Их называют «криптовалютой»: биткойн, эфириум, биткойн-кэш, Ripple, лайткойн и еще некоторые другие. Однако, собственно говоря, еще рано называть эти цифровые единицы валютой, деньгами.


Хотя биткойн и остальные уже используются в целях осуществления коммерческих транзакций, однако они еще далеки от того, чтобы быть деньгами: деньги являются общепризнанным средством обмена. Но то, чего нет, может еще появиться. Таким образом, вопрос гласит: при каких условиях криптовалюта может стать «настоящими» деньгами, общепризнанным средством обмена?


Чтобы найти ответ на эти вопросы, придется обратиться к положениям теории денежного обращения. Первый вопрос, который при этом возникает, гласит: может ли нематериальная, виртуальная валюта вообще взять на себя функции денег?


Какими качествами должны обладать деньги?


Ценность, которая может быть использована в качестве денег, должна обладать некоторыми «физическими» свойствами. Сюда обычно относятся следующие: ценность должна быть небольшой, однородной (то есть одинакового вида и качества), прочной, транспортабельной и делящейся, и она должна обладать высокой ценностью за единицу измерения и повсеместно быть признана такой ценностью. В прошлом в конкурентной борьбе за функцию денег первые места занимали прежде всего драгоценные металлы (золото и серебро), поскольку они лучше всего отвечали названным физическим требованиям «хороших денег».

 

В мире все возрастающей дигитализации такая нематериализованная единица, как биткойн и прочие, если она отвечает вышеназванным требованиям, может стать «естественным» кандидатом в деньги. Вопрос в том, должна ли такая ценность действительно существовать физически (как золото или серебро), чтобы быть признанной деньгами. В сегодняшней системе Fiat-Geld деньги нематериализованы. Большая часть денег, которой ежедневно охотно пользуются люди, является средством безналичного расчета (то есть биты и байты на жестком диске компьютера), которое к тому же не может быть превращено в материальную ценность. Следовательно можно предположить, что и криптовалюта, которая физически не существует, вполне может найти признание в качестве денег.


Большое теоретическое препятствие


Однако в теории денежного обращения существует теорема регрессии. Вкратце в ней говорится о том, что


(1) деньги должны появиться спонтанно на свободном рынке, без участия государства, а именно


(2) из их материальной ценности или же из ценности, которая признавалась уже из-за ее немонетарной пользы.


Как сочетается теорема регрессии с предположением о том, что биткойн и другие криптовалюты могут стать денежным средством?


К пункту (1): Нет никакого сомнения в том, что криптовалюты являются «феноменами свободного рынка». Например, биткойн был создан в качестве цифровой единицы в результате частной инициативы. Изобретателем является человек под псевдонимом Сатоси Никамото (Satoshi Nakamoto). Уже возник также «естественный» спрос: все большее число людей хотело бы обладать биткойном и расплачиваться им. Все это происходит без участия государства.


К пункту (2): Теорема регрессии говорит о том, что ценность, прежде чем стать деньгами, должна обладать немонетарной рыночной стоимостью, немонетарным обменным эквивалентом. Так, например, золото, прежде чем его стали использовать в качестве денег, издавна пользуется спросом и высоко ценится, например, в церковной сфере или при изготовлении украшений. Таким образом, золото уже обладало немонетарной ценностью прежде чем оно стало использоваться в качестве денег.


Биткойн соответствует этой теории


Совместимы ли биткойн и прочие с теоремой регрессии? Возможны разные точки зрения. Коротко назовем здесь две из них.


(а) Теорема регрессии объясняет возникновение денег экономикой натурального обмена («бартер»), в которой еще нет никаких денег. Однако появление биткойна произошло уже при функционирующей денежной экономике. С этой точки зрения, можно сказать, что при создании первой рыночной цены биткойна на него была перенесена покупательная способность существующих денег (доллары США или евро). Таким образом, теория регрессии в значительной степени подтвердилась.


(b) Очевидно, вполне соответствовало бы теореме регрессии, если бы участники рынка с самого начала рассматривали бы биткойн в качестве немонетарной ценности (нашли бы его, например, интересным ввиду его новизны и были бы готовы что-то потратить на его приобретение), прежде чем они стали бы использовать его в качестве средства обмена. И что именно это и произошло, вполне мыслимо (хотя, быть может, и не сразу «доказуемо»).

Однако решающей является в конечном счете точка зрения о том, что теорема регрессии представляет собой логически неизбежное условие (специалисты говорят также об априорном или праксеологичном условии) для возникновения денег:


Если биткойн становится деньгами, он должен соответствовать теореме регрессии. Иначе говоря: если ценность когда-либо станет применяться в качестве денег, то ее денежная ценность должна соответствовать теореме регрессии. (Правильность теоремы регрессии не может быть подтверждена или опровергнута наблюдаемыми событиями).


Короче: теоретические соображения по поводу денег показывают, что ничто не препятствует превращению криптовалют в деньги. Конкуренция — насколько это допустимо — решит, смогут ли биткойн и Со победить в борьбе с нынешними фидуциарными деньгами: в конечном счете все зависит от того, станут ли цифровые деньги предпочтительнее по сравнению с фидуциарными. С точки зрения теории денежного обращения, не существует однако никаких оснований для утверждения (что можно повсеместно услышать) будто биткойн и остальные криптовалюты не могут подняться до уровня денег в качестве общепризнанного средства обмена.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.