Накануне годовщины нападения Грузии на Южную Осетию международная ассоциация осетинских сообществ провела митинги в нескольких европейских городах. В Брюсселе, Страсбурге, Берлине и Анкаре, протестующие требовали признания независимости Южной Осетии, официального осуждения грузинской политики и освобождения осетинских заключенных. Представители осетинских сообществ в Европе, правительство Южной Осетии, а также ряд европейских общественных организаций приложили серьезные усилия для того, чтобы убедить Европу перестать рассматривать ситуацию в этом регионе исключительно сквозь призму грузинских аргументов. В частности, осетинские активисты перевели на английский и французский языки множество исторических документов, показывающих, как в 1920 году меньшевистская Грузия разгромила Южную Осетию, а также опубликовали множество ярких докладов, касающихся трагедии, которую Южная Осетия пережила во время грузинского нападения 2008 года.
 
Накануне трагической годовщины 08.08.08 прошла международная конференция под названием «Два года спустя: уроки, реалии и будущее. Большинство дискуссий на этом форуме касались освещения пятидневной войны в мировых СМИ и прогнозов для кавказского региона. Представители европейских неправительственных организаций прочитали занимательные доклады и, время от времени, даже выражали довольно критические мнения по поводу Грузии. Но правда, раскрыть которую оказалось нетрудно, заключается в том, что власть принимать решения в сфере международной политики, если отбросить видимость «общественной демократии», сконцентрирована в руках маленькой горстки людей.
 
Два года назад Россия столкнулась с масштабным медийным и дипломатическим давлением за свой ответ на нападение Грузии на Южную Осетию. Давление еще не исчезло и, вероятнее всего, сохранится и в дальнейшем. И это означает, что в будущем нам предстоит стать свидетелями новой серии споров и разногласий.
 
По большей части, европейское восприятие августовской войны 2008 году между Грузией и Южной Осетией остается неизменным. ЕС все еще поддерживает Грузию и расценивает реакцию России как, по меньшей мере, непропорциональную. По ряду причин, грузинская тема в отношениях России с США и ЕС улеглась на дно, но ее всплытия на поверхность можно ожидать в  любой момент. К примеру, это может произойти, если США и/или Израиль ударят по Ирану и это нападение вызовет крупные военные провокации на Кавказе. Европа продолжает отказываться признать независимость Южной Осетии и рассматривает ее как один из районов Грузии. Американские союзники на Кавказе, и итальянский журналист Джульетто Кьеза (Giulietto Chiesa), даже полагают, что в результате недавнего кризиса в Секторе Газа, израильские самолеты, базирующиеся в Турции, могут быть перемещены в Грузию.
 
Августовские события 2008 года отмечают наступление критической фазы упадка уже неэффективной системы инструментов международного права, как и следовало ожидать, уступая главную роль в международных отношениях военным силам. По сути, общепринятые правовые механизмы предотвращения конфликтов между этническими группами или странами едва ли заслуживают какого-либо внимания после того, как Международный суд в Гааге вынес свой печально известный вердикт о признании независимости Косова. Разрешение этнических конфликтов безвозвратно перекочевало из правовой сферы в сферу текущей политики, и эта перемена подвергает существенным рискам всю архитектуру международной безопасности.
 
С самого начала не было никакой надежды, что российская дипломатия убедит международное сообщество, к примеру, на уровне ООН, осудить агрессию Саакашвили или наложить эмбарго на поставку вооружений нынешнему грузинскому режиму. Несмотря на возражения России, Европа все-таки стремится к интеграции Грузии, а также Украины, в НАТО. То, что российские дипломаты так и не сумели заставить мир поверить в то, что за развязывание войны в Южной Осетии ответственен режим Саакашвили, отнюдь не стало неожиданностью. Безо всяких сомнений, в обозримом будущем двойные стандарты будут доминировать в глобальной политике. В этом и заключается причина того, почему российское правительство захотело юридически зафиксировать новый статус-кво в кавказском регионе, невзирая на то, какую волну недовольства среди западных (британских и т.п.) экспертов вызовет это шаг. И гнев их в полной мере выплеснулся на форуме в Страсбурге...
 
Со всей очевидностью ясно, что Тбилиси стремится максимально вовлечь США и ЕС в дела на Кавказе. В особенности ЕС, который со своим Восточным партнерством и договорами о сотрудничестве, тем не менее, остается второстепенным по сравнению с США и Россией игроком в кавказском регионе.
 
