В то время как Барак Обама и Дмитрий Медведев успешно перезагрузили отношения между США и Россией, преодолев раздражительность по поводу Грузии и ее агрессии против Южной Осетии, и сблизив позиции в области сотрудничества по системе ПРО, Афганистану и инвестициям в цифровую инфраструктуру и информационные технологии, британо-российские отношения остаются напряженными.

И это не из-за недостатка усердия. Вскоре после того как стать главой МИД Уильям Хэйг (William Hague) совершил поездку в Москву, чтобы заверить русских, что дверь для улучшения отношений остается открытой. Русские также выразили озабоченность, что уровень связей с Великобританией остается неудовлетворительным. Попытки начать с чистого листа в прошлом году были сорваны обвинениями в шпионаже, отказом Москвы экстрадировать главного подозреваемого в убийстве Александра Литвиненко, и даже очевидной мрачной реакцией на успех российской заявки на проведение Чемпионата мира по футболу в 2018 году.

Политические связи между Британией и Россией, возможно, и нуждаются в основательном ремонте, но вот экономическое сотрудничество идет хорошо как никогда. С 2001 года объем торговли между Великобританией и Россией рос в среднем на 21% в год (по отношению к каждому предыдущему году). На долю Британии пришлось 15% всех иностранных инвестиций в Россию в 2009 году, и более шестисот британских компаний имеют представительства в России. И это отнюдь не улица с односторонним движением в торговых отношениях, базирующаяся исключительно на природных ресурсах. "Роснано", госкомпания, ответственная за развитие в России нанотехнологических отраслей промышленности, планирует потратить 8,5 миллиарда долларов на исследования и разработки, и уже инвестировала некоторые средства в кембриджскую нанотехнологическую компанию. На долю российских компаний пришлось 13% всех IPO на Лондонской фондовой бирже в прошлом году.

Более того, российская элита ценит свои связи с Британией. Русские составляют до 15% среди всех иностранных покупателей на лондонском рынке недвижимости класса "люкс", а российские туристы оставляют в Британии порядка 500 миллионов фунтов в год, столько же, сколько их американские коллеги. Культурные связи между двумя странами тоже остаются сильными. Прошли те времена, когда российские "общества дружбы" являлись эвфемизмом для политических организаций левого толка, которые агитировали за принятие советского подавления. Выставка "Российский балет Сергея Дягилева" в лондонском Victoria & Albert Museum привлекла с сентября более 50 тысяч посетителей. Недавно Великобритания и Россия подписали соглашение по информационному обмену и поддержке крупнейших спортивных мероприятий для продвижения и поддержки экономического наследия Олимпийских игр 2012 года и зимней Олимпиады 2014 в Сочи.

Одна из самых больших проблем в деле приведения в норму англо-российских отношений заключается в том, чтобы точно определить, чего мы от них хотим. Те, кто описывает затянувшиеся сложности в отношениях России и Запада как новую холодную войну, не точны. В отличие от времен холодной войны, у России сейчас нет идеологии агрессии или экспансии, которую она хочет навязать остальному миру. В сравнении с угрозой ядерного конфликта и гарантированного взаимного уничтожения, которая превалировала в 1960-х и 1970-х, нынешняя напряженность в англо-российских отношениях в глобальном смысле представляет собой лишь малое, незначительное отклонение. Однако нельзя сказать, что имеются настоящие разногласия и серьезные проблемы, которые необходимо решить, равно как и нельзя сказать, что это попытка взглянуть на Россию сквозь розовые очки, в то время как в ее гибридной демократии очевидно имеются очень серьезные изъяны, особенно заметные в области правопорядка, политической ответственности и свободы прессы. Некоторые из двусторонних вопросов, которые вызвали больше всего трудностей, могут легко быть решены путем возобновления дипломатического наступления и некоторых взаимных уступок. Другие являются симптомом не столько растущей мощи и влияния России, сколько внутренних противоречий и проблем, которые она испытывает на данной стадии своего развития.

Наиболее серьезная проблема с британской точки зрения – это вопрос об экстрадиции Андрея Лугового, члена Госдумы от ультранационалистской ЛДПР и главного подозреваемого в убийстве Александра Литвиненко. О том, что убийство Александра Литвиненко было осуществлено по просьбе российских властей, никогда не было ничего большего, чем слухи, да и правда, подобный способ действий был бы контрпродуктивным практически с любой точки зрения, учитывая, что Литвиненко был дискредитированной и темной фигурой, которая за шесть лет в Великобритании так и не смогла предоставить каких-либо содержательных доказательств своих обвинений против Владимира Путина. Тем не менее, он был британским гражданином, откровенно убитым на территории Великобритании, и поэтому совершенно справедливо, что британское правительство оказывает максимально возможное давление в пользу экстрадиции Лугового.

