Двенадцатого февраля на Украине официально приостановила работу виртуальная миссия Международного валютного фонда. Результат один: отсутствие результата. Пока правительство может привлекать средства иностранных инвесторов, которые готовы вкладывать деньги даже в виртуальные валюты, реформ на требования МВФ ожидать не стоит Как долго власть сможет заигрывать с МВФ и чем это обернется?

О программе Фонда

Действующую кредитную программу stand-by МВФ утвердил 9 июня 2020 года. Ее объем — 5,04 миллиарда долларов, из которых 2,1 миллиарда долларов стране перевели сразу после подписания. До конца 2020 года, в сентябре и декабре, Украина должна была получить еще два транша по семьсот миллионов долларов. Переговоры начались сразу после избрания Владимира Зеленского президентом.

Сначала Украина договаривалась о долгосрочной программе расширенного финансирования (EFF), однако после начала пандемии коронавируса стороны согласились, что программа должна быть краткой и сосредотачиваться на поддержании платежеспособности украинской власти в условиях карантина.

В эту кредитную программу МВФ не закладывал сложных реформ. Для получения семисот миллионов долларов в сентябре нужно было приложить минимум усилий: утвердить план работы с проблемными кредитами и ввести рынок газа для населения. Оба требования были выполнены заблаговременно.

Казалось, что второй транш в кармане. Однако Украине удалось «удивить» МВФ и отложить получение траншей. Неожиданная отставка главы Нацбанка, которую он объяснил политическим давлением, «демонтаж» Конституционным судом антикоррупционной инфраструктуры и провал в проведении судебной реформы привели к тому, что Украина не получила не только второй, но и третий транш МВФ.

Миссия Фонда начала работать на Украине только в конце декабря 2020 года, и то дистанционно. Она была самой продолжительной за всю историю, потому что продолжалась более шести недель с небольшим перерывом в период рождественских праздников. Продолжить работу с МВФ просила украинская сторона.

«Для нас принципиально оставаться в программе МВФ. Мы сейчас в активной стадии переговоров. У нас продлена миссия на семь-десять дней. Есть надежда, что за это время мы завершим меморандум и четко поймем, какие мы сможем взять на себя обязательства», — заявлял в конце января министр финансов Сергей Марченко.

Похоже, что продолжение работы миссии не помогло убедить фонд выделить финансирование.

Что не устроило МВФ

По итогам работы миссии МВФ представитель фонда Йоста Люнгман перечислил наиболее дискуссионные вопросы. Во-первых — усиление управления Национальным банком. Вопросы к НБУ у фонда возникли после предоставления Украине первого транша, когда в июле с должности ушел Яков Смолий.

С того времени правление Нацбанка обновилось более чем на половину, а из предыдущей команды осталось только двое из шести членов — Дмитрий Сологуб и Екатерина Рожкова. Давление на них и беспокоит МВФ. В октябре Совет НБУ объявил выговоры Сологубу и Рожковой. Кроме того, у Рожковой забрали ключевые полномочия по регулированию банковского сектора, передав их новому председателю Кириллу Шевченко. Тогда на эту ситуацию отреагировали в фонде, хотя ранее кадровые вопросы МВФ не комментировал. Вопросы полномочий в правлении НБУ удалось решить (банковский надзор перешел к Ярославу Матузко, профессиональному юристу, у которого до этого не было опыта работы с банковским регулированием), однако беспокойство фонда осталось.

На этот раз они связаны с тем, что уже в июле 2021 года истекает срок полномочий Сологуба. По стечению обстоятельств, в этот же период заканчиваются полномочия одного из членов Совета Нацбанка Виталия Шапрана, который мог бы претендовать на позицию в правлении регулятора.

За время своей работы Шапран запомнился неординарными заявлениями и критикой политики, которую проводил предыдущий состав правления НБУ. По данным источников ЭП, кроме него, на должность Сологуба претендует еще один член совета — Елена Щербакова.

