По требованию белорусской стороны численность американского дипломатического представительства в позапрошлом году была уменьшена в семь раз. В работу американского посольства в Минске были внесены определенные коррективы. На что и как они повлияли?

Об этом и пойдет речь в беседе нашего корреспондента с Временным поверенным в делах США в РБ Майклом Скэнланом.

— Многие утверждают будто вследствие «перезагрузки» отношений США и Россия «договорились» по Белоруссии, и уже в обозримом будущем нам следуют ожидать довольно серьезных изменений. Так ли это?

— Ответить очень просто — нет. Как заявлял помощник госсекретаря США Филипп Гордон, наши отношения с Россией носят характер принципиального взаимодействия. Он пояснял, что США следует взаимодействовать с Россией в тех областях, где у наших стран общие интересы, не поступаясь при этом своими принципами и друзьями.

Что касается отношений с Белоруссией, то они носят двусторонний характер, и наша политика в отношении Белоруссии касается только вашей страны. В ее основе — ситуация с правами человека в Беллоруссии, с которой напрямую связаны наши санкции.

При этом мы неоднократно заявляли, что стремимся к построению многогранных отношений с Белоруссией и могли бы работать вместе в сферах, представляющих взаимный интерес. Наше взаимодействие с Беларусью — с ее гражданским обществом, учреждениями образования и культуры, частным сектором — даже увеличилось. Эти составляющие нашей политики четко прозвучали во время визита в Минск в августе 2009 года помощника госсекретаря США Филиппа Гордона.

Еще раз повторюсь: наши отношения с Белоруссией не зависят от отношений с другими странами. Центральным аспектом нашей политики по отношению к вашей стране остаются права человека.

— В последнее время наблюдается некоторое потепление отношений официальных Минска и Вашингтона. В частности, США не блокируют поиск белорусскими властями и получение спасительных кредитов МВФ. Можно ли это считать проявлением некой «real politik»?

— Вы говорите о голосовании летом 2009 года в Международном валютном фонде по поводу предоставления Белоруссии кредитов stand-by. Действительно, США при голосовании воздержались. Этот шаг и последовавший за ним визит в Минск помощника госсекретаря — первый визит такого уровня за последние 11 лет — явились результатом тех небольших положительных изменений, которые произошли в Беларуси в области прав человека в конце 2008 — начале 2009 гг. В частности, были освобождены политические заключенные, зарегистрировано движение «За свободу», две независимые газеты получили доступ к государственной системе распространения.

Однако в мае 2010 года, рассматривая вопрос о продлении санкций, мы отмечали, что движения вперед в сфере прав человека здесь нет. Нет прогресса в этой области — нет причины смягчать санкции. Простое математическое уравнение. Санкции напрямую привязаны к ситуации в сфере прав человека.

— Считается, что внешняя политика США, которую осуществляют ее заграничные представительства, более жесткая и последовательная, чем у других стран Запада. Сегодня она немного смикширована. У некоторых складывается впечатление, что американское посольство в Минске перешло к «гуманитарно-экологическим проблемам». Соответствует ли это действительности?

— Я не соглашусь с вашими оценками. Нынешний уровень наших взаимоотношений есть логическое продолжение уровня предыдущего. Мы неоднократно повторяли вашим властям и разъясняли публично суть того математического уравнения, о котором я сказал ранее: будет прогресс в области прав человека — будут изменения в санкциях. Ранее Филипп Гордон еще раз озвучил это в интервью Радио «Свабода».

В то же время есть области, где мы можем продолжать и развивать наше взаимодействие. Мы высоко ценим такие возможности, ибо с их помощью Белоруссия может приблизиться к европейским стандартам. Мы расширили поддержку неправительственных организаций с целью показать, что управлять в состоянии не только правительство, но и само гражданское общество. То есть сами люди могут вовлекаться в деятельность, которая напрямую влияет на их жизнь. Так сейчас происходит в Европе и на Западе в целом.

Мы работаем над расширением малого и среднего частного бизнеса.

