Странная история. Для меня странная.

Во-первых, необычна та нервозность и агрессивность, которую проявляет в этом скандале мой старый добрый знакомый Алексей Алексеевич Венедиктов. Могу только предположить, что нервозность его происходит от того, что, в глубине души, он чувствует себя дискомфортно, от того, что ввязался в эту историю. А во-вторых, непонятно, как такой опытный редактор и менеджер, я бы даже сказал, опытный политик, как Алексей Алексеевич, по сути дела организовал и срежиссировал этот скандал.

Всем, кто умеет читать, в странах постсоветского пространства известно, что такое карабахский конфликт. Любому профессионалу, работающему в СМИ, понятно, какую реакцию в Баку должен был вызвать сам факт организации и публикации такого интервью, которое сделал Сергей Бунтман. Реакция была предсказуема и вполне адекватна.

Азербайджан - это страна, находящаяся в состоянии необъявленной и незаконченной войны. Часть ее территории охвачена сепаратистским мятежом - так считают в Баку. А другая часть территории оккупирована, причем силами другого государства.

Все это - гигантская травма для народа Азербайджана и его элиты. Как это было бы травмой для любого народа на нашей планете. Вспомните, что чувствовали россияне в разгар обеих чеченских войн.

Посещение таких фронтовых территорий повсюду в мире подчиняется определенным правилам, которые устанавливают государства или режимы, участвующие в конфликтах. Правда, журналисты всего мира часто склонны подобные правила нарушать. Но в этом случае они и их руководители идут на сознательный риск. Риск для жизни репортера, если попадают в гущу боевых действий. Или риск оказаться под действием административных санкций.

Судя по всему, организуя поездку Бунтмана в Карабах - на территорию, охваченную, по мнению Баку, мятежом и через оккупированные территории Азербайджана - Алексей Алексеевич Венедиктов шел на вполне сознательный скандал. Уж он-то при его-то уме и опыте не мог не знать, чем все это кончится.

А кончилось это тем, что Бунтман объявлен персоной нон грата в Азербайджане. И что тут особенного? Это право Азербайджана. Так поступают многие страны, так иногда поступает и наша страна, Россия. В ходе конфликта в Чечне работа журналистов там была обставлена определенными правилами, и те, кто их не выполнял, больше разрешения на работу не получали. Не помню протестов Венедиктова по этому поводу.

Я понимаю Алексея Алексеевича, когда он с яростью защищает своего журналиста и свою радиостанцию. Так должен был бы поступить любой редактор. Но есть небольшой элемент фарисейства в тех почти грубых ярлыках, которые он в эфире своей станции вешает на официальный Баку.

Смешным кажется довод о том, что, раз у России с Азербайджаном безвизовый въезд, то Бунтман имел право проехать через оккупированные районы на мятежную территорию и взять там интервью.

Представьте себе азербайджанского журналиста, который на основании все того же довода о безвизовом въезде появится на российском Северном Кавказе, возьмет интервью у лидеров бандподполья и растиражирует их через азербайджанские СМИ на весь мир.

Какова будет в этом случае реакция российского МИДа и вообще Российского государства? Боюсь, тезис о безвизовом пересечении границы не поможет тогда вообще сохранить дипотношения между двумя странами.

Ну и, наконец, о странном посыле уважаемого мной главного редактора "Эхо Москвы" насчет его права посылать своих журналистов куда угодно без разрешения МИД иностранных государств.

Конечно, такое право у любого главреда есть. Но как-то глупо думать, что это право можно реализовать без согласия властей тех стран, на территории которых журналист должен работать. Такого никогда не было, нет и не будет. Задача журналиста - говорить правду и соблюдать закон. Последнее не менее важно, чем первое. Если только не посылать своих сотрудников на скандал или на смерть сознательно.

Но это уже за пределами журналистики. Как и, судя по всему, скандал, который сознательно организовал Алексей Венедиктов.

Ну и зачем ему это было нужно?

Эльмар Гусейнов, главный редактор журнала "Эхо планеты"