В МВФ стремятся, чтобы членам Совета Нацбанка было запрещено занимать должности в правлении регулятора в течение трех-пяти лет после отставки. Частично эти требования содержатся в изменениях к банковскому законодательству, которые НБУ наработал совместно с депутатами. Их принятие является вторым дискуссионным вопросом, который обсуждала миссия МВФ.

Во-вторых, изменения к банковскому законодательству должны решить ряд проблем, связанных с работой Фонда гарантирования вкладов физических лиц.

Речь идет о задолженности перед Минфином, которая возникла во время банковского кризиса 2014-2016 годов, когда фонду не хватало денег для осуществления выплат вкладчикам обанкротившихся банков, а также об участии в фонде государственного Ощадбанка.

В-третьих, Украина второй год подряд живет с рекордным дефицитом бюджета. Если к дефициту в 2020 году у фонда вопросов почти не было из-за пандемии и экономического кризиса, то дыру в текущем бюджете в размере двести семьдесят шесть миллиардов гривен МВФ подверг критике.

Более того, сейчас в Минфине началась работа над трехлетним бюджетным планированием. Судя по заявлению МВФ, именно к дефициту в среднесрочной перспективе возникло больше всего вопросов. Очевидно, правительство не смогло продемонстрировать готовность вернуть дефицит бюджета на докризисные 2-2, 3% от ВВП.

Еще один бюджетный вопрос — проведение аудита фонда противодействия коронавирусу. Аудит — одно из требований фонда для получения денег в 2021 году. В правительстве же не спешат проводить аудит расходов, поскольку половина средств была потрачена на дороги, а не на поддержку медицины.

В-четвертых, судебная и антикоррупционная реформы. За время, прошедшее от начала старта программы standby, Украина не только не смогла продвинуться вперед в этом направлении, но и сделала несколько шагов назад.

Конституционный суд фактически отменил антикоррупционную инфраструктуру, за что Владимир Зеленский хотел «отменить» Конституционный суд. В стране начался конституционный кризис.

При этом парламент не спешит рассматривать и принимать необходимые законопроекты, чтобы выйти из кризиса и обеспечить надлежащую работу НАЗК, НАБУ и САП.

В-пятых, украинская власть сделала шаг назад в энергетической реформе, ограничив цены на газ для населения. Это решение было принято в разгар переговоров с МВФ. Как известно, введение рынка газа было одним из предыдущих требований фонда.

Как отреагировала власть

Согласно позиции украинской власти, безрезультативное завершение работы миссии МВФ не выглядит катастрофическим.

Едва ли не первым на завершение работы фонда отреагировал глава НБУ Кирилл Шевченко, заявив, что рекомендации МВФ относительно усиления институциональной способности и управления в Нацбанке в части полномочий Совета НБУ будут учтены.

Министр финансов Сергей Марченко в традиционно сдержанной манере отметил, что правительство ведет «конструктивный диалог». В частности миссии передали для анализа законопроекты, которые должны решить дискуссионные вопросы.

В Офисе президента вообще заявили, что отсутствие результатов на переговорах — это вина не только украинской стороны, но и фонда. Об этом сообщил внештатный советник главы ОП Тимофей Милованов.

«Миссия приостановила работу. Обе (!) стороны могли сделать больше для успеха. Есть определенные сложности, но они тактического характера. То есть, возможно, будут какие-то действия с украинской стороны для усиления успешность переговоров в ближайшие недели. Что конкретно? Думаю, будет известно в ближайшие дни», — написал он в Фейсбуке.

Что же собираются делать украинская власть? В Центре противодействия коррупции заявили, что правительство пятнадцатого февраля утвердило законопроект, который позволит уволить главу НАБУ Артема Сытника. Реакцию МВФ на такое решение спрогнозировать нетрудно.

Некоторые народные депутаты и вовсе заявили о необходимости проведения аудита сотрудничества Украины с фондом.

