С 1999 года 12 стран от Прибалтики до Балкан прошли путь от партнерства до полноправного членства в НАТО. Поэтому можно с уверенностью сказать, что в новой Стратегической концепции альянса, которая будет представлена на Лиссабонском саммите 19-20 ноября, будет подтверждена политика "открытых дверей", предусматривающая, что "ни одной из демократических стран Европы, чье принятие в состав альянса соответствует целям (вашингтонского) договора, не будет отказано в рассмотрении заявки на вступление".

Однако процесс расширения в восточном направлении с включением в состав НАТО таких кандидатов, как Грузия, Македония и Черногория, приостановился, а украинский президент Виктор Янукович положил заявку своей страны на полку. Поэтому теперь очередной этап расширения НАТО может пойти в ином направлении: на север.

Присоединившись в 1994 году к программе "Партнерство во имя мира", Финляндия и Швеция наладили тесные связи с НАТО, и сейчас многие члены альянса считают эти государства реальными союзниками. Обе страны с готовностью направили свои воинские контингенты для участия в натовских операциях в Боснию-Герцеговину и Косово, а позднее и в Афганистан.

Они участвуют в многочисленных программах НАТО, которые помогают им модернизировать свои вооруженные силы, превращая их из устаревших и ненадежных механизмов времен холодной войны в более боеспособные и боеготовые армии.

В новой Стратегической концепции почти наверняка прозвучат доводы в пользу расширения диалога и прагматичного сотрудничества НАТО с Россией, активизации ответных действий гражданских и военных структур в условиях кризисов, налаживания более тесных отношений с ЕС и другими ключевыми международными актерами, а также укрепления сотрудничества по глобальным вопросам, включая защиту киберпространства и безопасности на морских путях Балтики и Арктики.

В этих и многих других областях у Финляндии и Швеции много общего с их союзниками по НАТО. Но поскольку они находятся в роли партнеров, их возможности по информированию членов НАТО, выработке и реализации политики альянса остаются ограниченными.

Финские и шведские руководители сегодня открыто признают то, что давно уже поняли многие: ни одна страна не может в одиночку реализовать стратегию безопасности. И они начинают задавать правильные вопросы:

- Поскольку НАТО будет в перспективе постоянно оказывать глубочайшее воздействие на их систему безопасности, не лучше ли им уже сейчас получить место за столом переговоров, где формируется политика альянса?

- Учитывая тенденцию укрепления сотрудничества между ЕС и НАТО, не оказываются ли они в невыгодном положении при налаживании такого сотрудничества по сравнению с 21 страной-членом ЕС, которые также входят в НАТО?

Такие же вопросы задавали в свое время и французские руководители, которые решили в 2009 году вернуться к полноправному участию в военных структурах НАТО после 43-летнего отсутствия. Вот их вывод: принцип "одной ногой внутри, другой снаружи" в НАТО не срабатывает.

Но хотя все полагают, что Хельсинки и Стокгольм будут со временем совместно добиваться членства в альянсе, здесь налицо недооценка различий в их военной культуре.

Многих финских стратегов беспокоит Россия. И это вопреки заявлениям, подобным тем, с которым в апреле выступил министр обороны Юри Хякямиес (Jyri Hakamies), сказавший, что Россия "не представляет никакой реальной военной угрозы Финляндии". Их беспокойство вполне понятно, учитывая кровопролитные войны Финляндии с Советским Союзом в 1939-1944 годах, а также недовольство из-за грубого давления Москвы на протяжении следующих 45 лет.

Однако Финляндия, бдительно следящая за развитием военной и политической ситуации в России, проводит позитивную политику в вопросах торговли, энергетики, защиты окружающей среды и по другим направлениям сотрудничества со своим восточным соседом.

Москва с раздражением относится к расширению НАТО, и финны не знают, как это может на них отразиться. Именно этим объясняются результаты проведенного в 2009 году опроса общественного мнения, когда 28 процентов респондентов высказались за членство Финляндии в НАТО, а 62 процента против.

Но начиная с 2004 года государственные министерства, парламентские комиссии и авторитетные аналитические центры регулярно публикуют свои отчеты, в которых методично оцениваются преимущества и недостатки членства. Поэтому противникам вступления сложно выстраивать свою линию аргументации, основываясь на мифах.

Опытные финские обозреватели считают, что если у политических лидеров страны появится единодушное мнение в пользу вступления в НАТО (а это будет зависеть от результатов парламентских выборов в апреле будущего года и от президентских выборов, которые состоятся в 2012 году в январе), то общество их поддержит и сплотится вокруг них.

Швеция живет в мире почти 200 лет, хотя российская интервенция против Грузии встревожила Стокгольм. И хотя отношение шведов к политике США с 2008 года улучшилось, их нравоучительный нейтралитет и пылкие антиядерные настроения, ставшие наследием холодной войны, время от времени дают о себе знать.

Взгляды шведов претерпевают изменения. После 2007 года правящая коалиция отошла от традиционных взглядов на военное неприсоединение и при поддержке парламентского большинства приняла "декларацию солидарности", в которой говорится: "Швеция не будет пассивно наблюдать со стороны, если какое-то государство-член ЕС или скандинавская страна окажутся под угрозой катастрофы или нападения. … [Соответственно] Швеция сможет предоставить военную помощь или получить ее".

Проведенное в Швеции исследование показало, что с 2005 по 2009 год количество людей, выступающих за "немедленное" или за "постепенное" вхождение в НАТО, увеличилось с 17 до 35 процентов.

Тем не менее, шведские политики меньше, чем их финские коллеги готовы заниматься решением вопроса о членстве в НАТО. Правящая коалиция, сформировавшая правительство меньшинства после выборов 19 сентября, разошлась во мнениях по этому вопросу и не может договориться о проведении объективного анализа. Такая тупиковая ситуация может сохраниться на протяжении нескольких лет.

Что в таких условиях следует делать НАТО? Если говорить просто, запастись терпением. Расширение это не самоцель. Если альянс примет верную Стратегическую концепцию, если он сумеет реформировать свои военные и гражданские структуры и продемонстрирует солидарность перед лицом угроз 21-го века, то он останется путеводной звездой евроатлантической безопасности, которая будет манить к себе Финляндию и Швецию.

Если же эти страны решат сохранить статус партнеров, НАТО должна четко заявить, что высоко ценит их вклад. А если одна или обе страны решат стать членами альянса, то их граждане должны будут принять на себя соответствующие обязательства перед НАТО. А альянс, в свою очередь, будет лучше подготовлен к тому, чтобы их защищать.

Лео Мишель - заслуженный научный сотрудник Института национальных стратегических исследований (Institute for National Strategic Studies) Университета национальной обороны США (U.S. National Defense University).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.