В последнее время Тбилиси активно работает над стратегией «Вовлечение путем сотрудничества» в отношении Абхазии и Южной Осетии. Тбилиси планирует получить первые конкретные результаты уже к концу года, а для реализации проектов создаст определенные инструменты. Одним из них призван стать «Фонд доверия» для накопления средств, которые будут выделяться зарубежными донорами и правительством республики. О новой инициативе грузинской стороны корреспондент GeorgiaTimes разговаривал непосредственно с госминистром по реинтеграции Грузии Темури Якобашвили, а также выяснил точку зрения на грузинскую стратегию у его визави, полномочного представителя президента Южной Осетии по вопросам постконфликтного урегулирования Бориса Чочиева.

- Кто, на Ваш взгляд, может стать основными донорами Фонда, и какова доля государства в этом  проекте?


Якобашвили:
Финансировать его, естественно, будет правительство Грузии и все заинтересованные доноры, то есть наши партнеры, как в Европе, так и в Соединенных Штатах.

- Каковы, по Вашему мнению, перспективы для реализации стратегии в отношении Абхазии и Южной Осетии?

Якобашвили:
Перспектива не только  есть, она неизбежна. Сколько бы об этом не говорили скептики и циники. Никакие политические инсинуации здесь неуместны и не нужны. Стратегия будет работать потому, что она направлена на людей, а не на политиков.

- Бытует мнение, что данная стратегия Грузии могла бы принести пользу, но она запоздала во времени в связи с августовскими событиями 2008 года и признанием Россией независимости республик. Не могли бы вы прокомментировать эту точку зрения?

Якобашвили: Вы знаете, те, кто так говорят, должны определиться. Впервые такое мнение было высказано с российской стороны, но затем премьер-министр Владимир Путин сказал о том, что нам надо разговаривать между собой. Мы обязательно будем разговаривать и с осетинами, и с абхазами. Никогда не поздно учиться, торговать, заниматься здравоохранением, никогда не поздно бывшим и будущим соседям общаться между собой. Я имею в виду  тех людей, которые там живут, и имею в виду тех людей, которые были оттуда изгнаны. Поэтому я не считаю, что эта стратегия - запоздалая.

- Согласны ли вы с той точкой зрения, которая была озвучена и в России, и в США, что для диалога с Абхазией и Южной Осетией Грузии не нужна третья сторона?

Якобашвили:
Мы всегда сможем договориться со всеми, если нам не будут мешать. Я подчеркну, что мы проживаем с абхазами и осетинами гораздо дольше, чем существует Российское государство. Так что, я думаю, нам не нужны посредники. Уточню, что Гордон (помощник госсекретаря США, - ред) не говорил о том, что надо разговаривать с независимой Абхазией и Осетией, как говорил Путин. Надо говорить с теми людьми, которые там живут, и наша стратегия как раз основывается на том факте, что есть нужда в общении между людьми, и мы предлагаем конкретные механизмы этого общения.

Своим мнением о грузинской стратегии с GeorgiaTimes поделился полномочный представитель президента Южной Осетии по вопросам постконфликтного урегулирования Борис Чочиев.

- Как вы относитесь к идее Тбилиси о создании "Фонда доверия" для реализации проектов в отношении Абхазии и Южной Осетии?

Чочиев:
На это и была изначально нацелена разработка так называемой стратегии. Для того чтобы искать доноров, пополнять свой бюджет и строить гуманитарные столовые для режима Саакашвлии на деньги западных налогоплательщиков. Мы бы были рады, если бы грузинская сторона создала элементарные условия для тех осетин, которые остались в Грузии, и обратили бы внимание на судьбы более ста тысяч осетин, которых они изгнали, начиная с 1989 года. Пусть они помогут им.

- То есть, на Ваш взгляд, эти деньги останутся в Грузии?

Чочиев: Конечно, ведь мы не имеем никакого отношения ни к этой стратегии, ни к этим деньгам.

- Как вы относитесь к точке зрения, согласно которой грузинская стратегия содержит рациональное зерно, но неприменима к новым политическим реалиям на Южном Кавказе?

Чочиев:
Мы уже 20 лет являемся независимым государством. Другое дело, что в свое время в Грузии не восприняли обращение президента нашей страны относительно трехэтапного урегулирования осетино-грузинских отношений, а также то, что они категорически отказались еще до августа 2008 года от подписания соглашения о неприменении силы. То же самое мы видим и сегодня. Но если грузинская сторона намерена строить добрососедские отношения, то она, хотя бы, должна дать гарантию ненападения на Южную Осетию. Я не исключаю, что сам по себе режим Саакашвили пошел бы на это, но за ними стоит администрация Белого Дома. Напомню, что недавно Филипп Гордон заявил: нет необходимости в подписании соглашения о неприменении силы между Грузией и Южной Осетией с Абхазией. Этим  все было сказано. Америка продолжает использовать режим Саакашвили в своих целях, у них есть свои интересы на Южном Кавказе.

- Как Вы относитесь к заявлению Владимира Путина о том, что Грузия должна общаться с Абхазией и Южной Осетией без посредников?

Чочиев: Я считаю, что это правильно. Мы тоже говорим о том, что рано иди поздно придется налаживать добрососедские отношения, но поддерживать контакты с режимом Саакашвили мы не собираемся. Первым делом мы должны получить гарантию неприменения силы, а только потом строить отношения. Но рассчитывать на то, что Грузия признает независимость Абхазии и Южной Осетии при этом режиме не приходится.

- То есть диалог между Цхинвалом и Тбилиси возможен лишь после 2013 года - срока окончания президентских полномочий Михаила Саакашвили?

Чочиев: Я думаю, что он уйдет раньше, поскольку Саакашвили не устраивает грузинский народ.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.