Примерно в середине декабря 2002 года посольства США в Турции, Грузии, Армении, Азербайджане получили директиву Государственного департамента и Центрального разведывательного управления (ЦРУ) США об осуществлении мероприятий по обеспечению безопасности посольств США в данных странах, дипломатических и других представителей США, в связи с возможными террористическими и диверсионными актами со стороны групп и организаций исламской ориентации. Главными целями могли стать американские дипломатические миссии и военные объекты в Турции.

 

Помимо «Хезболла», в Анатолии существуют другие, не менее радикальные исламские и революционные организации. Одной из целей террористов и диверсантов являются нефтепроводы и объекты нефтяной инфраструктуры на Южном Кавказе, а также представительства и сотрудники американских и британских нефтяных компаний. В связи с данными угрозами в Тбилиси открыт офис Центрального разведывательного управления в составе нескольких офицеров. Данная группа офицеров призвана осуществлять сбор информации и разработать мероприятия по безопасности. Посольства США в Турции и государствах Южного Кавказа находятся в контактах с национальными службами безопасности этих стран. По мнению американцев, в Армении возможность осуществления данных террористических акций минимальна, так как это самая стабильная страна на Южном Кавказе. В одном из рапортов данного офиса в Тбилиси говорится, что Грузия и Азербайджан не способны обеспечить безопасность энергокоммуникаций. 


Данные террористические акты ожидались со стороны четырех различных группировок, имеющих отношение к чеченскому национальному движению. В данных группах участвуют подготовленные специалисты из Иордании, Саудовской Аравии и Египта, связанные с филиалами «Аль-Каиды» и благотворительным фондом «Аль-Харамейн». О некоторых из этих террористов и диверсантов имеется информация. Известны также маршруты, по которым данные террористы и диверсанты перемещались на Южный Кавказ.

 

Известно, что руководство «Азербайджанской операционной компании», в также «Бритиш Петролеум», послы США и Великобритании потребовали от правительств Азербайджана и Грузии принять дополнительные меры по обеспечению безопасности нефтяных промыслов в Каспийском море, нефтепровода Баку – Супса и нефтяного терминала в Сангачалы. В связи с данными угрозами руководство ЦРУ обратилось к Федеральной службе безопасности (ФСБ) России с просьбой предоставить имеющуюся информацию о возможных террористических актах и диверсиях против США и Великобритании на Южном Кавказе. США настаивают на использовании подготовленных ими частей специального назначения только в защите нефтепровода Баку – Джейхан.

 

С самого начала изучения возможных угроз американцы настойчиво пытались найти связь между данными террористическими группами и Ираном. Американцы предприняли усилия по созданию доказательной базы о причастности Ирана и проиранских организаций в Азербайджане к этим намерениям. Однако в последнее время специалисты ЦРУ США сделали вывод о непричастности Ирана к данным угрозам.
Распространялись слухи о том, что Турция предложила Грузии и Азербайджану установить контроль над границами, аэропортами и объектами нефтяной инфраструктуры. По мнению грузинского политического руководства, данное предложение со стороны Турции неприемлемо, так как приведет к росту напряженности в регионе, но в перспективе, в других политических условиях, Грузия могла бы положительно рассмотреть такое предложение со стороны Турции.

 

Политическое руководство Азербайджана и руководство азербайджанских служб безопасности пытается обратить внимание США на возможность «причастности Нагорно-Карабахской Республики к возможным террористическим и диверсионным актам на Южном Кавказе», утверждая, что НКР связана с Ираном в части террористической деятельности. Однако в действительности у США нет никаких подозрений и никаких претензий к администрации Нагорно-Карабахской Республики по вопросам терроризма. Вместе с тем, Турция стала ареной совершения террористических акций со стороны исламских радикальных организаций. 17 ноября 2003 году был совершен террористический акт в Стамбульской синагоге, унесший жизни многих людей.