Сами конфликтующие стороны — Грузия с одной стороны, Южная Осетия и Абхазия с другой — в равной степени твердо придерживаются мнения, что справедливая резолюция может только быть принята только при участии внешних сил. Грузия приглашает на эту роль США и ЕС, тогда как Абхазия и Южная Осетия взывают к России. Консультации в Женеве ни к какому прорыву не привели, да и не приведут, пока их план заключается лишь в формулировке юридически обязывающего соглашения по уходу от применения силы. Грузия наотрез отказывается от этого, заявляя, что может подписать подобное соглашение только непосредственно с Россией. Геополитические расчеты и смутные надежды на то, что стратегический баланс в регионе наконец даст крен, берут верх над намерениями создать общеевропейскую архитектуру системы безопасности.
    
Нынешний – и, увы, временный — спад накала антироссийской риторики, может оказаться прологом к новой волне давления на Москву. Но все может ухудшиться, если США вдруг займут воинствующую позицию (к примеру, из-за прихода нового правительства или триумфа республиканцев на ближайших выборах в Конгресс). В таком случае,  мы наверняка столкнемся с полномасштабной реанимацией всех недавних критических стереотипов. «Мягкая» версия, по существу, того же самого варианта развития событий,  вероятнее всего, найдет воплощение в виде «перезагрузки», которая уже подтянула Москву поближе к Вашингтону по ряду вопросов, в число которых входит и Иран.
 
С точки зрения Абхазии и Южной Осетии, Россия, как страна, заинтересованная в поддержании своего влияния в регионе в долгосрочной перспективе, должна распространить на них гарантии безопасности, за которую им пришлось заплатить немалую цену, и намертво закрепить их в правовой форме государственной независимости. Абхазия и Южная Осетия надеются, что, исходя из собственных геополитических интересов, Россия создаст с ними альянс и больше никогда не станет возвращаться к своей пораженческой политике 1990-ых. Согласно прогнозам, стратегическая позиция России по отношению к Грузии будет оставаться последовательной и ее не смогут поколебать мелкие планы достичь соглашения с Грузией, пожертвовав тем, что Россия получила по итогам пятидневной войны.
 
Битва за Кавказ между Россией и Западом, несмотря на обещанную «перезагрузку», будет продолжаться. Наряду с целым диапазоном других событий, визит американского вице-президента Дж. Байдена (J. Biden) в Тбилиси, а также состоявшееся через год после этого турне госсекретаря США Х. Клинтон (H. Clinton) в Баку, Ереван, и, опять же, Тбилиси, ясно показали, что интенсивность соперничества между Вашингтоном, Брюсселем, и Москвой  на Кавказе спадать не собирается. У США нет намерения оставлять Южный Кавказ России, а ЕС в ближайшем будущем будет неспособен одержать победу в этом регионе по следующим причинам:
 
1) ЕС, как посреднику, не достает единства базовой политической линии.
 
2) У ЕС хватает с избытком своих собственных проблем.
    
3) ЕС не рискнет нарушить баланс на Кавказе за счет противодействия Москве по ряду сравнительно мелких проблемам.
 
4) ЕС, вероятнее всего, выберет вспомогательную роль в осуществлении новой американской стратегии, нацеленной на максимально возможное отдаление кавказских республик, в особенности Абхазии, от российской орбиты.
 
5) Нет никакой ясности касательно будущей Европейской интеграции Грузии и других кавказских республик.
 
В то же время, Южная Осетия и Абхазия надеются, в конечном счете, установить нормальные отношения с ЕС и начать двигаться в сторону Евроинтеграции, хотя последняя задача стоит в списке их приоритетов ниже, чем развитие отношений с Россией, выступающей гарантом их безопасности. Позиция Брюсселя делает бессмысленными любые разговоры о европейском будущем региона, как о средстве урегулирования тамошних конфликтов — что ЕС полагает, что Грузия должна сохранить свои границы, установленные еще в советские времена. В среднесрочной перспективе, ситуация вокруг Южной Осетии наверняка будет оставаться антагонистической игрой, в которой выгоды одной стороны, эквивалентны потерям другой.
 
Интерпретации событий, произошедших в Абхазии два года назад и видение отношений Грузии с ее бывшими автономными регионами, будут оставаться сферой идеологической борьбы на различных уровнях. Многое зависит от ясности и последовательности позиций Москвы, Южной Осетии, а также осетинских сообществ, которые становятся все более и более заметными в Европе и других частях мира. В таком свете митинги, проведенные в начале августа, можно рассматривать, как прививку оптимизма.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.