Коммерческий суд Парижа на прошлой неделе объявил о победе российской пропагандистской машины, разрешив французскому спутниковому оператору, компании Eutelsat – на четверть она принадлежит французскому государству – убрать грузинский телеканал «Первый Кавказский» с одного из своих ретрансляционных спутников.

Таким образом «Первый Кавказский» оказался недоступен для большей части русскоговорящей аудитории, на которую он и работает. Тем не менее, телеканал намерен вернуться в эфир, что будет значимой поддержкой свободы средств массовой информации во всем мире. Тем временем вся эта спутниковая история позволяет сделать некоторые не лишенные ценности замечания.

Эта история началась в первые недели 2008 года, когда Россия приступила в подготовке своей агрессии против Грузии. В течение шести месяцев проводилась соответствующая логистическая подготовка. Были мобилизованы сухопутные, морские и военно-воздушные силы, проведена подготовка личного состава и соответствующие учения. Были также наняты «добровольцы». Оснащенные мощным оружием российские войска усилили подразделения так называемых миротворцев, располагавшихся в отколовшихся грузинских территориях Абхазии и Южной Осетии. В этих районах заранее были развернуты медицинские части, подвезено горючие и боеприпасы. Начиная со 2-го августа группа журналистов была размещена в Цхинвале – административном центре Южной Осетии.

Все было подготовлено для осуществления агрессии 7 августа.

За кулисами российские силы реализовывали этот план войны, включавший в себя нападения на гражданских лиц, сопровождавшиеся мародерством, а также вандализм, изнасилования, убийства и, наконец, этнические чистки и оккупацию. Тогда как на сцене российская пропагандистская машина представила трагикомедию грузинской агрессии, даже «геноцида», в которой Россия попеременно выступала то в роли жертвы, то в роли спасителя.

Многие люди на Западе в это поверили, многие россияне в это поверили. И, действительно, многие россияне считают, что Грузия – это большое, агрессивное, управляемое ЦРУ государство, кишащее американскими морскими пехотинцами и террористами, готовящимися совершить нападение на Россию. Введенные в заблуждение относительно Грузии, они не подозревали о том, что российская политика и ее действия на Северном Кавказе могут в ближайшем будущем привести целый регион к катастрофе. Как и в советское время, многие люди, конечно же, подозревали, что они не знают правды, однако у них не было средств для того, чтобы узнать эту правду. Кремль контролирует или запугивает русскоязычные средства массовой информации.

«Первый Кавказский» телеканал был задуман как «первый русскоязычный телевизионный канал на Кавказе, не находящийся под контролем Кремля». Будучи частью Общественного грузинского телевидения (ОГТ), телеканал сосредоточил свое внимание на Северном Кавказе, но он также предлагает программы, представляющие интерес для русскоговорящих людей на всем бывшем пространстве Советского Союза. К концу 2009 телеканал был готов к тому, чтобы начать свое вещание.

14 декабря (2009 года) ОГТ и Eutelsat заключили пятилетний контракт с ежегодной оплатой в 600 000 евро о передаче телевизионного сигнала при помощи принадлежащего французской компании спутника W7. Неделя пробного вещания началась 15 января этого года. Но российская пропагандистская машина была уже к этому готова.

Выступая 14 января в северокавказской республике Северная Осетия, заместитель министра внутренних дел России Аркадий Еделев заявил: «Самое пристальное внимание следует уделить детищу грузинской пропагандистской машины, которое получает поддержку от американских структур… этот телевизионный канал явно направлен на распространение антироссийских, антигосударственных настроений, а также идеологии экстремизма».

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что именно в тот день, когда спутник W7 стал транслировать программы «Первого Кавказского», Eutelsat объявил о том, что он сдал в аренду расположенной в Москве компании «Интерспутник» все ретрансляционные каналы спутника на все время его работы на орбите. Через спутник W7 будут передаваться программы телекомпании НТВ-Плюс, входящей в состав принадлежащей Газпрому медиагруппы.

Компания Eutelsat начала демонстрировать фиктивную озабоченность по поводу телеканала «Первый Кавказский»: якобы существуют технические вопросы, имеющие отношение к сигналу «Первого Кавказского», опасения в связи с возможными атаками хакеров, и, конечно же, опасения относительно контента этого телеканала.

