Компания PKN Orlen заявила, что после налаживания поставок нефти из Саудовской Аравии она может начать покупать сырье из Курдского автономного района Ирака и из Ирана, когда будут отменены санкции ООН. Примеру Польши, возможно, последует Швеция и другие страны бассейна Балтийского моря. Россия пытается представить такие шаги в негативном свете, предупреждая, что сырье из этого региона может проходить через руки «Исламского государства».

Террористическая организация, которая создает квазигосударство, претендующее на роль объединяющего исламский мир халифата, действительно живет за счет нелегальных источников, ключевым из которых выступает торговля нефтью на черном рынке. Сырье из захваченных скважин в Ираке и Сирии при посредничестве соседей во главе с членом НАТО Турцией попадает на станции смешивания, где становится «анонимным». А потом, перемешанное с другой нефтью, оказывается на рынке.

В июле этого года террористы контролировали 11 месторождений в Ираке и Сирии. По неофициальным данным, там ежедневно добывается от 25 до 40 тысяч баррелей нефти, что дает доход в примерно 1,2 миллиона долларов в сутки. Раньше занятые ИГИЛ месторождения приносили три миллиона долларов дохода в день.

Эффективная борьба с такими процедурами заключается не в отказе от диверсификации поставок в Польшу, а в пресечении нелегального оборота нефти. Между тем россияне пытаются переложить ответственность с террористов на Запад и обнародуют разведданные о том, что западные компании покупают нефть у «Исламского государства». На самом деле гораздо эффективнее в борьбе с незаконной торговлей нефтью действуют американцы, чем россияне, которые наносят атаки по демократической сирийской оппозиции, которую поддерживают западные страны.

Американские планы бомбардировок путей нелегального нефтяного транзита через территорию «Исламского государства» были приняты осенью. Налеты начались в октябре. Самую впечатляющую акцию провели 16 ноября, когда США уничтожили 116 из 295 автоцистерн, перевозивших нефть одним конвоем. Акция добавила Вашингтону имиджевых очков на фоне произошедшей тремя днями ранее атаки террористов «Исламского государства» на Париж.

Американцы стремятся перекрыть поставки сырья по автострадам, расположенным на занятых террористами территориях. Ситуацию стараются использовать и россияне, которые подписывают бомбы, которые они сбрасывают в Сирии, «за Париж» вне зависимости от того, падают ли они на головы террористов ИГИЛ или на поддерживаемую Западом оппозицию, с которой борются режимы Башара Асада и Владимира Путина.

Проблема состоит в извечном цинизме предпринимателей, которые закрывают глаза на нелегальную торговлю нефтью, поступающую от террористов. Трейдеры на Ближнем Востоке позволяют добавлять «кровавую нефть» в нефтяные смеси, которые отправляются дальше. У европейских импортеров уже нет возможности исключить ее из оборота. Кроме того, по данным Международного энергетического агентства, она очень дешева по сравнению с законным сырьем из Ирака (30 долларов), американской нефтью WTI (40 долларов) или европейской смесью Brent (40 долларов).

МЭА указывает, что нелегальные практики достигли такого масштаба, что внесли свой вклад в наблюдающееся с середины прошлого года падение нефтяных котировок на биржах.

Методы борьбы следует изменить. Авиационные удары по инфраструктуре, связанной с добычей и транспортировкой сырья, производят краткосрочный эффект. Эксперты говорят, что нанесенный таким образом ущерб можно устранить за пару суток. Проблемой для террористов стало бы уничтожение нефтеперерабатывающих заводов или других технологически сложных объектов, отремонтировать которые «Исламское государство», не обладающее ноу-хау, не сможет. Этот метод, однако, тоже неоднозначен, поскольку он может привести к похищению экспертов нефтяной отрасли, работающих в регионе. Кроме того нефтяная инфраструктура должна будет служить новым сирийским властям. Нефтедоллары призваны в будущем дать Дамаску стабильность вне зависимости от того, кто будет находиться там у власти. Поэтому перед военными западной коалиции против «Исламского государства» стоит сложная задача.

Эти дилеммы использует Владимир Путин, который призывает воссоздать коалицию времен Второй мировой войны. Упрощая реальность, он преподносит себя как активного политика, который наконец решит проблему «Исламского государства». Но правда несколько иная. Операция России в Сирии призвана защитить режим Башара Асада, ослабить оппозицию и взвинтить нефтяные цены на мировых рынках, и только опосредованно она может потенциально помочь борьбе с контрабандой. Основная тяжесть борьбы продолжает лежать на плечах Запада. Поэтому в штабах западного мира размышляют об активизации борьбы с «Исламским государством». Путин ее уже начал. Напряженность в регионе будет возрастать и все больше напоминать пробы сил времен Холодной войны, которые мы видели в Корее, Вьетнаме и на других аренах соперничества крупнейших держав.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.