В сентябре мы объявили о выделении 4 миллионов долларов на запуск магистерской программы MBA — англоязычной школы бизнес-администрирования с европейской аккредитацией. Это позволит Белоруссии приблизиться к европейским стандартам в области образования.

Главная наша задача состоит в том, чтобы помочь Беларуси перейти к европейским моделям управления, которые дают людям больше возможностей влиять на собственную жизнь.

Министр иностранных дел Белоруссии Сергей Мартынов сказал, что Белоруссия не хочет быть частью России или Европейского союза, но хочет быть частью Европы. Но в этом случае Белоруссия должна соответствовать европейским стандартам. Нужно являться частью Болонского процесса, чтобы соответствовать системе европейского образования. Чтобы войти в Совет Европы, необходимо отвечать нормам верховенства закона и демократии. И под Европой я подразумеваю пространство от Владивостока до Лиссабона.

Белоруссия является членом ОБСЕ, но с того момента, как эта организация начала проводить мониторинги белорусских выборов, ни одни из них не были признаны честными и справедливыми.

Если мы можем продолжать взаимодействие в сферах, которые приблизят Беларусь к названным мной стандартам, то и будем это делать, но не в ущерб нашей позиции по санкциям, демократии и соблюдению прав человека.

В 2008 г. белорусские власти потребовали сокращения штата нашего посольства с 35 человек до пяти. Нам было предложено вернуться к прежней численности в обмен на отмену санкций. Конечно, от такой малой численности американских дипломатических работников наше взаимодействие во многих областях может пострадать, но мы не пойдем на компромисс по правам человека.

— Традиционно дипредставительство США отличалось широкими контактами с белорусскими демократическими силами. Некоторые отмечают, что ныне они, эти контакты, значительно сузились. Имеет ли место быть некоторая смена ориентиров?

— Нет, конечно. Мне не совсем понятны такие утверждения. За последнее время мы сделали больше заявлений в прессе, чем в прошлом. Это довольно красноречивый показатель того, что мы приспособились работать при вынужденном и фактически одномоментном сокращении в семь раз численности сотрудников. Когда белорусские власти в одночасье «вышвырнули» наших дипработников, они таким образом избавились от людей, которые занимались именно вопросами общения с гражданским обществом Белоруссии, представителями бизнеса, культуры, академических кругов. А оставлен был в основном административный персонал. Не думаю, что это было сделано случайно.

Сейчас ситуация меняется. Только что приехал сотрудник, который будет заниматься политическими и экономическим вопросами. То есть вновь происходит переориентация и возвращение к прежним направлениям деятельности.

Мы отказались от использования нескольких зданий. В их числе была и резиденция посла в Раубичах. Логика здесь абсолютно понятна и проста. Во-первых, они пустуют. Во-вторых, чтобы следить за их нормальным состоянием, нужны люди, а их у нас не хватает.

К слову, несмотря на очевидный кадровый дефицит, мы расширили программу поддержки в тех сферах, о которых я уже говорил и которые больше всего влияют на развитие белорусского гражданского общества.

Но никаких изменений с точки зрения политики не произошло.

— Приближаются президентские выборы. Заметно, что в отличие от предыдущих электоральных кампаний США в некотором смысле «легли на дно». Говорят, что на этот раз ставка будет сделана на действующую власть?

— Когда я в таких случаях прошу привести конкретные примеры, то неизменно слышу что-то расплывчатое. О нашей политике в отношении Белоруссии я высказывался неоднократно, в том числе в интервью официальной газете «СБ — Беларусь сегодня». На недавнем Минском форуме я говорил и о выборах, подчеркивая, что легитимность процесса обеспечивает легитимность результата. Мы приветствовали ту сравнительно открытую атмосферу, в которой прошел сбор подписей. На Минском форуме я также сказал, что в избирательных комиссиях должны быть широко представлены и оппозиционные партии, и неправительственные организации. Неправильно, когда представители непровластных структур имеют там менее одного процента.

То же самое относится и к равному для всех кандидатов доступу к средствам массовой информации.

