Руководство России объявило, что в следующем году Белоруссия будет получать газ по льготным ценам. Чем объясняются такие уступки союзнику? Почему поменялась атмосфера в белорусско-российских отношениях? Чего добивается Минск от Москвы в связи с экономическими санкциями США? На эти вопросы отвечают участники программы «Экспертиза Свободы»: политический обозреватель издательского дома «Коммерсантъ» Павел Шеремет из Москвы и политолог Андрей Федоров из Минска. Ведущий - Валерий Карбалевич.

Карбалевич: В белорусско-российских отношениях происходят странные вещи. Все эксперты единодушно заявили, что после фильма «Крестный батька», показанного по российским телеканалам после событий 19 декабря, заморозившим отношения Белоруссии с Западом, после экономического кризиса, в котором оказалась Белоруссия, после строительства обходных газо- и нефтепроводов Минск останется полностью зависимым от Москвы, беспомощным, и Россия сможет делать с Лукашенко все, что захочет. И вот, вопреки этим прогнозам, в вопросах о приватизации «Белтрансгаза», ценах на газ Россия пошла на уступку, приняла белорусские условия. Почему?

Шеремет: Пока рано говорить, что Россия приняла белорусские условия. Возможно, осенью, во время поиска цены на газ мы узнаем о том, чего добивается Москва. Очевидно, что «Газпрому» важно завладеть газотранспортной системой Белоруссии. Это делается не для обеспечения транзита газа в Европу, а ради закрепления на конкретных рынках. Потому что в мире растет добыча сланцевого газа, и эксперты говорят о падении цен на газ. В таких условиях Россия хочет контролировать газотранспортную систему Белоруссии и Украины. И ради этого «Газпром» готов делать скидки в цене на газ. Ведь он строит планы на много лет вперед. И второй момент политический. Для России, особенно для Путина, сейчас важны проекты Таможенного союза и Единого экономического пространства. Нужно продемонстрировать партнерам выгоду от этого проекта.

Федоров:
Действительно, пока не все понятно, о чем договорились стороны. Возможно, Россия выставляет как-то публично не высказанные условия. И если Белоруссия их не выполнит, то и скидок на газ не будет. Непонятно, насколько велики эти скидки. «Интеграционный коэффициент», о котором говорил Путин, - это непонятный термин. Здесь свою роль сыграл украинский фактор. Сейчас идут споры между Киевом и Москвой о цене на газ. Россия очень хочет втянуть Украину в Таможенный союз. И скидки в ценах на газ для Белоруссии должны подтолкнуть Киев к вступлению в Таможенный союз.

Карбалевич: Кажется, что вообще изменилась вся атмосфера белорусско-российских отношений. Путин начал использовать интеграционную риторику. В первой половине года Россия отказывалась давать кредит напрямую белорусскому правительству, а только через Антикризисный фонд ЕврАзЭС. Сейчас российский «Сбербанк» вместе с немецким «Deutsche Bank» фактически дают 2 млрд долларов белорусскому правительству. Вот и скидки на газ. Обратите внимание на риторику Путина во время встречи с Мясниковичем. Вспомните, как министр финансов России Кудрин подвергал критике экономическую, финансовую политику Белоруссии, говорил, что белорусское правительство не выполняет условия выделения кредита ЕврАзЭС? А Путин говорит, что на кризис в Белоруссии повлиял мировой кризис, а экономические перспективы в Белоруссии хорошие. Что происходит?

Шеремет: Я не замечаю принципиальных изменений в атмосфере белорусско-российских отношений. Возможно, немного изменилась риторика Путина, он старается выглядеть интегратором. В Москве видят слабость позиций Лукашенко и стремятся использовать это для достижения экономических целей. Во всех дискуссиях, в которых мне приходится участвовать в Москве, проходит мысль о полном недоверии к белорусскому правителю. Ведь в любой момент он может обмануть. Теперь Путин, говоря об интеграции, приглашает Лукашенко делать встречные шаги. Поскольку белорусский правитель этих шагов делать не будет, то все увидят его двоедушие. Что касается кредита, то российский «Сбербанк» вместе с немецким «Deutsche Bank» дают его даже не белорусскому правительству, а «Беларуськалию». Это очень эффективное предприятие, и почему бы ему не дать кредит? А если «Беларуськалий» не вернет кредит, то всего за 2 млрд долларов кредиторы получат 35% акций предприятия, которое Лукашенко оценивал в 30 млрд долларов. Это же очень выгодно. А во время выборов в России белорусский вопрос отойдет на второй план.

Федоров:
Какие-то изменения все же имеют место. Во всяком случае, существенно изменилась риторика. Правда, это не мешает российским телеканалом критически освещать ситуацию в Белоруссии. Но надо подождать, посмотреть, что будет не на словах, а на деле. Возможно, что эти слова Путина ориентированы на белорусский электорат.

Карбалевич:
В ходе переговоров премьер Белоруссии Мясникович настоятельно призывал Россию поддержать союзника и дать отпор США, которые ввели экономические санкции против Белоруссии. Путин отказался это сделать, но призывы белорусского премьера показательны. Чего хотел Мясникович? Просто заявлений Москвы в поддержку или чего большего?

Шеремет: Мясникович пел традиционную белорусскую песню «Плачь белоруса». Нытье - это традиционный инструмент переговоров белорусской стороны с кредиторами. Думаю, Мясникович хотел не политических шагов Москвы, а денег. Интересно, что во внутренней пропаганде белорусские власти говорят: эти американские санкции не страшны, они никак не влияют на экономику Белоруссии. А в переговорах с Москвой Минск свои экономические проблемы объясняет американскими санкциями и просит денег.

Федоров:
Ответ Путина на заявление Мясниковича свидетельствует о том, что Россия не собирается защищать Белоруссию, а использует эту ситуацию в своих интересах.

Карбалевич: Есть ли какой-то прогресс в ходе этих переговоров в Москве в вопросе приватизации белорусских предприятий российским капиталом?

Шеремет:
Процесс приватизации будет происходить. Но не за те деньги, на которые надеются белорусские власти. Постепенно, но верно белорусская собственность будет переходить к российским компаниям. Ведь западный инвестор не придет в Белоруссию при нынешнем белорусском политическом режиме.

Федоров:
Если в Белоруссии недовольство экономическим состоянием перейдет определенные рамки, то руководство будет вынуждено продавать предприятия России по любым ценам, чтобы погасить это недовольство.

Перевод: Светлана Тиванова

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.