Млада Болеслав/Турнов. При въезде в город Млада Болеслав у дороги среди отремонтированных панельных домов стоит бетонный, темно-серый замок. На его окнах прилеплены буквы: E-R-O-T-I-C. А внутри в одном из разваливающихся помещений на стене еще догнивает карта Советского Союза с напечатанными и написанными от руки названиями на русском языке. А на внешней стене – плакат, напоминающий о жертвах сопротивления нацизму.

Через это здание прошла история, здесь размещались австрийские и чехословацкие войска, гестапо, советская армия, а еще дикие предприниматели 90-х годов.

Однако уже скоро бывшие болеславские казармы должны превратиться в великолепный отель. Хотя и сегодня десятки людей, бродящих в поисках ночлега, находят здесь приют. Здание, где каждый последующий шаг среди облетевшей штукатурки и обломков стены кажется рискованным предприятием, населяют бездомные. «Вы тут особо не мешайте», - сразу же выпроваживают нас.

Если казарма на другом конце города стала домом престарелых, это здание все еще напоминает о прошлом. «Еще не решены вопросы подъезда к отелю», - объясняет задержку в строительстве мэр города Радуан Нвелати (партия ODS).

Борщ, смешанный с женскими духами

Млада Болеслав – лишь одно из многих мест, где после 1968 года можно было легко услышать русскую речь. Советские солдаты разместились в общей сложности где-то в 90 населенных пунктах в тогдашней Чехословакии. Они занял сотни объектов, но точных данных нет.

А вот количество солдат до сих пор не раскрывают. Когда войска уходили, говорили, что солдат в стране было около 90 тысяч, и еще 40 тысяч гражданских, которые обслуживали военных.

Работники, например, были нужны в магазинах, куда ходили и чехи. «Я помню, как я там для внучки купила прекрасные полотенца. Большое банное, два поменьше и одно совсем маленькое, все одного цвета. Они были красиво упакованы. Такие вы и сегодня здесь не достанете, разве что в Праге», - рассказывает пожилая дама в доме престарелых на окраине Турнова, учреждение расположено в месте, где когда-то тоже были русские.

За эти двадцать лет, с тех пор, как чехи в эйфории выпроводили русских, многие острые углы уже сгладились. Жители городов, где были советские солдаты (сегодня это может показаться немного странным) редко выражали негативные чувства, хотя по их городам как ни в чем не бывало ездили танки и другая тяжелая техника, улицы утрамбовывали военные сапоги советских офицеров, а чешским девушкам родители запрещали приближаться к казармам из-за слухов об изнасилованиях.

«Да, в этих местах из-за стен, говорят, шел запах борща, смешанный с тяжелыми духами жен офицеров. Мы не любили их, но мы научились жить рядом с ними», - единодушно говорят свидетели тех событий.

Солдаты оставили после себя множество экологических бед, с которыми чешская природа не может справиться до сих пор. Пример армейских помещений с повышенной радиацией, только в небольшом масштабе: из шикарной семейной виллы в стиле модерн, принадлежащей основателю предшественницы «Шкоды» Вацлаву Клементу (Václav Klement), русские сделали одну из своих основных баз. Днем здесь несли службу и вели дела, ночью пили, а в подвале, говорят, русские мучили своих людей.

А еще здесь торговали бензином.  «Стычки главным образом были в 1969 году после громкой победы в хоккее, тогда русские даже грозились объявить чрезвычайное положение. В последующие годы в городе происходили, скорее, дорожно-транспортные происшествия. Тяжелой техникой управляли молодые мальчики, которые не очень умели это делать, и вот они то здесь, то там наезжали на пешеходов или сталкивались с легковыми автомобилями», - описывает происходившие тогда конфликты директор музей города Млада Болеслав Людек Бенеш (Luděk Beneš).

Но существуют и такие места, где прошлое позволяет забыть о себе, вы его даже не ощущаете в воздухе. Например, уже упоминавшийся Турнов в Чешском рае. Оттуда советские войска ушли практически в первую очередь. Обе казармы сегодня перестроены в школы. Окрашенные в пастельные тона эти здания не напомнят о том, что раньше люди боялись пройти мимо, а за стенами из окон торчали обритые головы советских солдат, в перерывах между выездами на полигон. «Турнову повезло в том, что нам в финансовом отношении очень помог наш земляк, который потом эмигрировал. Ян Богуслав Горачек (Jan Bohuslav Horáček) только на перестройку верхних казарм дал 60 миллионов крон из собственных сбережений. Тогда уже шла речь о сносе объекта», - рассказывает мэр города Гана Майерова (Hana Maierová).

Опустевшие после русских панельные дома

В городе есть последний объект, напоминающий о русском прошлом. В этот четырехэтажный дом Ярка Гассова (Jarka Hassová) когда-то ходила с мамой за русскими конфетами, сегодня здесь живут люди. Без платы, просто за то, что они реконструировали собственные жилые помещения. «Здесь не страшно. Только вместо подвала у нас бункер», - говорит тридцативосьмилетняя женщина. Внизу, в подвале, она никогда не была.

Истории зданий, оставшихся после советских солдат, чаще всего имеют хороший конец, если это истории общественных зданий, домов престарелых или школ. Однако ряд сооружений продолжают хиреть и сегодня. Наверное, самый известный пример – это Миловице в Центральной Чехии. Когда-то это была деревня, где жило около тысячи человек, потом туда постепенно приехали 50 тысяч советских солдат. Опустевшие панельные дома до сих пор уродуют это место.  

«Например, реконструкция школы, куда ходили дети советских солдат, обойдется в 450 миллионов крон. При этом нет никакой программы дотаций, которая могла бы нам помочь», - уже давно жалуется  заместитель старосты Мирослава Длоуга (Miroslava Dlouhá).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.