«Наше сотрудничество с Международным валютным фондом требует пересмотра и полного аудита. С 2014 года мы взяли более четырех миллиардов долларов, а отдали менее двух миллиардов. Платим проценты даже за те займы, которых не получили», — заявила депутат из фракции «Слуга народа» Ольга Василевская-Смаглюк.

Ее однопартиец, глава комитета по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Даниил Гетманцев заявил, что сотрудничество с МВФ возможно только тогда, когда оно будет удовлетворять и интересы Украины.

«Радоваться нечему, бесспорно, такой результат является отрицательным. С другой стороны, мы должны понимать, что сотрудничество с любым международным партнером возможно тогда, когда это удовлетворяет интересы как международных партнеров, так и Украины».

Проживет ли Украина без МВФ

Спокойная и даже самоуверенная реакция украинской власти на провал переговоров с МВФ связана с ее верой в то, что прожить без поддержки фонда Украине удастся несмотря на значительную долговую нагрузку на бюджет.

В 2021 году, помимо привлечения двести семидесяти шести миллиардов гривен на покрытие дефицита бюджета, Минфину необходимо выплатить по меньшей мере шестьсот миллиардов гривен по внешним и внутренним долгам. По последним расчетам Минфина (на 1 февраля), пик выплат придется на сентябрь, когда за один месяц государство должно выплатить сто два миллиарда гривен.

Однако такая ситуация правительство и парламент, похоже, не пугает. «Мы убеждены, что без очередного транша МВФ пройти 2021 год будет гораздо труднее, но это ни в коем случае не будет катастрофой», — сообщил Гетманцев.

Оптимизм власти объясняется просто: мировые финансовые рынки сейчас «распирает» от огромных объемов напечатанных денег, которые почти некуда вкладывать.

«Ставки в мире сейчас рекордно низкие. В евро они отрицательные. В то же время на мировых рынках есть колоссальный ресурс, который идет даже в такие пустые и надутые «пузыри», как криптовалюта. Туда инвестируют огромные деньги, хотя там нет никакой стоимостной основы.

По сравнению с этим, Украина, которая будет открывать рынок земли, имеет огромный потенциал по привлечению ресурсов на внешних рынках», — сообщил директор департамента риск-менеджмента «Аккорд банка» Николай Войткив.

Безрезультативная работа миссии МВФ не повлияет на финансовую стабильность в краткосрочной перспективе, считают эксперты.

«Имея резервы в тридцать миллиардов долларов, даже сентябрьский пик выплат по государственному долгу не представляется той суммой, ради которой стоит напрягаться. Если к тому времени нерезиденты перестанут покупать ОВГЗ, то на помощь придут банки, как это было в 2020 году», — сообщил исполнительный директор «CASE Украина» Дмитрий Боярчук.

Ситуация рискует значительно ухудшиться, если доступ к финансированию извне закроется. Это может произойти, когда инвесторы поймут, что проблемы с МВФ не временные.

«Украинские и иностранные инвесторы ориентируются на сотрудничество с МВФ. Если они увидят, что сотрудничества нет, то перестанут инвестировать. Это приведет если не к экономическому падению, то к отсутствию роста.

Это ударит по гривне, потому что финансовая стабильность базируется на сотрудничестве с МВФ. Как только начнут тратить деньги из резервов, то все сразу все поймут. Дальше будет стандартная история: все побежали и я побежал», — прогнозирует инвестиционный банкир DragonCapital Сергей Фурса.
К сожалению, украинская власть привыкла сотрудничать с МВФ лишь тогда, когда ей это очень необходимо. Тогда и парламент принимает все необходимые законы, и цены на газ меняются в унисон с рыночными трендами.

Научиться работать с фондом до того времени, когда в бюджете не остается денег для финансирования незащищенных расходов, пока никто не собирается.

В то же время в МВФ понимают, что Украина может проводить реформы только под давлением неблагоприятных обстоятельств. Поэтому и не спешат помогать финансово.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.