Телепередача или выход из тени
"По своей природе любой политик - это просто телепередача. Ну, посадим мы перед камерой живого человека. Все равно ему речи будет писать команда спичрайтеров, пиджаки выбирать - группа стилистов, а решения принимать - Межбанковский комитет. А если его кондрашка вдруг хватит - что, опять всю бодягу затевать по новой?".

Виктор Пелевин, "Поколение Пи"

Прошедшая неделя выдалась насыщенной и немного странной. В начале недели складывалось устойчивое впечатление, что президент Грузии начал работать в предвыборном режиме. Михаил Николаевич открывал объекты в различных уголках Грузии, рассказывал о планах, много говорил о внешней и внутренней политике и особенностях текущего момента. Грешным делом заглянул в политический календарь, подумав, неужто я что-то пропустил. Вроде бы нет, до следующих выборов - еще очень далеко, и понять всплеск активности президента так и не удалось. Нет, действительно, поверить, что такой график связан с предстоящим визитом в Лиссабон. решительно невозможно. Впрочем, есть одна догадка по этому поводу.

Хорошо известный факт, что политик в наше время это, прежде всего, телепередача, а уже потом все остальное. На дворе конец 2010 года, то есть до часа "Х" грузинской политики осталось чуть более двух лет. Два года - ровно тот срок, за который можно и нужно раскрутиться, создать соответствующий имидж, то есть хорошо подготовиться к часу "Х". Конечно, все это можно сделать и в более короткие сроки, классический пример: президентская кампания Ельцина 1996 года со слоганом "Голосуй или проиграешь". Но, понятно, это больше исключение, нежели правило. Гораздо правильнее стать популярным и любимым задолго до критической даты.

Еще совсем недавно Михаил Саакашвили был едва ли не единственным публичным политиком от партии власти. Остальные реальные "вершители судеб" предпочитали оставаться в тени, а прочие официальные лица по необходимости давали скучные комментарии для средств массовой информации.

Первым вышел из тени бывший руководитель молодежного движения "Кмара", нынешний мэр Тбилиси Георгий Арчилович Угулава. Само положение публичного политика и практически полудержавного властелина, а то, что избранный руководитель столицы Грузии, является таковым, ни у кого не вызывает сомнений, обязывало. Более того, после своего назначения на должность мэра Тбилиси весной 2005 года, Георгий Арчилович предпринял попытку распространить свое влияние за пределы столицы. Правда, попытки не совсем удачные, как, например, в случае с назначением мэра Батуми, который, проработав неполных два года, отправился послом Грузии в Грецию..

Зато крайне успешным ходом оказалась программа "Новое лицо старого Тбилиси", которая, вкупе с обширными инфраструктурными проектами, обеспечила большую популярность мэру среди жителей столицы и, в конечном итоге, предопределила его победу на прямых выборах мэра в 2010 году. Злые языки утверждают, что именно желание уменьшить популярность Георгия Арчиловича послужило причиной резкого сокращения финансирования второго этапа программы, чуть ли не в пять раз от заранее объявленного. Из внешних кадров Георгия Арчиловича остался только Коба Субелиани, да и внутри самой мэрии он лишился своего заместителя Мамуки Ахвледиани, на должность которого был назначен Давид Нинидзе, креатура министра юстиции. Так или иначе, нынешний мэр Тбилиси является политическим тяжеловесом, пользующимся популярностью среди населения и поддержкой крупного бизнеса.

Мощная пиар-кампания всесильного министра внутренних дел Ивана Сергеевича Мерабишвили стала неожиданностью для многих, если не для всех. Справедливости ради надо отметить, что у него есть что пиарить. Темные времена травли министра со стороны радикальной оппозиции, при молчаливой поддержке заклятого друга министра обороны, остались в прошлом. Сумев дважды спасти власть от неминуемого коллапса, он, несомненно, может рассчитывать на серьезные политические дивиденды. А учитывая последние изменения в Конституции - на более чем серьезные. Хочу оговориться, что речь не обязательно идет о кресле премьер-министра. Сегодня каждая политическая фигура в стране решает куда более важную задачу, а именно, сохранение и укрепление своей власти и влияния. И нынешний министр внутренних дел - не исключение.

Власть и влияние в современной Грузии, как и в большинстве стран с несформировавшимся гражданским обществом, определяется не столько должностью, сколько наличием влияния на первое лицо, количеством своих людей на ключевых должностях (прежде всего, в силовом блоке), а также объемом и каналами поступления финансовых ресурсов, что связано с наличием союзников в бизнесе и общественном секторе. Борьба идет именно за это. Но за последние годы мы стали свидетелями того, как форма постепенно приводится в соответствие с содержанием. Первым таким шагом было создание двух суперминистерств - внутренних дел и юстиции. По сути, Иван Сергеевич контролировал все вопросы охраны общественного порядка и государственной безопасности еще с января 2004 года, находясь на посту секретаря Совета Безопасности. Создание министерства внутренних дел в его нынешнем виде ни что иное, как приведение формы в соответствие с содержанием. Добавьте к этому и тот факт, что министерство обороны Грузии возглавляет креатура Ивана Сергеевича - Бачана Роландович Ахалая, и картина будет полной.

Если мои предположения верны, то совсем скоро пиар-кампанию начнет и другой всесильный министр властной команды - Зураб Шалвович Адеишвили, отчества которого почти никто не знает. Кстати, верный показатель закрытости фигуры министра юстиции. В министерство юстиции, возглавляемое Зурабом Шалвовичем, входит и генеральная прокуратура страны. Конечно, Адеишвили будет несравненно сложно пиарить свои успехи, так как он курирует крупные инфраструктурные и девелоперские проекты неофициально. Однако, люди посвященные прекрасно знают, что успех проектов реабилитации исторической части Сигнахи, Кутаиси и Батуми во многом обусловлен организаторскими талантами министра юстиции. Да и своих кадров во властных структурах у Зураба Шалвовича немало, один только нынешний министр образования чего стоит.

Назначение Георгия Левановича Бокерия секретарем Совета национальной безопасности Грузии означает выход из тени крупнейшего политического тяжеловеса. Главное отличие Георгия Левановича от других в том, что его не интересуют финансовые потоки и влияние на бизнес. Идеология, идеология и еще раз идеология. Сила нынешнего секретаря Совета Безопасности заключается в проповедуемой им целостной концепции консервативного либерализма западного типа.

Возможно, именно это обстоятельство и делает Георгия Левановича тем человеком, к которому больше всех прислушивается Михаил Николаевич. Так, по крайней утверждают очень многие, знакомые с внутренней политической кухней. В свое время мощная проповедь идей свободы личности и защиты этнических и религиозных меньшинств, ввергла традиционное грузинское общество в состояние, близкое к шоковому. Уж слишком необычной и даже экстравагантной для грузин семи-восьмилетней давности выглядела позиция возглавляемого Бокерия "Института Свободы". Добавьте к этому авторитет Георгия Левановича среди неправительственных организаций - как в Грузии, так и за ее пределами, и получите представление о его роли и месте в сегодняшнем политическом истеблишменте Грузии.

Так или иначе, современная властная структура - это система сдержек и противовесов между ближайшими соратниками президента Грузии. Определяющим фактором до сих пор является близость и влияние на первое лицо страны. Возможно, новая Конституция страны изменит положение. Хотя вряд ли, ведь гражданское общество подобно английскому газону, и не может быть выращено искусственным путем.

Просто сейчас все зависит от хода реформ.