«Так стену сломали или она сама упала? А жертвы были?», - так 22-летний художник-аэрограф Патрицио реагирует на сообщение о памятных мероприятиях, приуроченных к 20-ой годовщине падения Берлинской стены. Молодой человек, который вырос и учился в Женеве, до сегодняшнего дня ничего не слышал о Стене. Слова «Холодная война», «СССР», «Перестройка» и «Штази» ему также незнакомы.

Небольшая прогулка по городу приводит нас к удручающему выводу: большинство молодых людей в возрасте от 13 до 25 лет вообще ничего не знают об этой недавней странице истории. Впрочем, некоторые все-таки что-то слышали о Берлинской стене, хотя их и не слишком интересовало, что это такое.

 

«Что-то из фильма ‘Good Bye Lenin’»

 

Некоторые молодые люди смутно припоминают, что им рассказывали о чем-то таком в школе, хотя они и не помнят, что же это такое. «Я никогда особо не интересовался историей, - заявляет 18-летний Квентин. – Берлинская стена – это вроде что-то из фильма ‘Good Bye Lenin’».

 

Четыре подружки-гимназистки делают большие глаза и хором отвечают: «Я не знаю», - почти извиняясь за свое невежество. Они говорят, что никогда ни о чем таком им не рассказывали ни дома, ни в школе.


По мнению 17-летнего Бруно дос Сантоса (Bruno dos Santos), Берлинская стена «разделяла религии. Евреев и еще кого-то, уже не помню. Нам об этом что-то рассказывали в школе, но как-то оно все вылетело из головы».


Двадцатилетняя Стефани Фолькер (Stéphanie Voelker) признает пробелы в своем образовании: «Я буду выглядеть невеждой. Я не слишком-то много знаю об этом периоде истории. Наверное, немцы построили эту стену, чтобы обороняться. А Холодная война… это та, которая с 1939 по 1945, да?»


Берлинская стена ассоциируется у 15-летней Ольги с камушком, который привезли из Берлина, но она ничего не знает ни о Холодной войне, ни об СССР. «Я просто недавно видела фотографии людей, которые пытаются перебраться через стену, но особо не вникала в суть дела». 16-летний юный спортсмен Люка вообще не интересуется историей, Берлин для него синоним легкой атлетики.

 

«Это начало новой эры»


Конечно, это не социологический опрос, но из 30 опрошенных подростков только трое ответили что-то вразумительное. Среди них 22-летняя Камилла: «Я изучаю историю в университете, а мой папа - историк». Конечно, это способствует хорошему знанию истории.

 

17-летний Кловис Мерсера (Clovis Mercerat) тоже дает приемлемые объяснения: «Стена отделяла коммунистические страны от демократических стран Европы. Это были две совершенно разные социальные системы. С одной стороны было все, а с другой – все было только одной марки: одна марка машин, одна марка паштета и т. д.»


Студент-политолог Лоран Вильтхабер (Laurent Wilthaber) до 16 лет учился не в Женеве: «Я изучал этот исторический период в школе и в университете. Для меня падение стены – это начало новой эры».