22 января парламент Грузии официально покинет Межпарламентскую ассамблею Содружества Независимых Государств (СНГ). Тбилиси мотивирует свое решение тем, что ассамблея всегда была лишь формальной, не имеющей никаких функций, структурой. Примечательно, что, окончательно распрощавшись с СНГ, Грузия рассчитывает остаться участницей порядка 75 международных многосторонних договоров, заключенных в рамках Содружества. Закономерно возникает вопрос: зачем, а главное кому нынешние грузинские власти хотят продемонстрировать свою независимость от СНГ?

 

Как известно, Грузия вошла в состав СНГ Грузия в 1994 году одной из последних стран. В Тбилиси всерьез рассчитывали на то, что членство в Содружестве позволит решить проблемы с Абхазией и Южной Осетией, которые уже тогда говорили о своем праве на независимость.
Тем не менее, с приходом к власти Михаила Саакашвили Грузия резко изменила внешнеполитический вектор и стала проводником американских интересов на Южном Кавказе. В итоге после событий августа 2008 года в Тбилиси приняли окончательное решение покинуть СНГ под предлогом того, что Россия после войны с Грузией признала независимость Абхазии и Южной Осетии.

 

Вскоре Евросоюз объявил о создании программы «Восточное партнерство», которая по своей сути является прямым конкурентом СНГ. Как известно, с помощью этого проекта ЕС рассчитывает на тесное сотрудничество с шестью странами бывшего СССР - Азербайджаном, Арменией, Грузией, Молдавией, Украиной и Белоруссией. Помимо финансовой выгоды, республикам пообещали соглашение о создании зон свободной торговли и об облегчении визового режима. Уже в мае прошлого года Михаил Саакашвили клялся, что Грузия безвозвратно вышла из СНГ, и теперь ее «естественным партнером» стал Евросоюз.

 

Следует отметить, что «свободно торговать» с Европой у Тбилиси пока получается плохо - работа над соответствующим соглашением все еще идет. Что же касается безвизовых поездок граждан Грузии в Европу, то последние события с захватом грузинскими мигрантами поезда в Польше заставят Брюссель тысячу раз подумать, прежде чем принять такое решение.

 

Примечательно, что в СНГ грустить по поводу выхода Грузии из Содружества не стали. Более того, и решение грузинских парламентариев о выходе из Межпарламентской ассамблеи восприняли неоднозначно. Во-первых, в организации считают, что если Грузия и покинет МПА СНГ, то ненадолго. Ну а во-вторых, генеральный секретарь Совета Межпарламентской Ассамблеи в ноябре сообщил, что Грузия намерена остаться в 75 договорах и соглашениях, в том числе таких важных, как зона свободной торговли.

 

Получается, Грузия рассчитывает на работу в соглашениях о зонах свободной торговли и в рамках «Восточного партнерства», и в рамках СНГ. Невольно задаешься вопросом: зачем Тбилиси потребовалось окончательно покидать Содружество? По мнению председателя МПА Сергея Миронова, грузинские депутаты обдумывали данный вопрос в течение 11 месяцев и, возможно, они вовсе не желали покидать Ассамблею.

 

О том, чем обусловлен выход Грузии из МПА СНГ и о перспективах республики в Содружестве корреспондент Georgia Times побеседовал с генеральным директором Совета по национальной стратегии Валерием Хомяковым.

 

- Может ли такой шаг быть обусловлен давлением на парламент страны?

 

- Не думаю. Политическое решение было принято давно, а выход Грузии из Межпарламентской ассамблеи это своего рода «окончательный развод». Отношение грузинского парламента к России все-таки в целом негативное. Конечно, там есть и оппозиция, однако говорить о большом количестве депутатов, которые придерживаются других взглядов, нельзя. Да, сейчас у Грузии был шанс установить нормальные отношения с Россией на уровне межпарламентских контактов, и грузинский народ очень близок российскому, но, к сожалению, проводимая в республике политика возобладает над здравым смыслом.

 

- Возможно ли в будущем возвращение Грузии в состав СНГ?

 

- Я этого не исключаю. Конечно, СНГ - это не то, о чем думали, когда его создавали, но это очень хорошая, нужная и полезная переговорная площадка. Вполне вероятно, что в будущем к власти в Грузии придет именно прогрузинское руководство, которое поймет, что и с Россией и с другими сторонами нужно налаживать политические контакты.