 

20 ноября 2003 года произошел крупный террористический акт в отношении британской дипломатической миссии. Госдеп США сделал заявление по этому поводу. «В результате совершенных 20 ноября террористами-самоубийцами взрывов двух грузовиков в Турции погибло по меньшей мере 30 человек и свыше 450 получили ранения». «Турция и Великобритания - одни из самых надежных наших партнеров в глобальной войне с терроризмом. Мы продолжим работать вместе, чтобы победить терроризм и не допустить дальнейшей гибели мирных граждан.» Президент Джордж Буш по этому поводу заявил: «Великобритания располагает великолепной разведывательной службой, да и наша разведка не хуже. Мы готовы к тому, чтобы вместе с другими странами, в том числе и Турцией, предупреждать действия таких убийц и вести их поиск». Отвечая на вопрос о том, становится ли Турция новым фронтом войны с террором, Буш сказал: «Без сомнения. Два таких крупных взрыва. Таким фронтом стал Ирак, таким фронтом стала Турция, и им станет любая страна, которая будет выбрана террористами для нанесения удара». Однако, за несколько месяцев и несколько дней до совершения этих террористических актов СМИ сообщали об их возможности. Как же на это реагировали лучшие разведслужбы мира? В результате, США предложили сотрудничество Турции в связи с данными событиями.

 

Турция постепенно становится страной активной деятельности террористических организаций и тем самым оказывается в большей зависимости от США и вовлекается в русло американской политики. Одновременно, уязвимое государство не может быть инициатором предложений по безопасности в отношении других стран, прежде всего в регионе Южного Кавказа, Балкан и Ближнего Востока. 

 

Американские и британские эксперты, а также фирмы типа «Control-risk» считают, что они совершенно верно и взвешенно определили уровень рисков для нефтепровода Баку – Тбилиси – Джейхан и энергокоммуникаций в целом на предмет терактов со стороны курдских политических и военных организаций. По их мнению, конечно же, риски имеют место, но они недостаточно высоки, чтобы рассматривать их как серьезные ограничители. Однако курдский фактор столь разносторонний и непредсказуемый, что делать какие-либо прогнозы в части рисков совершенно бессмысленно. Курдские организации выступали совместно с 64 неправительственными организациями Европы и США, протестовавшими против сооружения данного нефтепровода.

 

Представитель Комитета защиты прав курдов Керим Йылдыз (Kerim Yildiz) – один из участников данной общественной кампании - считает, что «этот нефтепровод милитаризует зону, по которой он протянется - от Каспия до Средиземноморья, и будет угрожать хрупкому режиму прекращения огня, который установился в Курдистане». В целом, курдский фактор признается наиболее серьезным в реальной надежности Турции как политического партнера. Именно курдский фактор стал одним из основных в отношениях между Турцией и США по поводу Ирака. Курдские организации, за исключением незначительных групп, не интегрированы, хотя и имеют контакты с мировой террористической исламской сетью. И в случае новых террористических акций массового характера, очевидно, курды будут задействованы в этих действиях.

 

Спецслужбы Турции, Грузии и Азербайджана, при содействии ЦРУ, провели большую работу по преодолению террористической опасности. Конечно, основная доля работы пришлась на спецслужбы Турции, в которой террористические очаги блокированы, но не ликвидированы полностью. В последние годы международная террористическая сеть и локальные радикальные организации оказались, во многом, дезорганизованы, так как Саудовская Аравия, Кувейт и Объединенные Арабские Эмираты отказали им в поддержке и вынуждены тесно сотрудничать с США по нивелировке террористической и радикалистской сети. Но главной причиной отвлечения внимания террористической сети от Турции стало то, что правящая партия «Справедливость и развитие» убедила многих лидеров этой сети, что намерена проводить политику в интересах исламского мира и утверждения принципов шариата в самой Турции.

 

Лидеры движения и партии умеренного политического ислама всячески демонстрировали свою приверженность защите исламских стран и народов и предпринимают усилия в интересах палестинского народа, они не приняли участия в военной операции в Ираке и стремятся установить более тесные отношения с Ираном и другими странами исламского мира. Существует версия, что террористическая сеть была отвлечена от Турции событиями в Ираке и Афганистане, что вполне возможно, но политика партии «Справедливость и развитие» сыграла важную роль в терпимости исламских радикалов. Вместе с тем, в последние месяцы ряд экспертов стран Ближнего Востока склоны считать перспективу массированной террористической атаки на Турцию, Грузию и Азербайджан вполне реальной. Чем объясняются эти оценки?

