В представленных ранее статьях "Зеркала" о новой концепции НАТО среди прочих вопросов мы также затрагивали возможность предоставления Азербайджану гарантий безопасности Североатлантическим альянсом. Подобная возможность рассматривалась в ракурсе следующего.

Так, ссылаясь на свои сведения, ряд отечественных экспертов не исключал, что в документе новой концепции, как и ранее, все государства будут делиться на членов НАТО, партнеров и государств, не входящих в состав альянса. Отличие состоит в том, что ныне к этому списку определения статуса страны будет добавлена еще одна категория, а именно - активный партнер, подразумевающая, очевидно, несколько иной формат выстраивания двусторонних отношений.

Азербайджан в этом плане смело можно было бы приписать к последней категории ввиду активного сотрудничества и участия в ряде программ этого альянса. А значит, в случае с активным партнером вполне вероятно применение гарантий безопасности НАТО, то есть в случае, если государство, активно сотрудничающее с НАТО, оказалось под угрозой, страны-участницы этой структуры обязуются встать на его защиту.

Именно на этом долгое время акцентировали свое внимание официальные лица Азербайджана. Находясь под угрозой потери территориальной целостности, Азербайджан неоднократно указывал на вариант выстраивания двустороннего сотрудничества с НАТО на условии получения этих гарантий безопасности. Но возможно ли это? Иными словами, имеет ли место вышеперечисленное в документе новой концепции, и насколько реально предоставление Североатлантическим альянсом гарантий безопасности Азербайджану?

На этот и другие вопросы корреспондент "Зеркала" попросила ответить чрезвычайного и полномочного посла Румынии в нашей стране Николае Уреке, представляющего посольство, которое, помимо других функций, выполняет еще миссию координации НАТО в Азербайджане.

- Во-первых, вопрос предоставления гарантий безопасности своим партнерам со стороны НАТО был озвучен не в форме конкретного предложения, а просто как идея. Во-вторых, расширение этих самых гарантий безопасности по сути является очень сложным процессом. Это все равно, что разработать новую концепцию НАТО по безопасности.

Представьте себе, что в этом случае каждая из стран-участниц блока должна будет представить свою позицию по вопросу, нужно ли давать эти гарантии или нет. Затем встанет вопрос консенсуса... В общем очень нудный и долгий процесс, сопоставимый разве что с вопросом вступления той или иной страны в альянс.

Кроме того, проблема расширения гарантий безопасности будет сопряжена с появлением новых обязательств перед НАТО. Так что, думаю, приоритетом Североатлантического блока будет не расширение гарантий безопасности, а углубление сотрудничества с альянсом.

- Но в сравнении с Грузией, которая так же, как и Азербайджан, пока еще не является членом НАТО, отношение Североатлантического блока к вопросу предоставления гарантий безопасности выглядит несколько различным. Вам так не кажется?

- Нет и еще раз нет. Грузия находится в той же категории, что и Армения, Азербайджан, Молдова.

Вы можете смело убедиться в этом, если посмотрите на последнюю декларацию НАТО, принятую в прошлом году в Страсбурге. В документе под параграфом 57 черным по белому говорится, что НАТО обеспокоена вопросами безопасности всех вышеперечисленных стран, так что выделять Грузию в отдельную категорию было бы неправильно. Безусловно, эта страна демонстрирует свое намерение стать частью НАТО более всех, однако некоторые государства-члены блока все еще считают, что Грузия пока не готова к членству.

- Как вы думаете, сколько времени понадобится для Грузии и Украины стать полноправными членами НАТО: год, два или больше?

- На сегодня они не готовы, но мы посмотрим, какую оценку дадут государства-члены в ходе предстоящего саммита.

- Многие полагают, что главная причина непринятия этих стран в НАТО заключается не в их неподготовленности, а в нежелании альянса пойти на обострение отношений с Россией, которая, как известно, очень ревностно относится к вопросу его расширения на Восток. И свидетельство тому - августовские события 2008 года...

- Что вы?! Лично я думаю, что это легенда, будто Россия выступает против НАТО и т.д. Как хорошо сказал однажды бывший генсек НАТО, Россия не имеет права воспрепятствовать вступлению той или иной страны в НАТО, это вопрос, имеющий отношение только к альянсу, его членам и стране-кандидату. Только государства-члены Североатлантического блока могут принять решение, готова ли страна-кандидат к вступлению, которое в свою очередь подразумевает ее соответствие по всем требующим параметрам, включая вопросы демократии, обороны, рыночной экономики и др.

