Изменение геополитического ландшафта Южного Кавказа нашло свое отражение в ситуации, разворачивающейся в последнее время между Москвой и Тбилиси.

 

Во вторник МВД Грузии объявило об аресте шести человек, подозреваемых в организации серии взрывов, произошедших в сентябре-ноябре этого года около вокзала, посольства США, офиса грузинской партии лейбористов. По версии МВД Грузии, арестованные действовали по приказу офицера российской армии, сотрудника ГРУ, Евгения Борисова, находящегося на территории отколовшейся от Грузии Абхазии. Российская сторона свою причастность к взрывам в Тбилиси отрицает.


Это не первые обвинения российской стороны в диверсионной деятельности на территории Грузии. Примерно месяц назад грузинские власти объявили о разоблачении десятков агентов нелегалов, якобы работавших на российскую военную разведку.

 

Однако при всей конфликтной подоплеке ситуации, Грузия не стала прямо обвинять Москву в организации взрывов, а запросили у нее помощи (!) в допросе майора Борисова, находящегося в Абхазии.

 

Очень показательный тренд, демонстрирующий изменение политического курса Грузии, впервые после войны 2008 года стремящейся наладить диалог с Москвой, пусть даже несколько сомнительным способом. По сути, у официального Тбилиси просто нет другого выхода.

 

Все более очевидно, что отношения России и Запада укрепляются, выходя на новый уровень сотрудничества, а это значит, что при всей поддержке территориальной целостности Грузии, Запад не станет оказывать одной из сторон конфликта никакого предпочтения.

 

Администрация США принципиально отказывается выбирать между хорошими отношениями с Россией за счет Грузии или хорошими отношениями с Грузией за счет России, заявил во вторник главный советник президента США по России в аппарате Белого дома Майкл Макфол.

 

Результатом "перезагрузки" американо-российских отношений стало улучшение климата доверия между Россией и ЕС и Россией и НАТО, что продемонстрировал в полной мере саммит альянса, прошедший в конце ноября в Лиссабоне. Прошедшая встреча подтвердила соглашения о совместных действиях блока и РФ в Афганистане, укрепил единый фронт против Ирана, и привнес новые договоренности в вопросе взаимодействия российской и европейской систем противоракетной обороны.

 

При этом, несмотря на то, что формально Вашингтон полностью поддерживает право Грузии на вступление в НАТО, на деле у Тбилиси шансов на вхождение в ближайшей перспективе в состав альянса почти нет. Во-первых, НАТО не готов принимать в свой клуб страну с такими серьезными территориальными проблемами. А во-вторых, с чисто технической точки зрения, не совсем понятно, в каких границах принимать Грузию в альянс. То ли вместе с сепаратистскими регионами, на территории которых расположены российские военные базы, то ли без них, что автоматически станет признанием независимости самопровозглашенных республик.

 

Понимая угрозу проигрыша, президент Михаил Саакашвили сформулировал новые контуры внешней политики, озвученные им 23 ноября в Европарламенте. 

 

Саакашвили в выступлении в Страсбурге и в начале декабря на саммите ОБСЕ в Астане заявил, что не будет воевать за возвращение "20 процентов оккупированных территорий" после признания независимости этих республик Россией. Кроме того, грузинский лидер публично призвал Москву к диалогу. Открытый отказ от применения силы и призыв к диалогу является дипломатическим месседжем, призванным укрепить позиции Тбилиси в западноевропейских столицах и в Вашингтоне.

 

Кроме того, желая наладить диалог с Москвой, Тбилиси пытается использовать фактор вступления России во Всемирную торговую организацию. Грузия имеет право заблокировать вступление РФ в ВТО, что должно произойти в начале следующего года.

 

Не исключено, что между Москвой и Тбилиси могут начаться переговоры о вступлении России во Всемирную торговую организацию, сказал Trend пресс-спикер премьер-министра Грузии Николоз Мчедлишвили.

 

Кстати, в МИД Грузии на пост первого заместителя министра недавно был назначен опытный специалист по России Николоз Вашакидзе. Несколько лет назад в качестве дипломата Вашакидзе участвовал в переговорах по выводу российских военных баз из Грузии, после чего возглавил в Тбилиси Институт исследований России и работал первым заместителем министра обороны Грузии.

 

Однако, несмотря на ряд шагов к примирению, сделанных Тбилиси, Москва пока не готова рассматривать возможность диалога с южнокавказским соседом. Возможно, в том числе и потому, что первые призывы к столь необходимому диалогу звучат на фоне разворачивающейся информационной акции по разоблачению российских шпионов в Грузии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.