Экстрадиция российского гражданина для суда в третьих странах действительно незаконна согласно статье 6.11 российской Конституции, которая гласит: "Гражданин Российской Федерации не может быть депортирован из России или экстрадирован в другую страну". Однако выход из этого тупика может быть найден, особенно если бы было желание это сделать. Россия ранее выражала готовность провести суд на российской территории, возможно по британским законам или под председательством судьи из третьей страны, выбор которой был бы осуществлен по взаимному согласию. Другая возможность, хотя и менее предпочтительная – предоставить российским правоохранительным органам все факты и доказательства, необходимые для расследования и судебного преследования Андрея Лугового у него на родине, при том что единороссовское большинство в Думе имеет возможность лишить его его депутатской неприкосновенности. Недоверие с обеих сторон вынуждает предполагать, что это вряд ли произойдет в ближайшем времени. Отношение России к этому делу было осложнено и той совершенно бестактной манерой, в которой этот вопрос был поднят Дэвидом Милибэндом, который в качестве главы МИДа легко и небрежно потребовал, чтобы Россия просто поменяла конституцию, а также очевидными двойными стандартами Великобритании в вопросах политического убежища и экстрадиции. Британия достаточно щедро раздает статусы беженцев российским гражданам, и отклонила более 150 запросов об экстрадиции от Москвы с 2001 года.

Россия в частности очень сильно стремится обеспечить экстрадицию опального олигарха Бориса Березовского, который в 2007 году заявил в интервью The Guardian, что использовал Великобританию как базу для свержения российского правительства, и Ахмеда Закаева, известного чеченского активиста и бывшего министра культуры при сепаратистском режиме Джохара Дудаева. Ситуация не так ясна, как предполагает Россия, так как запросы об экстрадиции в Великобритании – дело скорее судов, нежели политиков, и есть столь серьезные сомнения в независимости российской судебной системы, что в этих резонансных случаях вероятность справедливого суда действительно нельзя считать хоть сколько-нибудь правдоподобной перспективой.

Следующая ступень российского электорального цикла начнется с выборов в Госдуму в декабре и президентских выборов в марте 2012 года. Последние изменения в законодательство относительно продолжительности парламентского и президентского сроков означают, что победитель выборов 2012 года получит для себя 6 лет в Кремле, да еще и с возможностью переизбраться еще на столько же в 2018 году. Вопрос, попытается ли Владимир Путин вернуться в Кремль, или пойдет ли на переизбрание Дмитрий Медведев, доминирует в политических дискуссиях в России практически с самого момента первого избрания Медведева. Большинство экспертов ожидают, что Медведев в 2012 году уйдет и позволит Путину занять свой прежний пост. Оба они, и Путин, и Медведев, отказываются говорить о своих намерениях, заявляя, что они решат вопрос между собой позднее, ближе к делу.

Но результат может оказаться не так ясен, как ожидают большинство наблюдателей. Российская элита постепенно осознает, что экономический рост и улучшение стандартов жизни, наблюдавшееся при Путине, вскоре остановится и превратится в застой, пока не будут решены глубоко укоренившиеся проблемы, такие как коррупция, недостаток независимости судебной системы и прав собственности, и стагнирующая политическая атмосфера, которой откровенно недостает серьезной конкурентной борьбы.

В большой речи в 2009 году Медведев призвал к "модернизации" России и заявил, что страна просто не выживет, пока не примет экономическую модель, базирующуюся на высоких технологиях и частном инновационном секторе. Медведев посетовал на российскую "отсталость" и "архаичность" и "патерналистское" общество. В декабре 2010 председатель Конституционного суда РФ предупредил, что если отношения между государством и организованной преступностью, описанные американскими должностными лицами в депешах, опубликованных WikiLeaks, продолжат углубляться, россияне вскоре могут потребовать "сильной руки" диктатуры, которая защитит их от разгула преступности.

В то время как Медведев наиболее тесно ассоциируется с проектом модернизации, перспектива четырех сроков (или двадцати лет у власти) Путина вызывает неприятные параллели с брежневской эпохой. В декабре 2010 одна из небольших дружественных Кремлю партий заявила, что Медведев, а не Путин должен стать выбором истэблишмента в качестве президента в 2012 году. В "Единой России" было созвано предвыборное совещание для продвижения программы действий Медведева. Последние опросы показывают, что Дмитрий Медведев легко выиграет выборы, если Путин не будет выдвигаться в 2012 году, и даже при условии соревнования со своим наставником, результат никоим образом не является предсказуемым. Согласно данным опросов, Медведев получил бы при таком раскладе 42% при 48% у Путина, что вряд ли можно назвать непреодолимым препятствием, особенно учитывая, что у Медведева будет преимущество наличия должности и административного ресурса, которые создали машину по выигрыванию выборов еще при Путине.

Россия сейчас переживает период поколенческих перемен, когда бывшие коммунистические "аппаратчики" и бюрократы уступают место в коридорах власти тем, кто моложе, и для кого ностальгия по советскому авторитету звучит архаично в стране, где отсутствует эффективная работа базовых государственных органов. Это поколение глубоко сознает, что Россия отстает от Запада, и мало заинтересовано в формировании геополитической оси с Кубой, Туркменистаном и Венесуэлой. И возможно именно эти поколенческие перемены, вкупе с экономическими и культурными связями, которые зарекомендовали себя даже перед лицом серьезных политических разногласий, окончательно приведут российско-британские отношения обратно в норму.