«Дело о соборе» от Кремля до Парижа», - французский журнал «Нувель Обсерватер» расследует обстоятельства покупки Россией участка в центре Парижа для строительства собора и комплекса зданий РПЦ. Журналист Винсен Жовер не исключает, что православный центр может быть использован российской разведкой.

Статья журналиста Винсена Жовера в журнале «Нувель Обсерватер» построена по принципу «шпионских романов» с участием глав государств, церковных иерархов и высокопоставленных чиновников – как с российской, так и с французской стороны.

КАК И ЗАЧЕМ РОССИЯ КУПИЛА УЧАСТОК В ЦЕНТРЕ ПАРИЖА?


«Дело о соборе», которое расследовал Винсен Жовер, связано с покупкой Россией – в начале 2010 года – земельного участка в самом центре Парижа, на набережной Бранли. На этом участке – между Эйфелевой башней и эспланадой Инвалидов – до сих пор располагалось здание метеорологической службы Франции «Метео-Франс». По результатам конкурса, участок отошел России, которая предложила самую высокую цену – 70 миллионов евро (больше, чем ожидали французы). На землю претендовала Канада, которая, в конце концов, отказалась участвовать в конкурсе, а также Саудовская Аравия, присмотревшая лакомый участок для строительства своего нового посольства. В конечном итоге, участок был куплен для нужд Русской Православной Церкви: там планируется строительство собора, духовной семинарии и еще нескольких зданий РПЦ.

Журналист Винсен Жовер не поверил официальной версии. За российской победой на конкурсе по продаже «Метео-Франс» он увидел имперские поползновения Кремля, а также шпионскую угрозу. В своей статье в «Нувель Обсерватер» журналист попытался ответить на вопрос – как и зачем Россия купила землю в центре Парижа?

ПУТИНИЗМ: ЛЕГИТИМНОСТЬ ПРИ ПОМОЩИ ЦЕРКВИ

В покупке парижского участка для РПЦ Винсен Жовер увидел часть глобальной стратегии «путинского режима». Что это за стратегия? Уже давно режим Путина пытается обеспечить свою легитимность при помощи церкви, - считает французский журналист. Для Кремля строительство нового собора РПЦ в Париже имеет важное символическое значение. Это будет первый собор, построенный Россией во Франции со времен падения династии Романовых. Возвести храм в самом сердце Париже – значит для Путина представить себя наследником великой Российской империи. Собор должен стать символом возвращения российского влияния во Францию и в западную Европу. Того влияния, которое существовало в конце XIX века, во времена Александра III и франко-российского сердечного альянса.

Посему «дело о соборе» в изложении журналиста Винсена Жовера выходит далеко за пределы сугубо культурной или внутрицерковной истории. Оно становится частью большой политики с участием президентов России и Франции.

НАСТУПЛЕНИЕ РПЦ ВО ФРАНЦИИ

После прихода в власти в Кремле Владимира Путина РПЦ активизировала свою деятельность во Франции. С помощью Кремля или по его приказу? – задается вопросом журналист. Очевидны попытки РПЦ прибрать к рукам недвижимое имущество, которым распоряжаются православные общины, отколовшиеся от Московского патриархата после революции 1917 года. Достаточно вспомнить борьбу за православный храм во французском Биаррице, или собор в Ницце, отвоеванный Россией по суду у потомков «белой иммиграции».

АЛЕКСИЙ II и САРКОЗИ: ПОГОВОРИМ О НЕДВИЖИМОСТИ

Частью операции стал визит во Францию патриарха Алексия II осенью 2007 года. Автор «Нувель обсерватер» рассказывает, насколько трудно было патриарху добиться тогда встречи с новоизбранным президентом Саркози. МИД выступал против такой встречи, опасаясь российской экспансии во Франции. Алексий добился аудиенции при помощи своего давнего знакомого в Ватикане – французского кардинала Роже Эчегаре, спецэмиссара Папы Римского. На встрече с Саркози патриарх говорил не только об экуменизме и дипломатии… Речь зашла о вопросах недвижимости. Парижский храм РПЦ на улице Петель слишком мал, Москве нужен новый храм, - говорил Алексий президенту Франции.

