Внешнеполитические перспективы Белоруссии получить помощь - не очень хороши. Сегодняшнее международное положение Белоруссии трудно охарактеризовать позитивно. Чем-то оно напоминает то, что имело место где-то в 2007 г. Тогда наблюдалось достаточно жесткое противостояние с Западом, вызванное послевыборными событиями. В отношениях с Россией тоже то и дело возникали обострения, взять хотя бы январскую нефтяную или июльскую газовую «войны». Однако на самом деле сейчас положение дел гораздо хуже, причем, практически по всем главным направлениям.

На «западном фронте»: ЕС и США против властей Белоруссии

Утверждение, что степень остроты конфликта как с Соединенными Штатами, так и с Европейским союзом в настоящее время существенно выше, вряд ли кто будет оспаривать. Более того, на «западном фронте» продолжают сохраняться негативные тенденции, о чем свидетельствует ряд событий, имевших место в последнее время.

Скажем, 3 апреля без нашей страны начал свою работу «Евронест», парламентская ассамблея программы «Восточное партнерство». Где-то через неделю Европарламент принял свою очередную резолюцию по Белоруссии, в которой вновь призвал руководство ЕС ввести экономические санкции. Казалось бы, как раз из-за такой «традиционности» можно было бы не обращать на этот призыв внимания. Но на эту же тему стали высказываться и высокопоставленные представители Еврокомиссии, которые раньше таких крайностей старались избегать. О «жестких санкциях против всех представителей режима, ответственных за репрессии», говорила, например, высокий представитель Евросоюза по иностранным делам Кэтрин Эштон. Она же заявила о готовности ЕС «рассмотреть применение новых целевых ограничительных мер во всех сферах сотрудничества». А обычно хорошо информированный еженедельник «Eurobserver» сообщил, что у Брюсселя уже есть предварительный список соответствующих предприятий, в который входят, в частности, госконцерн «Белнефтехим», компании «Трайпл», «Белтехэкспорт» и «Беларуськалий». Ожидалось, что 23 мая на заседании Совета министров иностранных дел стран ЕС против этих компаний будут введены санкции. Этого не произошло, но буквально через два дня Европейский банк реконструкции и развития принял решение отказаться от тех проектов в Белоруссии, которые тем или иным образом могут оказать поддержку властям. Совет директоров ЕБРР открыто объявил, что пересматривает свой подход «в связи с неблагоприятным развитием политической ситуации в стране после выборов в декабре 2010 года и озабоченностью международного сообщества по поводу отношения к политической оппозиции, гражданскому обществу и независимым СМИ». Не исключено, что это решение представляет собой первый шаг Евросоюза в оказании того самого экономического давления. Со своей стороны, США продолжали расширять экономическое воздействие. В конце марта Госдепартамент ввел санкции против «Белоруснефти», а на днях - против еще двух компаний, «Белорусского оптико-механического объединения» и уже упомянутого «Белтехэкспорта». Хотя в обоих случаях основанием было возможное содействие этих структур развитию ядерной программы Ирана, можно не сомневаться, что общее отношение к Белоруссии тоже сыграло свою роль.

«Третий мир» не поможет

В ходе нынешнего ежегодного послания Александр Лукашенко заявил, что «уже сегодня мы получаем серьезные дивиденды от сотрудничества с такими странами, как Китай, Венесуэла, Индия, Арабские Эмираты, Катар, Вьетнам, Сирия, Иран, Бразилия и другие». В каком-то смысле это, наверное, так и есть. Однако по большому счету «третий мир», по крайней мере, в обозримом будущем, панацеей от экономических трудностей не станет. Из упомянутых государств основными партнерами, как известно, являются Китай и Венесуэла, которые занимают в белорусском внешнеторговом обороте пятое (2,2 миллиарда долларов) и седьмое (1,5 миллиарда) места. Однако эти показатели составляют лишь 3,6 и 2,5% от его общего объема соответственно. К тому же эти достижения «компенсируются» огромным отрицательным сальдо - порядка 1,1 млрд долларов в первом случае и более 850 миллионов - во втором. Существуют и другие проблемы. Прошел уже год с момента анонсирования открытия Пекином кредитной линии для Белоруссии на 15 миллиардов долларов. Тем не менее, о ее судьбе на сегодняшний день ничего не известно. И хотя в прошлогоднем октябре уже якобы были окончательно согласованы проекты на 3,5 миллиарда долларов, они в большинстве случаев по-прежнему остаются на бумаге.

