С развитием кризиса власть все больше концентрируется в Брюсселе, где сосредоточены не только европейские институты, но и представители самых влиятельных, англоязычных средств массовой информации. И те, и другие формируют повестку дня для политиков в странах-членах Евросоюза, пишет бельгийский журналист.

Вы заметили, что кризис евро поднимает все более насущные и актуальные вопросы о наших демократиях очень быстро? Поколениями демократия была квази-священной темой, не предназначенной для обсуждения в Европе. Однако назначение в Греции и Италии технократических правительств сделало теперь этот вопрос вполне уместным.

Как способствовали этому и  все более жесткие правила, которые Европа, под давлением Германии, ввела в отношении национальной политики. Не далее как в среду Европейская Комиссия в очередной раз предостерегла о том, что она собирается одобрять государственные бюджеты, прежде чем они будут поступать в национальные парламенты.

Ну и как же нам расценивать силу национальных демократий, когда даже финансово консервативные страны, такие как Германия или Финляндия, начинают ощущать эффект подъема процентных ставок? В прошлую среду последний выпуск облигаций Берлином был раскуплен лишь наполовину. Что происходит?

Взглянем на Европу. Какое будущее ждет национальные правительства? Чтобы остаться верными немецкой модели стабильности, 27 автономных стран должны привести свои дома в порядок, обрекая соображения национального плана - по типу «польдерной модели» в Нидерландах или моделей государств благосостояния стран бассейна Рейна или Скандинавии
- на то, чтобы остаться в прошлом.

Взирая на Брюссель с цинизмом

Связанные с выборами дебаты в Испании или продолжающиеся правительственные переговоры в Бельгии, в основном, концентрируются на том, что Европа уже ввела. Основные виды деятельности, которые еще остались на государственном уровне - социальная, миграционная и правовая политика - также постепенно оказываются обернутыми в смирительную рубашку, что делает национальные границы для свободных демократических дебатов иллюзорными. В то время как специалисты по политическим коммуникациям могут делать все возможное для того, чтобы заставить национальных политиков выглядеть уместными и обоснованными, они знают, что политические споры решаются где-то в другом месте.

Это явно можно видеть на улицах европейского района Брюсселя, куда правительственные лидеры и их министры приходят каждый день. Дипломаты из постоянных представительств при ЕС забирают все больше и больше власти у министерств в своих столицах, оставляя их весьма обиженными и возмущенными.

Они постепенно формируют зародыш нового типа межправительственной администрации с Европейской Комиссией в роли секретариата. Демократические надежды должны исходить из Европарламента. В действительности он уже более десятилетия пытается заполучить больше власти, но ему не позволяют даже продвигать свои законы. А политических группах Европарламента национальные интересы остаются глубоко укоренившимися.

Четвертая власть, СМИ, уже адаптировалась. Крупные международные агентства, газеты и телевизионные компании направляют все бОльшие контингенты в Брюссель и оставляют их там, несмотря на кризис в СМИ. Власть крупнейших британских и американских информационных агентств сейчас столь велика, что небольшим странам ЕС просто невыгодно финансировать своих собственных корреспондентов.

Тем самым, крупные экономические и финансовые СМИ задают то, и неудивительно, что они преимущественно англосаксонские, из-за пределов еврозоны. Они с цинизмом взирают на Брюссель сейчас, когда зона евро, после десяти лет относительного успеха, демонстрирует серьезные трещины.

Временное положение дел?

Окрашенные в розовые тона/либеральничающие международные газеты, включая Financial Times, частично устанавливают повестку дня для Франкфурта и Брюсселя, которые перед лицом этих мировых рупоров не имеют иного выбора, кроме как отвечать. Между тем, ответ, исходящий из национальных столиц и средств массовой информации, часто представляет собой автоматическую защитную реакцию на «отдаленный Брюссель». Почитайте немецкий таблоид Bild. И это то, на чем политики, стремящиеся к получению мандатов на национальных выборах, фокусируют внимание своих радаров.

Лучшее, на что мы можем надеяться, так это на то, что это всего лишь временное положение дел. Если этот кризис сможет сделать так, что более широкие слои населения увидят и почувствуют, что власть принимать решения в области доходов и благосостояния должна быть передана на более высокий общеевропейский уровень, это станет большой образовательной ценностью этого кризиса.

Потому что именно на европейском уровне институты по-прежнему имеют неплохой шанс решительно взяться и справиться с проблемой, связанной со слепыми «рынками, которые диктуют свои законы Европе». Даже Ангеле Меркель придется это принять, или же она тоже не устоит.