"ЗАВХОЗ КРЕМЛЯ" И ПАРИЖСКИЕ ЛОББИСТЫ


В 2008 году «операцию собор» начинает курировать Владимир Кожин, управляющий делами президента России. Автор «Нувель Обсерватер» называет его бывшим сотрудником КГБ, хотя сам Кожин это утверждение опровергает. Кожин знает о планах властей Франции по продаже здания «Метео-Франс» на набережной Бранли. В дело вступает посол России во Франции Александр Орлов. Его задача – не допустить продажи участка Канаде, которая убеждает французов уступить землю по межправительственном соглашению, без конкурса. К России как возможному покупателю во французских коридорах власти относятся с опаской. Кожин обращается к услугам влиятельного консалтингового кабинета, который возглавляет Александр Медведовски. В кабинете работают бывшие высокопоставленные чиновники, а сам Медведовски – некогда видный активист соцпартии – неплохо знаком с главой секретариата президента Саркози. Усилия лоббистов не пропали даром: Канада отказалась участвовать в конкурсе на покупку «Метео-Франс».

МЕДВЕДЕВ-САРКОЗИ: ПРЕЗИДЕНТСКИЙ ТЕТ-А-ТЕТ

Решающий момент «операции собор» наступает 18 декабря 2009 года в Копенгагене. На саммите ООН по климату президенты Саркози и Медеведев встречаются один на один. Вряд ли, для обсуждения климатических изменений, - считает журналист «Нувель обесерватер». Медведеву нужно получить площадку в Париже для строительства собора, - уверен Винсен Жовер.

Саркози не может отказать российскому коллеге: на кону переговоры о продаже Москве вертолетоносца «Мистраль», компания «Газ де Франс» стремится войти в проект газопровода «Северный поток». Поддержка Медведева нужна Саркози в контактах по Ирану и безопасности в Европе.

После встречи с Медведевым из Копенгагена Саркози звонит своему министру бюджета: Эрик Вёрт отвечает за распродажу госимущества. Факт разговора в администрации не отрицают. Журналист Винсен Жовер не исключает, что Саркози мог дать министру указания о проведении конкурса в пользу России. Власти Франции от такого объяснения, разумеется, открещиваются. Но несколько дней спустя министр Эрик Вёрт принимает у себя… Владимира Кожина, управляющего делами президента России. Зачем? Снова тайна.

И вот 28 января обнародованы предложения пяти претендентов на земельный участок в центре Парижа. Предложение Москвы оказывается самым заманчивым. Не исключено, что кто-то сообщил россиянам заранее о предложениях соперников, чтобы Кремль мог дать более высокую цену, - считает журналист «Нувель Обсерватер».

«ДУХОВНОЕ» ВЛИЯНИЕ РПЦ ИЛИ СВР?

Итак, борьбу за участок «Метео-Франс» Москва выиграла: через 2-3 года на этом месте будет построен православный храм и духовно-культурный центр РПЦ. Но опасаются в Париже вовсе не роста духовного влияния московского православия. Французскую контрразведку беспокоило и беспокоит опасное соседство будущего собора. Рядом располагается не только МИД Франции. Парижским соседом РПЦ окажется дворец Альма, где расположен Высший совет магистратуры, который представляет к назначению и контролирует работу судей Франции. Тут же расположена почтовая служба президента, а также служебные квартиры высших чиновников. Сейчас здесь квартирует ни много ни мало советник президента Саркози по внешней политике Жан-Давид Левит. Носители главных секретов Республики окажутся на расстоянии вытянутой руки от зданий, принадлежащих российскому режиму.

Соседство тем более опасное, что в последние годы французская контрразведка отмечает небывалую активность во Франции Службы внешней разведки России. Число российских шпионов в Париже никогда не было столь высоким с 1985 года, - отмечает журналист Винсен Жовер, чье расследование публикует журнал «Нувель Обсерватер».