В конце концов компания Eutelsat заявила о том, что «Интерспутник» предложил «твердый контракт на аренду значительно больших мощностей, чем это сделал грузинский вещатель». Точные цифры оказалось сложно найти, однако источники сообщают, что договор «Интерспутника» с Eutelsat может оцениваться в 200 миллионов евро.

Eutelsat предложил передавать сигнал телеканала «Первый Кавказский» через спутник W2A, но это был лишь отвлекающий маневр, цель которого состояла в том, чтобы попытаться рассеять возникшие сомнения. Спутники, ретранслирующие телевизионный сигнал, располагаются на орбите на высоте 35 786 километров над экватором, а их скорость позволяет им постоянно оставаться над одним и тем же местом на Земле.

Первоначально арендованный спутник W7 находится над Кенией в Восточной Африке на позиции 36 градусов восточной долготы. Если двигаться на север по долготе 36 градусов, то мы примерно будем пересекать украинский Харьков и Москву, и это означает, что спутник, по данным веб-сайта компании Eutelsat, «находится на ключевой орбитальной позиции для ведения телевизионного вещания на Россию, страны СНГ, Центральную Азию и Африку». В отличие от этого спутник W2A располагается на позиции 10 градусов восточной долготы над Габоном в Западной Африке. 10-ый градус восточной долготы примерно проходит через Милан и Франкфурт и, если опять процитировать веб-сайт компании Eutelsat, «может обслуживать Европу, Северную Африку и Ближний Восток».

Понятно, что ОГТ от этого предложения отказалось. Вместо этого оно обратилось во французский суд с требованием признать действующим заключенный им контракт с компанией Eutelsat, представители которого утверждали, что никакого действующего контракта с ОГТ не существует. Парижский коммерческий суд, судя по всему, обнаружил существенные изъяны в этом контракте и вынес решение в пользу Eutelsat.

Однако было бы наивным полагать, что это было обычное судебное дело, решение которого было основано только на технических деталях. Маловероятно, чтобы французское правительство оставалось безучастным зрителем при решении такого деликатного дипломатического вопроса, когда во французском суде рассматривалось дело компании, практически принадлежащей государству.

Законно это решение во Франции или нет, реальная история такова, что компания Eutelsat бесцеремонно указала «Первому Кавказскому» на дверь, что явилось результатом некоторой комбинации, состоявшей из российских денег и давления, и, вероятнее всего, это произошло при молчаливом согласии французского правительства.

Это всего лишь один из эпизодов развернувшейся глобальной информационной борьбы, позволяющий сделать три замечания.

Во-первых, несмотря на модную болтовню о  глобализации, значительная часть человечества все еще находится в информационных черных дырах. Не является совпадением то обстоятельство, что возникли споры по поводу нежелания компании Eutelsat передавать телевизионные программы, предназначенные для Китая и Ирана. Это подчеркивает необходимость осуществления таких проектов как «Первый Кавказский», «Радио Свободная Европа» и многих других.

Во-вторых, такого рода проекты крайне необходимы для русскоговорящей аудитории, большая часть которой находится в информационных черных дырах. Российская пропаганда, подавив свободу печати внутри страны, теперь при помощи денег действует за границей и угрожает задушить любую надежду на то, что свободная информация когда-нибудь станет доступной для людей в России.

В-третьих, многие на Западе слишком хотели бы пожать ту руку, которая устраивает репрессии в России. История «Первого Кавказского» разворачивается во Франции, но, если откровенно, то подобные истории могут произойти и в других западных странах, и такие примеры есть. Существует саркастическое замечание, которое традиционно приписывается Ленину, и оно применимо сегодня, как и девяносто лет назад: «Капиталисты сами продадут нам веревку, на которой мы их повесим».

Будем надеяться на то, что «Первый Кавказский» сможет найти другой спутник до того, как это произойдет.

Дэвид Смит является директором центра Georgian Security Analysis Center, расположенного в Тбилиси, а также старшим научным сотрудником  расположенного в Вашингтоне исследовательского института Potomac Institute for Policy Studies.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.