Меня, мягко говоря, удивляет тот факт, что, когда я смотрю новостные передачи государственных средств массовой информации и там говорят о выборах, то при этом не называются имени ни одного кандидата в президенты. Кроме действующего…

Нет и никаких сигналов о том, что досрочное голосование на этот раз будет прозрачным.

Есть смысл напомнить также, что возможность непосредственного наблюдения за подсчетом голосов является обычной европейской практикой. Эта идея приветствовалась всеми кандидатами в президенты. В том числе и действующим главой государства.

Недавно Центральная избирательная комиссия пообещала внести изменения, которые позволят реально наблюдать за подсчетом голосов. Мы надеемся, что под этим они подразумевают демонстрацию наблюдателям каждого бюллетеня. Только так можно увидеть, за кого на самом деле голосуют избиратели. Это тоже нормальная европейская практика.

Как и то, что во время подсчета голосов отдельно считаются результаты всех трех этапов — досрочное голосование, «переносные урны» и день непосредственных выборов. Итоги необходимо подводить отдельно, и наблюдатели должны знать цифры по каждому этапу.

Посмотрим, как события будут развиваться в дальнейшем, но без обеспечения всего перечисленного выборы не будут свободными и справедливыми.

Повторюсь, что для того, чтобы весь процесс был легитимным и соответствующим общепринятым стандартам, нужно, чтобы таковыми были все его стадии. Недемократичный принцип формирования избирательных комиссий и неясность с прозрачностью наблюдения за подсчетом голосов означают, что положительная тенденция, начало которой было положено сравнительно открытым сбором подписей, прервана, и эту ситуацию необходимо исправлять, чтобы выборы были свободными и справедливыми.

Что касается доступа избирателей к информации, то тот факт, что ЦИК не разрешила проведение теледебатов в прямом эфире, мотивировав это тем, что так некоторые из кандидатов «не смогут себя хорошо показать», вызывает очевидный вопрос. Если кто-то не может себя хорошо показать, сможет ли он вообще быть президентом? Если не сказать большего, очень странное объяснение. (Интервью состоялось до того, как ЦИК разрешил теледебаты в прямом эфире — Ред.)

Очень важно помнить, что выборы — это только шаг на пути к более широкому взаимодействию. Далее необходим прогресс в сфере соблюдения прав человека, отмена статьи 193-1, свобода слова, вероисповедования, собраний и т.д.

Мы и впредь будем строго следовать своим принципам и надеемся, что правительство Белоруссии использует выборы как возможность сделать шаг на пути к улучшению ситуации с правами человека. Для Белоруссии, как и для любой другой страны, очень важно, чтобы выборы придавали победителю (кем бы он ни был) легитимность как внутри, так и за пределами государства.

— Вы в Белоруссии больше года. Со стороны всегда виднее. Какой вы увидели нашу страну?

— Действительно, здесь я работаю уже 16 месяцев. У меня была возможность попутешествовать по Белоруссии, хотя поездки эти сопряжены с организационными сложностями. Дело в том, что свободное перемещение сотрудников нашего посольства ограничено белорусской стороной в пределах 40-километровой зоны вокруг столицы. При желании выехать за пределы этой зоны мы должны заранее уведомлять МИД.

Так вот, посещая ваши большие и маленькие города, я был приятно удивлен глубокой связью с европейской историей. Многие из них имели Магдебургское право, что означало возможность самоуправления. Часть населения была ремесленниками, а это свидетельствует о наличии частной собственности. Плюс религиозная толерантность.

То есть то, о чем мы говорим сейчас — демократия, соблюдение прав человека, политические и экономические реформы — всё это не чуждо Белоруссии. Это часть вашей истории.

Некоторые люди в руководстве страны говорят, что Белоруссия еще не готова ко всему этому. Я на это всегда отвечаю, что встречал очень много талантливых и способных белорусов. Единственное, что их сдерживает, это система.

Продолжение истории европейской у Белоруссии обязательно будет. Во всяком случае, ваш народ к этому готов и прекрасно справится и с возможностями, и с обязанностями, которые это налагает.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.