

Лукашенко: «Парадоксальная ситуация складывается в отношениях с правительством России. Дело не в том, чтобы в очередной раз уколол Российское правительство или Путина. Мол, Лукашенко накатил на Путина. При чем здесь накатил на Путина? Мы видим, сколько проблем сегодня не решается или решается с позиции субъективного характера со стороны правительства России. Именно поэтому сегодня, как никогда, мы вынуждены активно работать в любом, даже самом отдаленном уголке мира, где мы можем рассчитывать на предсказуемые и честные условия взаимовыгодных торгово-экономических связей. По России и Европе свет клином не сошелся, нужно выходить в другие регионы со своей продукцией и проектами».  

Стоит напомнить, что в прошлом году белорусский президент уже обрушивал  подобный поток обвинений на российского премьера. И вот новый раунд. К этим обвинениям следует добавить еще ряд событий такого же рода: отъезд в Венесуэлу, когда в Беларуси был с визитом Путин, иск, поданный Беларусью в Экономический суд СНГ по поводу законности пошлины, которую Россия взимает с поставок нефти в Беларусь. С другой стороны, сообщается, что Лукашенко после теракта в Москве позвонил президенту Медведева со словами сочувствия и договорился о срочной встрече.
Чем вызвана эта критика Путина в сочетании с попытками наладить контакт с Медведевым? Андрей, как вы полагаете?

Ляхович:

- Я думаю, что у Лукашенко нет иллюзий, что Путин и Медведев – это одна команда. С другой стороны, абсолютно нет интриги в том, кто будет российским президентом в 2012 году (и сейчас, и позже первой персоной российской политики будет Путин), и в том, что Россия выставляет более жесткие условия поставок нефти, что проводит более жесткую политику в отношении Беларуси, что Лукашенко обвиняет российские власти в целом, и Кремль в том числе. Я не думаю, что на следующую встречу с Медведевым Лукашенко возлагает большие надежды. Лукашенко пытается напомнить России о важности поддержки белорусского стратегического союзника. Действительно, претензий и к Путину и к России сейчас очень много. Это, во-первых, строительство обходных нефте- и газопроводов. Если они начнут работать, Россия получит такие рычаги давления на Лукашенко, которых долгое время не имела. И это очень беспокоит Лукашенко. Он сейчас хочет получить от России какие-то гарантии, что и после завершения строительства БТС-2 и Nord Stream  Россия будет продолжать поддерживать белорусского союзника. Если он убедится, что эта российская линия давления на Беларусь непоколебима, то переговоры с российскими руководителями могут убедить Лукашенко в необходимости делать более решительные попытки в диверсификации торговли и расширении торгово-экономического сотрудничества с Западом.
 
Дракохруст:

- Вадим, а вы согласны с трактовкой Андрея? Казалось бы, если есть проблемы, то зачем еще больше портить личные и политические отношения? Все же не времена Ельцина, когда с такого рода обвинениями можно было апеллировать к российской общественной мысли.

Дубно:

- Я не думаю, что у Лукашенко есть основания надеяться, что он сможет сыграть на противоречиях между Путиным и Медведевым. Он понимает, что теперь это одна команда, и даже те противоречия, которые смогут проявиться в два последующих года, вряд ли дадут ему шанс. Пока игра идет в одну ворота, преимущество пока у Путина, и общая стратегия должна исходить из того, что через 2 года дело придется иметь именно с нынешним премьером. Тогда уже нельзя будет просто так уехать в Венесуэлу. Мне кажется, что мы сейчас наблюдаем инерцию политики дистанцирования, курс на которую Лукашенко принял довольно давно.
 
Дракохруст:

- Виктор, а каково ваше мнение? Дистанцирование дистанцированием, но все же зачем начинать такой скандал? Чтобы что? Чтобы еще больше укрепить злопамятность Путина? Так он и без этого злопамятен.

Мартинович:

- Мне кажется, это вторая часть визита А. Лукашенко в Венесуэлу. Это вторая, телевизионная часть этого визита. Надо понимать, что Александр Лукашенко ездил в Венесуэлу не за нефтью. На мой взгляд, он ездил туда за товаром, который можно назвать «медийной нефтью». Она может конвертироваться в реальную нефть, в российскую нефть, когда при помощи риторики удастся создать в России впечатление, что «медийная нефть» из Венесуэлы все-таки в Беларуси появится. Сначала он едет туда, о чем-то договаривается, но потом об этом надо максимально широко рассказать, надо сделать скандал. Объяснить, что мы тянем эту нефть из Венесуэлы не потому, что мы этого хотим, а потому, что Россия нас вынудила. Это коммуникативная ситуация, и в ней все вынуждены относиться к договоренностям, как к чему-то серьезному. И Россия в качестве ответных шагов должна принимать соответствующие меры. Так происходит конвертация «медийной нефти», существующей на уровне сюжетов БТ и ОНТ (телерадиокомпаний Беларуси – примеч. С.Т.), в реальную российскую нефти. Но мне кажется, это не сработает. Российский журналист Сергей Моставщиков несколько месяцев назад заметил, что Путин перестал «вестись». Раньше его очень просто было «развести», его достаточно было толкнуть в бок, и он начинал ругаться, как собака. Сейчас он себя так не ведет. Ну, уехал Лукашенко в Венесуэлу, когда Путин был в Бресте, ну прозвучала шутка насчет Кисы Воробьянинова, но продолжения не будет. У Путина уже другое самочувствие. Поэтому эффективно манипулировать им уже невозможно.

