15 сентября в минском Доме правосудия начался суд над подозреваемыми в совершении теракта на станции метро «Октябрьская». Дмитрий Коновалов и Владислав Ковалев частично признали свою вину.

В столице проходит процесс по самому громкому преступлению за всю современную историю Белоруссии, унесшему жизни 15 человек. На скамье подсудимых – два человека.

Коновалову инкриминируется более 30 эпизодов: совершение терроризма, в том числе повлекшего человеческие жертвы, причинение телесных повреждений различной степени тяжести, иные тяжкие последствия, незаконные действия в отношении взрывчатых веществ и взрывных устройств, злостное и особо злостное хулиганство, умышленное уничтожение и повреждение имущества общеопасным способом.

Ковалеву вменяется участие в 15 эпизодах: соучастие в форме пособничества и совершении терроризма, совершение злостного и особо злостного хулиганства, умышленное уничтожение имущества общеопасным способом, незаконные действия в отношении взрывчатых веществ, укрывательство лица, совершившего особо тяжкое преступление, недонесение о совершенном и готовящемся особо тяжких преступлениях.

В отличие от процессов над политзаключенными, когда суды проходили в небольших помещениях, зал, в котором судят Коновалова и Ковалева, рассчитан на несколько сотен мест. При этом он заполнен лишь наполовину. Перед началом процесса кинологи с собаками исследовали клетку для подсудимых. Она, кстати, разделена стеклянной перегородкой на две части. Таким образом, Коновалов и Ковалев не имеют возможности контактировать между собой во время процесса.

Гособвинителей по делу о теракте трое, среди них заместитель генерального прокурора Алексей Стук. Председательствует на процессе первый заместитель председателя Верховного суда Александр Федорцов.

Интересы одной из потерпевших, Инессы Крутой, представляет ее отец Александр. Он сразу обратил на себя внимание:

-- Я заявляю ходатайство потерпевшей Крутой, мы требуем до начала судебного процесса отменить в РБ смертную казнь как атрибут варварства и ввести институт присяжного законодательства, чтобы они смогли принять решение по этому вопросу.

Это ходатайство поддержали еще несколько потерпевших.

Как сообщает БелТА, обвинительное заключение огласил Алексей Стук. По его словам, различные взрывы Коновалов начал производить с 2000 года в Витебске и Витебском районе, в том числе в составе группы лиц по предварительному сговору с Ковалевым и еще одним своим знакомым - Румянцевым. Для взрывных устройств использовались разные вещества. Также часть устройств обладала зажигательным эффектом. Бомбы приводились в действие различными способами: с помощью таймера, натянутой поперек пешеходной дорожки проволоки или лески и т.д. Более того, Коновалов проводил испытания некоторых своих бомб-самоделок. Устройства он изготавливал в своей квартире и подвале своего дома в Витебске, а также других местах.

Первый эпизод терроризма, как передает interfax.by, относится к сентябрю 2005 года, он произошел в Витебске. Там была взорвана бомба мощностью не менее 900 г в тротиловом эквиваленте.

Обвинение утверждает, что готовясь к совершению теракта в 2008 году, Коновалов в период с 2005 по 2008 годы приобрел у Ковалева и не установленных лиц тротил и изготовил два взрывных устройства фугасно-осколочного типа. Утром 3 июля он на поезде привез взрывные устройства в Минск и хранил их рядом с местом взрыва, на ул. Заславской, в съемной квартире.

Вечером Коновалов пронес их на территорию проведения праздничных мероприятий. Первое самодельное устройство он привел в действие на пересечении пр. Победителей и пр. Машерова в Минске. Его мощность составляла 655 г в тротиловом эквиваленте. Взрывчатка состояла из плавленого тротила и триацетон пироксида. Во взрывном устройстве использовался электрический детонатор, собранный из электрической лампы накаливания, будильника и двух элементов питания. Взрыва не произошло по техническим причинам, уточнил прокурор. Тогда обвиняемый привел в действие второе взрывное устройство аналогичного типа, упакованное в пачку из-под сока «Моя семья».

Согласно обвинительному заключению, взрыв в метро Коновалов готовил с июля 2010 года. Взрывчатое вещество смешанного типа, весом 12,5 кг, было изготовлено на основе аммиачной селитры, уротропина, алюминиевой пудры и триацетон пироксида. Взрыватель в самодельной бомбе был электрического типа, а само устройство - осколочно-фугасного действия. Взрывчатку обвиняемый поместил в две прозрачные пластмассовые емкости по 6 литров.

10 апреля, по словам обвиняемого Коновалова, он привез взрывчатку в Минск, с ней же он вместе с Ковалевым ездил в метро, в агентство недвижимости, где они заключили договор аренды. Перед установкой взрывчатки Коновалов провел разведку, выяснил пути отхода и способ установки взрывного устройства. А на следующий день…

«В 17.54 он (Коновалов) установил взрывное устройство, сам удалился и встал в переходном тоннеле. Дождался прихода поезда, чтобы путем взрыва создать условия гибели максимальному числу людей, в том числе и детям, беременным женщинам, старикам. Передал высокочастотный сигнал управления, вызвал замыкание электрической цепи, что привело к детонации и взрыву», - сообщил представитель обвинения.

Алексей Стук отметил, что Дмитрий Коновалов совершал преступления для «демонстративного вызова обществу», а также хотел «получить моральное удовлетворение от совершения преступлений, дестабилизировать общественный порядок и самоутвердиться, продемонстрировать пренебрежение общепринятыми нормами».

По словам гособвинителя, правоохранители снимали отпечатки пальцев у Дмитрия Коновалова 9 апреля 2011 года. Подсудимый полагал, что его отпечатки были также сняты с неразорвавшейся 4 июля 2008-го бомбы, а поэтому и предпринял активные меры, чтобы избежать задержания – через 2 дня после дактилоскопии устроил взрыв на станции метро…

Подсудимые свою вину признали частично. Коновалов не признал обвинений в хулиганстве, а Ковалев -- в пособничестве терроризму и недоносительстве.

Последний признал свое соучастие в ранних эпизодах: взрывах в подъездах домов и на фасаде детской библиотеки в Витебске. Однако от обвинений в недоносительстве об актах терроризма 14 и 22 сентября в Витебске и 3 июля в Минске Ковалев отказался. Как и от части показаний, данных в ходе предварительного следствия. Он не признал себя виновным в участи во взрыве 11 апреля в метро. «Ранее данные показания о том, что заранее знал о готовящемся преступлении, не подтверждаю», - заявил обвиняемый.

Другой подсудимый, наоборот, отказался от более мягких статей обвинения - в хулиганстве.

-- Признаю свою вину во взрыве в метро, во взрыве на День Независимости, признаю свои незаконные действия со взрывчатыми веществами. Остальное -- не признаю, -- сказал Коновалов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.