- Да, но согласитесь, что так было до августовских событий. После пятидневной войны между Россией и Грузией ситуация несколько изменилась. Другими словами, вопрос расширения НАТО на Восток отошел на второй план.

- Я не согласен, ситуация не претерпела таких уж коренных изменений. Грузия и Украина очень активно работали, чтобы быть готовыми к вступлению. Грузия продолжает работать в этом направлении и сейчас, чего, однако, точно не могу сказать про Украину, где недавно были проведены президентские выборы. Так что, как только грузинская сторона будет полностью отвечать требованиям НАТО, она сразу же получит билет на вступление. А вот когда это будет, здесь я уже бессилен что-либо сказать.

Единственное, что могу добавить, - это то, что в случае с Грузией хорошим прецедентом является следующее обстоятельство: несмотря на наличие конфликта на своей территории, Грузия была принята в кандидаты на членство в НАТО. Я считаю это очень важным моментом, который, вполне возможно, сработает и в отношении Молдовы и других страдающих от конфликтов стран, но при этом желающих стать частью НАТО.

- Какой бы вы назвали самой главной проблемой интеграции в Североатлантический альянс для нас, Азербайджана?

- Прежде всего это реформы. Нужна реализация военных, экономических и политических реформ. Конечно, в сравнении с Грузией, которая, имея большую поддержку Запада, заметно ускорила процесс воплощения в жизнь всех необходимых реформ, темпы Азербайджана выглядят не такими уж быстрыми. Но, скорее, это вопрос времени. Так, Румыния подала заявку на членство в НАТО в 1993 году, а стала членом этой структуры лишь 11 лет спустя. Как видите, нам тоже потребовалось определенное время.

В то же время, должен заметить, вступление в НАТО во многом помогло нам и на пути становления частью Евросоюза, поскольку в части проведения экономических и политических реформ благодаря требованиям альянса мы уже имели определенные успехи. Очевидно, в этом сыграло позитивную роль и давление извне. Ведь когда есть давление со стороны, тогда и процесс реализации реформ протекает намного быстрее, чем если бы его не было. В этом, наверное, и есть разница между нашими странами.

- Посольство Румынии приступило к выполнению миссии координации НАТО в Азербайджане с января прошлого года. До этого функцию координирующего посольства выполняла Турция, причем довольно длительное время - более 16 лет. Каким будет срок румынского посольства?

- Если честно, не знаю. Обычно этот срок не превышает 2 лет, но кто знает, может, и нам, как и Турции в свое время, удастся удержаться подольше. Во всяком случае, решение по этому поводу принимается исключительно в Брюсселе, штаб-квартире НАТО. К слову, до этого Румыния на протяжении 2 лет координировала деятельность НАТО в Молдове, а теперь вот в Азербайджане.

- Какие вы отметили бы успехи Румынии за период координации деятельности НАТО в Молдове?

- Замечу только то, что в тот период румынской стороне в Молдове работать было намного тяжелее, чем сейчас. Тогда, если помните, страной руководил коммунист Воронин, а ныне - демократы, которые очень уверенно настроены на интеграцию в европейские и евроатлантические структуры, что в свою очередь заметно облегчает работу координирующего посольства.

- Каким, на ваш взгляд, будет формат отношений Североатлантического блока с Россией по новой концепции НАТО?

- Отношения с Россией будут основаны на принципах сотрудничества. Дело в том, что после грузино-российского кризиса отношения между НАТО и Россией заморозились, и неудивительно, что ныне на повестку дня встал вопрос их реанимирования, так что НАТО не пойдет на конфронтацию с Россией.

- Ряд экспертов полагает, что в своей новой концепции НАТО наконец-то признает наличие ОДКБ, что позитивно скажется и на развитии сотрудничества с Россией. Как вы думаете, насколько правдоподобно выглядят предположения экспертов?

- Все возможно. Но давайте не будем забегать вперед, поскольку данная концепция все еще не готова и специалисты работают над ней. Лично я думаю, что коренных изменений сей документ не претерпит. Конечно, новые элементы тоже будут включены, среди которых, я так думаю, будет вопрос энергетической безопасности. Но посмотрим, осталось ждать не так уж долго. Концепция будет принята уже к концу этого года.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.