Старт давно ожидаемого трубопровода «Северный поток» дал представителям и России, и Европейского Союза возможность сказать приятные слова друг про друга - но значение здесь имеют скорее действия.

7 ноября российский президент Дмитрий Медведев был в Германии, где принимал участие в официальной церемонии запуска «Северного потока», нового газопровода, который идет по дну Балтийского моря. В результате Россия теперь может осуществлять поставки газа напрямую в Европу, в обход третьих стран, таких как Украина и Польша.

Вместе с немецким канцлером Ангелой Меркель и бывшим немецким канцлером Герхардом Шредером, который является участником консорциума Nord Stream, в церемонии также приняли участие французский и голландский премьер-министры, Франсуа Фийон и Марк Рутте, в связи с тем, что компании из Франции и Нидерландов тоже участвовали в строительстве газопровода вместе с российскими и немецкими компаниями. Когда газопровод будет полностью завершен, его ежегодная пропускная способность будет составлять 55 миллиардов кубометров газа, чего достаточно для снабжения около 26 миллионов домов.

Подробности: «Северный поток» заработал, взаимозависимость России и Европы растет

Строительство трубы обошлось в 7,4 миллиарда евро (10,2 миллиарда долларов), ее длина - 1 224 километра (760 миль), поэтому было неудивительно, когда Меркель заявила на церемонии, проходившей в городе Любмин на балтийском побережье Германии, что трубопровод стал крупнейшим проектом «нашего времени» в сфере энергетической инфраструктуры и примером сотрудничества между Россией и Европейским Союзом.
 
Во время церемонии Меркель назвала Россию ведущим энергетическим партнером Евросоюза. Канцлер Германии заявила, что несмотря на все усилия по диверсификации энергопоставок, две стороны останутся связанными друг с другом на десятилетия, и что энергетическое партнерство с Россией предоставляет огромные возможности. Она также отметила, что хотя строительные работы были осуществлены удивительно быстро, законные интересы всех балтийских прибрежных государств были учтены.


Со своей стороны, Медведев заявил, что новый трубопровод стал «важным шагом в укреплении отношений с Евросоюзом и с Германией». Во время своей остановки в Берлине перед вылетом в Любмин с Меркель, российский президент тепло говорил о стратегическом партнерстве между Россией и Германией. Медведев также рассматривает газопровод как вклад в энергетическую безопасность Европы, и тем самым в общую европейскую безопасность, и надеется, что будут приняты необходимые решения в связи с еврокризисом.

Но Европа не забыла о «газовых войнах» двухтысячных годов, когда поставки газа на континент несколько раз оказывались прерваны из-за ценовых ссор между Россией и Украиной. Хотя Москва справедливо заявила, что проблема кроется в неспособности Украины платить за потребляемый ею российский газ, Европа также критически высказывалась о тайных контрактах между двумя странами, и возникающем в результате недостатке прозрачности, нанесшим ущерб доверию к обеим странам. Вдобавок, большинство российских и иностранных наблюдателей согласны с тем, что Москва пыталась использовать свои энергоресурсы как рычаг, как геополитическое оружие, для восстановления своего статуса великой державы, особенно по отношению к Европе, не в последнюю очередь потому, что Москва объявила об официальной политике, направленной на то, чтобы стать «энергетической сверхдержавой» и сформировать «газовую ОПЕК».
 
Проект «Северный поток» тем самым столкнулся с сопротивлением на фоне опасений, что его реализация увеличит степень зависимости Европы от российского газа, хотя Москва с тех пор и отказалась от своей политики, направленной на то, чтобы стать энергетической сверхдержавой, а попытка создать «газовую ОПЕК» провалилась, как и предсказывали большинство экспертов.

В последние годы Москва тем не менее лелеяла большие надежды на экспорт большего количества газа в Европу. Решение Германии отказаться от атомной энергии после проблем на японской АЭС Фукусима, связанных с мартовским цунами 2011 года, укрепило эти надежды, особенно сейчас, когда трубопровод «Северный поток» впервые даст возможность прямого экспорта газа в Германию и в Западную Европу.

Еще по теме: «Северный поток» - прорыв в энергетической безопасности Европы

Но с 2008 года спрос на газ в Европе упал из-за экономического спада, а импорт сжиженного природного газа увеличился, да и производство сланцевого газа развивается. Вдобавок, исследования и разработки в области альтернативных источников энергии и поиск других поставщиков продолжаются - например, импорт гидроэлектроэнергии из Норвегии посредством линий электропередач, которые сейчас строятся.

Позитивной нотой Медведева в Германии стал приветствуемые изменения в виде отхода Москвы от риторики времен газовых войн, которая в значительной степени подорвала доверие к России. Новый трубопровод представляет собой великолепную возможность для Москвы доказать Европе, да и всему миру в целом, что она становится достаточно зрелой для того, чтобы ставить бизнес выше политики, и для поведения, достойного великой державы, и что она готова и способна извлекать преимущества из огромного нереализованного потенциала для торговли и сотрудничества между Россией и Европейским Союзом.

Однако, как всегда, агрессивная риторика, нацеленная на Европу и на Запад в целом, вполне может быть использована в попытках укрепить внутреннюю поддержку - до тех пор, пока Москва, наконец, не осознает, что бизнес - это не «игра с нулевой суммой».

Йен Прайд - основатель и генеральный директор консультативной группы Eurasia Strategy & Communications в Москве.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.