О создавшейся в стране обстановке и возможных путях выхода из политического кризиса 'ИнтерпрессНьюс' беседует с психологом Зурабом Мхеидзе.

- Батоно Зураб, какую оценку вы дадите обстановке, в которой оказалась страна, имею в виду противостояние власти и оппозиции власти с участием общественности?

- Я не считаю, что в стране происходит что-то особенное. Процессы развиваются закономерно. То, что происходит, меня не очень удивляет, это ответ на действия власти в период ее правления. Положение соответствует тому, что должно быть. У всякого действия есть противодействие. Оппозиция здесь ни при чем, в этом случае оппозиция играет роль посредника и, немного, организатора, чтобы удерживать процессы в определенных рамках. Людей на улицу вывели несправедливые действия власти и желание восстановить справедливость.

- На фоне крайнего противостояния части общества и оппозиции с властью, как могут дальше развиваться процессы?

- В этом конкретном случае мне трудно говорить о вероятном развитии процесса, так как тот, от кого зависит многое - я имею в виду власть - в создавшейся ситуации ведет себя неадекватно. В этих действиях настолько сложно уловить какую-либо одну линию, что делать прогнозы весьма трудно. В конечном итоге власть, наверное, изменится, но когда и в какой форме, не могу сказать.

Оппозиция не пошла на переговоры с властью потому, что имеет горький опыт подобных переговоров. Когда оппозиция согласилась на переговоры, прошли слухи, что она сговорилась с властью, кое-кому покрыли долги, а оппозиция получила руководителем Общественного вещателя Кубанеишвили вместо Кинцурашвили. За этими процессами последовало распространение в обществе мнения, что оппозиция ничего из себя не представляет.

Потом президент сделал заявление, что если бы он был на месте оппозиции, сменил бы власть за два месяца. Этим заявлением президент, фактически, признался, что против власти имеется столько аргументов, что можно сменить ее за два месяца. На этом фоне оппозиция решила, что идти на переговоры с властью рискованно, и она вновь может оказаться дискредитированной.

- Создается впечатление, что ни у одной из сторон нет дороги назад и обе отрезали себе путь друг к другу.

- Мне непонятно другое - почему власть не предпринимает встречные шаги, и если президент сам не ушел в отставку, почему не сместил кого-то другого. Непонятно, почему он не может расстаться с теми людьми из своего окружения, отставки которых требует довольно большая часть населения.

Президент или неадекватен, или боится, что в случае освобождения эти люди озвучат факты, разглашения которых он так не хочет. Я уже не говорю о Мерабишвили, президент не отдал даже убийц Гиргвлиани. Это настолько не прагматично, абсурдно и глупо, что логика подсказывает единственное - видимо, он в долгу перед определенным кругом людей. Что за долг, не знаю, но имею в виду не финансовый долг. Исходя из этого, думаю, если власть уйдет в отставку, может выясниться что-то такое, чего люди не знают и президент не хочет, чтобы общество вообще что-то знало об этих делах.

- Факт, что власть оставляет требование оппозиции без ответа, смотрит за происходящим издалека и в создавшейся обстановке пытается получить максимальную выгоду.

- По-моему, власть не идет на отставку и на компромисс как раз потому, что после этого о ее деятельности может стать известно много больше. В этой обстановке от власти требуется управлять ситуацией. Недовольство довольно большой части общества и город камер означают, что я, как правитель, негоден и должен признаться в этом. Если бы наша власть была сознательной, она бы уступила позиции.

- По вашему мнению, смена власти неизбежна. Насколько возможно, чтобы это осуществилось без гражданского противостояния?

- Думаю, мы избежали гражданского противостояния. Если подобное произойдет, это, безусловно, будет спровоцировано властью.

Я не исключаю смены власти в стране мирными акциями протеста. Многие говорят о том, что хватит менять власть акциями протеста. Я за то, чтобы дать следующей власти год, но если она тоже допустит ошибки и не выполнит обещания, сменить и ее. Если у нас не создать прецедент того, что власть отвечает за свои деяния, ничего не выйдет. Я также против того, чтобы в обмен на отставку дать власти какие- либо гарантии. Любой правитель должен знать, что ответит за допущенные ошибки.

Смена власти возможна, как мирным, так и немирным путем. Сейчас обе стороны - оппозиция и власть - ждут, кто из них допустит такую ошибку, которая может послужить основанием для применения силы в какой-либо форме. Власть начала действовать старыми методами, когда телеканалы показали записи о закупке оружия. Известный в психологии факт - если источник дискредитирован, ему уже не верят, даже когда он прав. Пока ни одна из сторон не дает повода для принятия радикальных мер.

Впрочем, я не удивлюсь, если, проснувшись завтра или послезавтра, мы узнаем, что президент мирно ушел в отставку. Затрудняюсь предсказать, как произойдет смена власти, но логика развития событий указывает, что она произойдет в любом случае.

Возможно, сторонники оппозиции рассердятся, но, по-моему, власть уйдет в отставку, максимум, осенью. Я говорил это два года тому назад, когда еще никто не собирался превращать Тбилиси в город камер. Когда правишь страной так, как правила власть Саакашвили, легко было догадаться, что она плохо кончит.

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.