- Глава Администрации президента Владимир Макей нашел для Белоруссии еще миллиард долларов. Макей сообщил журналистам, что эти деньги будут получены «из другого источника», не из Антикризисного фонда ЕврАзЭС. На фоне того, что идут переговоры с кем-то из российских олигархов о покупке «Беларуськалия» не кажется ли тебе, что началась распродажа «белорусского фамильного серебра»?

- Мне кажется, что именно это и начинается. Ведется речь о 50% «Беларуськалия» и уже даже объявлена стоимость, он будет полностью оценен в 30 миллиардов, то есть, Белоруссия сможет получить 15 миллиардов. Такие слухи на пустом месте возникать не будут, и мне кажется, что это правда.

- Кредит от фонда ЕврАзЭС выдают на условиях, что будут приватизированы активы госпредприятий на 7,5 миллиардов долларов. Если сейчас за «Беларуськалий» дают 15 млрд долларов, то на эти  условия будут перевыполнены даже вдвое. И дальнейшая приватизация в Белоруссии остановиться?

- Мне так не кажется. В Белоруссии вообще сегодня можно продать что-то около 10-15 предприятий. И пока речь идет о наиболее крупных, другого «Беларуськалия» просто нет. Есть два нефтеперерабатывающих комбината, они приносят 50% прибыли, и 30% прибыли приносит «Беларуськалий». Это означает, что на все остальное приходится 20% - это уже крошки. Таких «Беларуськалиев» в Белоруссии немного... Приватизация не остановится, просто нечего будет продавать, потому что кризис идет, а в Белоруссии экспортноориентированная экономика, внешние рынки попадали.

- Есть ли слухи о том, что продажа «Беларуськалия» будет осуществлена?

- Она может длиться годами. Переговоры будут. И нет сразу 15 миллиардов, чтобы их так сразу положить на стол. Это может быть программа, как было с «Белтрансгазом», которая будет разделена на несколько лет. Ведь не исключено, что можно просто отдать деньги, а потом не получить контроля над предприятием. Сейчас пока рано спекулировать, но такая сделка была бы выгодна и Керымову, и конечно же, была бы выгодна «Беларуськалию». Ведь образование евразийской монополии позволило бы контролировать что-то около 35-40% мирового рынка, это довольно много, и конечно же, можно было бы поднять даже цены на ту же соль. Поэтому теоретически, эта сделка может принести доход. Но вопрос в том, как будут распределяться доходы, полученные из этой сделки.

- Если вернуться к теме миллиарда, о котором сообщил Макей, изменит ли он что-то в стране?

- Нет. О спасении белорусской ситуации сегодня речь не идет. Сегодня речь идет о том, как обеспечить так называемую «мягкую посадку», чтобы не было каких-то «землетрясений», чтобы не было каких-то социальных катаклизмов, а так или иначе, тихо и мирно уровень жизни понизился. Речь идет только об этом. Сегодня нехватка валюты оценивается в 7-8 миллиардов долларов - это оценки властей. Притом, что в этом году ничего такого не должно было случиться. Ведь Белоруссия недополучает только 1 миллиард из плана прибыли этому года. И при бюджете в 15 миллиардов, это, конечно, капля, которую можно было бы не заметить. Откуда взялся недостаток? Это также очевидно - произошел классический коллапс доверия. Сразу после выборов население понесло свои деньги сдавать и обменивать на прочную валюту. Население просто не поверило, так что дальше будет продолжаться. И в этом политическая причина сегодняшнего экономического кризиса. Залить деньгами этот пожар невозможно, да и столько денег никто не даст. И даже, если бы заливали, то ничего бы не получилось. Система вошла в период трансформации. Как она будет существовать при отсутствии фактора доверия? Это очень интересно. Мы все станем участниками неожиданного и совершенно нового этапа белорусского развития.

- Спасет Россия?

- Отсутствие доверия между руководством России и Белоруссии существует где-то с 2006 года, когда Россия начала строить обходные нефте-и газопроводы. Тут ничего не изменилось. Если до сих пор Россия вынуждена была помогать, потому что любая дестабилизация ударила бы и по российским, и по европейским интересам, то теперь такой вынужденности уже не будет. Сейчас Россия дала миллиард, чтобы не было дестабилизации, чтобы оплатить год покоя, но она не позволила Лукашенко сохранить лицо и не имеет такого намерения. Его проблемы Москва решать не будет.

Перевод: Светлана Тиванова

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.