С 1 июля Польша возглавит ЕС. В последнее время прозвучали жесткие заявления польских политиков по поводу белорусского ситуации - или отмечает это более жесткое отношение ЕС к политическому режиму Белоруссии? Наверное, вряд ли кто будет спорить с тем, что до 19 декабря прошлого года именно Варшава была главным вдохновителя и проводником идеи, согласно которой в результате постепенного втягивания Белоруссии в общеевропейские процессы здесь должны были начаться демократические преобразования. Поэтому сказать, что после той печальной даты белорусско-польские отношения испортились - значит не сказать почти ничего. За полгода из декабрьских событий в них практически невозможно отметить позитивные моменты.

Польша и Белоруссия после 19 декабря

К последним можно отнести, пожалуй, только высказывание Александра Лукашенко, которое прозвучало 6 апреля в ходе получения верительных грамот от нового польского посла в Белоруссии. Глава государства заявил, что «мы не против, если вы будете поддерживать этнических поляков в Белоруссии, помогать им».

Но и оно буквально на следующий день было фактически дезавуирован заключением Конституционного суда Белоруссии в отношении польского закона о Карте поляка «, согласно которому этот документ якобы не соответствует нормам международного права, противоречит принципам добрососедства и угрожает национальным интересам Белоруссии.

Эта проблема существует уже несколько лет, как и конфликт вокруг Союза поляков в Белоруссии (СПБ).

Однако в последнее время возникло множество новых противоречий, вызванных в первую очередь результатами прошлогодних президентских выборов в нашей стране.

А вот негатива было много. Скажем, польские власти первыми в ЕС, еще в середине января, объявили о создании списка белорусских чиновников, которым запрещался въезд на территорию страны. 2 февраля в Варшаве состоялась организованная польским внешнеполитическим ведомством конференция «Солидарность с Белоруссией» - собрание тех, кто готов финансово поддержать белорусский демократию. Как было объявлено, там удалось собрать 87 млн ​​евро на проекты развития в нашей стране гражданского общества.

25 февраля польский Сейм принял резолюцию о ситуации в Белоруссии, в котором осудил режим за репрессии против своих граждан, потребовал немедленного освобождения всех политических заключенных и выступил за значительное увеличение бюджета на помощь демократическим силам в Белоруссии.

20 мая глава польского МИД Радослав Сикорский заявил, что Польша может ввести санкции против некоторых белорусских компаний: «Мы будем увеличивать давление на белорусский режим, пока он не изменит курса. Это означает очень четкие санкции против конкретных фирм, не общее эмбарго, а то, что может осложнить жизнь фирмам, которые финансируют этот режим «.

Имели место также многочисленные акции морального характера. Так, Радослав Сикорский заявил, что объявленный победителем Лукашенко не набрал и половины голосов, и предсказал, что события в Белоруссии будут развиваться по арабского сценарию. Вместе с коллегами из Германии, Чехии и Швеции он опубликовал в The New York Times статью под названием «Лукашенко потерпел поражение» («Lukashenko the Loser», перевод статьи на русский язык находится здесь). А президент Польши Бронислав Комаровский встретился с руководителем непризнанного СПБ Анжеликой Орехво.

В ответ «польскому реваншизму»


Разумеется, все это никак не могло нравиться белорусскому руководству. Правда, возможностей сделать что-то конкретное в ответ было немного, поэтому дело преимущественно ограничивалась громкими заявлениями.

Например, Александр Лукашенко нарисовал угрозу польского реваншизма: мол, в Варшаве некоторые деятели «спят и видят», что белорусско-польская граница должна проходить рядом с Минском.

В государственных газетах были напечатаны статьи, из которых следовало, что Польша вместе с Германией были вдохновителем и организатором «государственного переворота». Об сильное раздражение местных властей ярко свидетельствуют также высказывания в адрес польских политических деятелей в официальных СМИ, выходящие далеко за рамки приличия.