Дракохруст:

 -На этой неделе был лишен белорусского гражданства российский и белорусский журналист, редактор сайта «Белорусский партизан» Павел Шеремет. Акт беспрецедентный в новейшей истории Беларуси. Не будем погружаться в юридические споры относительно соответствия такого решения закону, но следует напомнить, что множество белорусов живет в России на таких же условиях, как Шеремет, но гражданства никого не лишают. Это как в 1997 году – через белорусско-литовскую границу сновала половина населения Гродненской области, а посадили одного Шеремета. Дело явно политическое. А вот в чем его политическая основа? Беларусь и Россия имеют много соглашений в рамках Союзного государства, которыми уравниваются права граждан обеих стран. Так почему гражданина обеих стран лишают одного из этих прав?
Вадим, как вы думаете?

Дубно:

- Политический момент этого события преувеличивать не стоит. Шеремет всегда был личной проблемой Лукашенко. Ну, теперь появилась возможность реализовать старое желание – уколоть Шеремета, сделать ему какую-то гадость. С другой стороны, в чем Александр Григорьевич выдающийся человек, так это в том, что все его личные порывы наконец укладываются в какую-то политическую линию. В данном случае Лукашенко не мог не думать о том, что именно в канун 2 апреля (День единения народов Беларуси и России – примеч. С.Т.) он совершает этот акт маленькой личной мести. Здесь можно найти массу символов. Это и запоздалый ответ Ельцину, который сказал: «Пусть он сначала
Шеремета отпустит», и пришлось выпускать. А вот сейчас ничего не должен Лукашенко России. Эти символы действительно здесь присутствовали, но они вторичны. Первично – психологическое отношение президента к Павлу Шеремету.
 
Дракохруст:

- Виктор, а вы согласны с мнением, что это – личная месть Павлу Шеремету и сайту "Белорусский партизан"? Мы знаем, что сейчас ведется системная работа с этим и другими сайтами, я имею в виду, в частности, письмо возмущенных ветеранов против названия сайта, который редактирует Шеремет?
 
Мартинович:

- Мне кажется, что белорусско-российских отношений в этом деле нет, потому что это действительно очень личное дело. Беларусь с большим удовольствием дает и сохраняет гражданство всем желающим. Поэтому это вовсе не означает, что сейчас начнется кампания по лишению гражданства тех, что имеет белорусское и российское гражданство, как можно было бы предположить. Это действительно личная война против Шеремета. Она может быть обусловлена двумя факторами. Первый – то, о чем вы, Юрий, вспомнили: идет системная работа с «Белорусским партизаном». Но есть и другая версия, которая связывает все компоненты информационного ландшафта: это и ухудшение белорусско-российских отношений, и желание России поддерживать того, кто будет соперничать с Лукашенко, и активизация «Белорусского партизана», и попытка его деактивизировать. Это опасение белорусского режима в том, что Павел Шеремет будет выдвинут какими силами на президентских выборах 2011 года. С рациональной точки зрения лишение гражданства было бы оправдано только в одном случае – если бы у белорусских властей была информация о существовании такого сценария, и они стремились бы предотвратить его. Это могла бы быть даже не информация, а животный инстинкт на то, что со стороны Шеремета исходят проблемы подобного рода. Сейчас политическое поле хаотично переформатируется. Сейчас непонятно, с кем Михалевич, кто такой Некляев, кто за ним стоит и стоять будет, и кто такой Санников? У меня впечатление, что агентурная сеть прекратила работать эффективно. В этих условиях вакууму объективной информации и агентурной информации могут противостоять различные дивные версии, в рамках борьбы с которыми Шеремета и лишили возможности в будущем выдвигаться в белорусские президенты.
 
Ляхович:


- Я согласен с версией Виктора. Я не думаю, что кто-то в Москве или в Минске рассматривает Шеремета как участника президентских выборов. Эта фигура не имеет никаких перспектив. Я не думаю, что у России на этих выборах есть другой вариант, кроме как поддержать, пассивно или активно, скорее пассивно, Александра Лукашенко. Это меньшее зло для России.
 
Дракохруст:

- Извините, я вас прерву. Виктор, мне кажется, подчеркнул, что есть объективный фактор, о котором вы сейчас сказали, и есть субъективный. Когда ты на вершине пирамиды власти, то ошибки стоят дорого, и ты иногда начинаешь опасаться каких-то фантом. Ты, может, даже рационально понимаешь, что это фантом, но ...
 
Ляхович:

- Этот субъективизм состоит в том, что это личная месть Лукашенко. Но эта месть коррелирует с динамикой белорусско-российских отношений. Эти отношения становятся все более жесткими. Лукашенко видит угрозу со стороны России. И одно из явлений, вызывающих его раздражение, – это поведение российских СМИ. Он говорит, что российские СМИ «льют грязь» на него. И один из тех, кто особенно активно «льет грязь» на Лукашенко, – как раз Шеремет, причем делает он это не только через российские СМИ, но и через «Белорусский партизан». В этом может быть причина лишения Шеремета гражданства.

Перевод: Светлана Тиванова