С Каракасом возникли свои трудности, связанные в первую очередь с неопределенностью в вопросах поставок венесуэльской нефти. До сих пор нет точной информации, отказалась ли Белоруссия от ее транспортировки по нефтепроводу Одесса-Броды и вообще происходит ли её замещение азербайджанской. Еще более сложная ситуация с Тегераном. По аналогии с Венесуэлой выглядит еще менее понятной судьба наиболее разрекламированного проекта - совместной добычи нефти. Белоруссия объявила о намерении прекратить совместное производство легковых автомобилей «Саманд» из-за несоответствия между ценой и качеством. В позитивном ключе можно говорить, пожалуй, только о сотрудничестве с Бразилией, где при объеме товарооборота свыше 900 миллионов долларов Белоруссия имеет положительное сальдо в размере 600 млн. Этого явно не достаточно. Между тем поддержка, причем в огромных масштабах, нужна немедленно.

Москва частично поможет, но не более


В прошлые годы спасительницей всегда была Россия. Непосредственно после президентских выборов казалось, что двусторонние отношения вернулись к прежнему состоянию. Но довольно быстро выяснилось, что это впечатление было совершенно ошибочным. Во-первых, в очередной раз повысились цены на энергоносители. И хотя цены остаются более низкими, чем для других стран, не реформированная белорусская экономика их уже не выдерживает. Кроме того, если раньше почти не было проблем с получением необходимых кредитов, то сейчас обстоятельства изменились кардинально. Ярким примером может служить последняя история с просьбой Белоруссии о выделении 3 млрд долларов. К тому же Москва начала публично обращать внимание на то, что до сих пор ее никогда не волновало, - на положение с правами человека в Белоруссии. На этот счет было сделано несколько критических заявлений, в том числе на самом высоком уровне. Понятно, что этот вопрос не более чем дополнительный рычаг для осуществления давления на Белоруссию ради достижения главной цели - окончательного втягивания ее в свою геополитическую орбиту. Отсутствие у Минска возможности балансировать между Востоком и Западом позволяет Кремлю выкручивать ему руки. Правда, на данный момент похоже на то, что в Москве решили: теперь разрешать серьезный кризис в Белоруссии не стоит. В значительной степени это обусловлено стремлением застраховаться от неприятностей, которые повлекло бы банкротство здешнего режима, например, от краха Таможенного союза. Поэтому определенная поддержка будет, но не более. В то же время российское руководство будет выжимать из «союзника» по максимуму. В первую очередь самые привлекательные куски государственного имущества. За ними могут появиться призывы ввести российский рубль в качестве единой валюты, а также политические требования, вроде признания независимости мятежных грузинских территорий.

Возврат к прежнему не состоится

Власти Белоруссии это прекрасно понимают. Если после 19 декабря в прошлом году глава государства не рисковал высказывать Кремлю свое недовольство теми или иными обстоятельствами, то он сейчас опять вернулся к конфронтационной риторике, что продемонстрировало недавнее выступление Лукашенко перед студентами и преподавателями Евразийского национального университета в Астане. Показательно, что одновременно там были сделаны намеки на возможность освобождения политических заключенных ради восстановления взаимодействия с Западом. По аналогии с упомянутым предыдущим периодом Минск рассчитывает начать торговлю в этом вопросе.

Но, как представляется, «точка невозврата» уже пройдена. Это, конечно, не означает, что у режима совсем не осталось ресурсов, какое-то время он еще сможет просуществовать за счет продажи «фамильного серебра». Однако можно с уверенностью утверждать, что возврата к прежнему существованию уже не будет. Общество или все же найдет силы, чтобы повернуть страну на цивилизованный путь развития, или, как ни досадно, Белоруссия станет, по сути, российским сателлитом.

Перевод: Светлана Тиванова