Понятно, что на восстановление того уровня взаимодействия, который имел место накануне выборов, в ближайшее время рассчитывать не приходится. Тем не менее, ответ на вопрос, какую белорусский политику будет проводить в ближайшем будущем польская сторона, остается очень важным. Особенно с учетом того, что с 1 июля 2011 г. Польша в течение шести месяцев будет исполнять обязанности председателя в Европейском союзе.

Сразу надо признать, что современные общие обстоятельства не очень способствуют повышению ее активности на восточном направлении. Во-первых, после вступления в силу Лиссабонского договора весомость национальных председательств в ЕС существенно уменьшилось. Они пока еще не опустились до уровня секретариатов Европейского совета, но по-настоящему самостоятельными игроками на самом деле быть перестали. По крайней мере, нынешний председатель - Венгрия - так и не смогла подготовить второй саммит «Восточного партнерства», который пришлось перенести на осень.

Также необходимо признать, что на настоящий момент восток Европы явно теряет приоритетность в пользу Северного Средиземноморья. Перед Евросоюзом остро стоит потребность выработать новую политику в этой части мира. К тому же в ЕС существуют разные взгляды на необходимость участия в политической либерализации в бывшем Советском Союзе, так восточная политика значительной части членов ЕС концентрируется на Москве, которая, мягко говоря, не в восторге от демократических процессов на той территории, что она считает или не исключительной зоной своего влияния.

Смягчения политики Варшавы в отношении Белоруссии не произойдет

Наконец, не стоит забывать и о парламентских выборах в самой Польше, которые должны пройти в октябре. Не секрет, что «белорусский карта» иногда используется польскими политиками в своих внутриполитических интересах.
Можно однако с уверенностью утверждать, что из-за внутреннего противостояния смягчения политики Варшавы в отношении Белоруссии не произойдет, так как принципиальных расхождений в «белорусском вопросе» в польском обществе практически нет. Трудно не согласиться с директором Польского института международных отношений Мартином Заборовский, согласно которому, «в Польше никого не надо убеждать, что продвижение демократии за восточными границами - в Украине, Белоруссии или Молдове - нам выгодно».

Более того, не исключено, что под давлением оппонентов сегодняшние власти могут пойти на еще более решительные шаги. Например, лидер ведущей оппозиционной партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский в качестве ответа на возможное жесткий приговор корреспонденту издания «Gazeta Wyborcza» Анджею Почобуту предложил снизить ранг дипломатических отношений с Белоруссией.

Что касается внешнеполитических факторов, то, конечно, нельзя не заметить, что под влиянием российского фактора отношение Польши и ЕС в целом к ​​восточным соседям понемногу меняется не в пользу последних. Существует мнение, что польская восточная политика определяется, главным образом, комплексом отношений с Россией, тогда как взаимодействие с Украиной или Белоруссией - всего лишь сотрудничество между соседями.

Белоруссия между Польшей и Россией


Хочется надеяться, что скоро станет очевидно, что главная задача Москвы заключается вовсе не в искреннем налаживании отношений с Варшавой, а в предотвращению намерений Польши то изменить в сознании своих восточных соседей и снятии барьера для экономической экспансии и газового диктата России на территории Европы.

Поэтому, чтобы организовать противовес российскому проникновению, Польша будет вынуждена создать как можно больше сфер, где страны региона имеют общие интересы.

Для достижения этой цели она будет настойчиво предлагать Брюсселю обращать больше внимания на «Восточное партнерство», важным звеном которого должна быть Белоруссия.

Таким образом, во время своего председательства в Евросоюзе Варшава будет продолжать прилагать усилия, чтобы «белорусский проблема» не исчезала из круга интересов Брюсселя. Другое дело, что упомянутые обстоятельства не позволяют быть уверенным в ее способности достичь на этом направлении существенного результата.

Перевод: Светлана Тиванова

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.