Россия нарушила права ныне почившей нефтяной компании ЮКОС, заключил Европейский суд по правам человека. При этом, суд не признал, что преследование ЮКОСа имело под собой политическую мотивацию и отложил вынесение решения по иску о возмещении убытков на сумму в 64 миллиарда фунтов (98 миллиардов долларов). Согласно вердикту Страсбургского суда, российские власти повели себя несправедливо, наказывая компанию за нарушения налогового законодательства, и не предоставив ЮКОСу достаточно времени для подготовки защиты.

Обе стороны могут подать апелляцию.

ЮКОС хотел компенсации убытков в объеме 98 миллиардов долларов, это самая крупная сумма компенсации за всю пятидесятилетнюю историю суда и одно из самых сложных судебных дел в истории современной России. Компания - являвшаяся одним из крупнейших российских налогоплательщиков, чья главная дочерняя компания когда-то добывала столько же нефти, как вся Ливия - была разобрана по кирпичикам российскими властями после ареста своего основателя и владельца Михаила Ходорковского в 2003 году. Его сторонники говорят, что Кремль сдирижировал уничтожение магната, потому что видел в нем угрозу власти Владимира Путина, тогда занимавшего пост президента страны.

Взгляд на ситуацию самого Ходорковского был представлен в его материале в журнале «Коммерсантъ-Власть», появившемся в продаже в понедельник: «Те, кто сконструировал уголовные дела против меня и моих коллег, просто хотели забрать бесплатно самую процветающую нефтяную компанию страны рыночной стоимостью около 40 миллиардов долларов».

Европейский суд решил, что по вопросу убытков «выносить решение еще рано» и дал обеим сторонам три месяца на достижение соглашения. Если соглашение сторонами достигнуто не будет, то суд позже примет решение по вопросу того, должно ли иметь место какое-то возмещение убытка.

Бывший исполнительный директор ЮКОСа Стивен Тид (Steven Theede) говорит, что рано разговаривать об урегулировании вопроса, но добавил, что не видит никаких поводов пересматривать оценку ущерба, затребованного к возмещению.

Судебная коллегия, состоявшая из девяти судей, постановила, что Россия нарушила три статьи европейской конвенции по правам человека, включая право на справедливый суд.  Также судьи постановили, что были использованы непропорциональные процедуры правоприменения – заключение, которое российское Министерство юстиции считает, скорее, «мнением». При этом суд не подтвердил обвинение в том, что Россия злоупотребляла процессуальными нормами в ходе уничтожения компании ЮКОС.

Уполномоченный России при ЕСПС Георгий Матюшкин рассказал новостному агентству Интерфакс, что «в целом, удовлетворен решением суда».

Михаил Барщевский, кремлевский представитель в российских верховных судах, рассказал агентству РИА Новости, что непризнание Страсбургским судом политической мотивации в этом деле является «безусловной победой российских представителей в суде». Представители ЮКОСа также говорят, что считают вердикт суда выигрышным.

Бывший финансовый директор компании Брюс Мизамор (Bruce Misamore) отметил, что определение политической подоплеки – «последняя из забот». А по словам Тида, самым важным является решение суда о непропорциональности использованных процедур правоприменения, потому что все факторы, которые привели в итоги к уничтожению ЮКОСа «были вызваны этими процедурами».

Заключение суда все еще в состоянии доставить России неудобства и помешать ей вернуть себе интерес международных инвесторов, которых спугнули судебные тяжбы с ЮКОСом и другие дела подобного плана, начавшиеся в последние годы.

Крис Уифер (Chris Weafer), главный стратегист московского инвестиционного банка «Тройка Диалог» отметил в письме инвесторам, выпущенном во вторник, что такое судебное решение «может стать кошмаром с точки зрения выстраивания общественных отношений в большей степени, чем катастрофой в финансовом плане. Спасительно здесь то, что инвесторы больше сосредоточены на более существенных событиях в мире, например, на Греции… поэтому, любая ожидаемая негативная реакция быстро себя изживет», – отметил он.

Суд неоднократно признавал Россию виновной в нарушении Европейской конвенции 1950 года «О защите прав человека и основных свобод» и ежегодно разбирает больше дел из России, чем из любой другой страны.

За ходом дела ЮКОСа пристально наблюдают не только правозащитные группы и западные дипломаты, но и инвесторы, одновременно жадные до доходов, которые сулит богатая российская нефтяная отрасль, но и опасающиеся того, как в этой отрасли работает государственная система. 

Российские власти обвиняли ЮКОС в использовании подставных компаний-пустышек для ухода от налогов. Далее они заморозили собственность компании, вынудили ее распродать свои акции другим компаниям и в 2006 году объявили ЮКОС банкротом, а еще через год компания была окончательно ликвидирована. Самые лакомые части собственности ЮКОСа достались государственной компании «Роснефть».

Представители ЮКОСа хотят, чтобы российское правительство возместило налоги и штрафы. Но 64 миллиарда долларов ущерба включают в себя всю стоимость потерянной компании и упущенной прибыли от собственности, которую компания была вынуждена продать по причине ликвидации.

По словам Мизамора, представители ЮКОСа хотят получить только компенсацию, а не распроданное ранее с аукциона имущество. «Не было никакого намерения собрать ЮКОС обратно воедино из кусочков, отошедших Роснефти или Газпрому», – говорит он.

Теперь у сторон есть три месяца на подачу апелляции против вынесенного решения в Большую палату Европейского суда, чьи решения окончательны для всех членов Совета Европы, надзорного органа всей европейской правозащитной системы.

Совет следит за исполнением вынесенных судом вердиктов, в том числе в его задачах – удостовериться, что назначенные судом штрафы выплачиваются. В прошлом, постановления этого органа обязывали целые правительства корректировать законы и подходы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.