 

Нынешние лидеры Турции, фактически, разыграли с исламистами различного свойства очень нечестную игру. Исламские радикалы требовали и ожидали не больше - не меньше от Турции - разрыва дипломатических отношений с Израилем и более сильную поддержку палестинцам. Но Турция продолжает проводить политику тесного сотрудничества с США и Израилем и, практически, свернула планы, которые предполагали геополитическую переориентацию. Военные действия карательного характера в отношении курдов Северного Ирака были восприняты не всеми, но многими исламскими группировками как политика подавления прав одного из исламских народов. Несмотря на то, что в арабском мире нет понимания борьбы курдского народа, но антитурецкие настроения получили аргументы. В арабском мире Турция рассматривается как стратегический партнер Израиля, и пока нет никаких предпосылок для существенного изменения данного мнения. Это не может не отражаться на намерениях организаций исламского радикализма в арабских странах.

 

Турция, несмотря на инициативы посреднического характера, так и не сумела установить более доверительные отношения с Ираном – ведущей страной исламского мира. Вместе с тем, Турция за последние годы была обвинена иранцами во вмешательстве в иранские внутренние дела, в особенности, в северо-западные провинции. Однако Иран установил контроль над многими шиитскими радикальными и политическими организациями Турции, в том числе, в наиболее уязвимых турецких регионах, с точки зрения безопасности, то есть, на востоке страны. Посредническая роль Турции, выступающей в процессе диалога между США и Ираном, весьма раздражает иранское руководство. Иран явно умерил в той или иной мере активность шиитских организаций и групп в Турции, в связи с тем, что в Тегеране имелись некоторые ожидания в части геополитической переориентации в политике Турции.

 

Другим фактором активизации террористической сети в Турции стали разочарования по поводу неспособности турецкого правительства решить социально-экономические и иные проблемы в стране. При этом, правящей партии напоминают, что ее лидеры обещали решить социальные и экономические проблемы на основе методов исламской экономики, поддержки многоукладной экономики, преодоления последствий либеральных реформ, борьбы с нищетой и административным произволом. Турция не только не сумела решить свои проблемы, но и продолжает осуществлять тяжелые для народа либеральные реформы. В настоящее время не только исламские радикалы, но и многочисленные слои населения обвиняют правительство в оппортунизме и отрыве от принципов ислама, в подчинении страны интересам США и Израиля.

 

По мнению арабских экспертов, работающих по грантам и программам Европейского Союза и американских фондов, в последнее время многие силы сети террористического характера перемещаются в Турцию, размещая там многочисленные группы террористов и диверсантов. При этом, активизируются радикалы разного свойства и происхождения. Но главной ударной силой выступают, непосредственно, турецкие радикалы. Нужно учесть также и то, что в Турции набирают силу организации нового терроризма, связи и намерения которых все еще не выяснены до конца. Эксперты иного, не прозападного характера, утверждают, что вполне допустимо и то, что под видом тех или иных исламских радикалов в Турции развертывается террористическая сеть вовсе не исламского характера, связанная с различными регионально-этническими группами. Имеются и другие версии, связывающие радикальные группы в Турции с разведками США и ведущих европейских государств. В противовес британской разведке, в Турции набирают силу германская и французская разведки, которые пытаются выстроить в этой стране не только группы радикального характера, а действующие в политическом спектре с надеждой на утверждение их в турецком политическом классе. В наиболее ближней перспективе группы данного «нового терроризма» ставят задачу дискредитировать не только правящую партию и умеренных исламистов в целом, но и претензии Турции на вступление в Европейский Союз. Наряду с этим, следует ожидать активизации групп радикального характера, связанных с США.

 

Таким образом, Турция становится страной, на которой сосредоточено внимание ряда государств и «полюсов» транснациональной террористической сети, и страна может стать ареной для борьбы различных центров силы для решения совершенно различных задач глобального и регионального значения.

 

Перевод: Гамлет Матевосян