Турция, Италия и Украина, с Европейским Союзом и Россией за кулисами - вот основные актеры, которые влияют на реализацию инфраструктуры, которая должна позволить Брюсселю получить доступ к газовым месторождениям в районе Каспийского моря. Эта деятельность давно поддерживается Комиссией Баррозу, которая после достижения договоренностей с Азербайджаном и Туркменией по поводу покупки голубого золота месторождения Шах-Дениз, составила предварительный план прокладки серии газопроводов. Но столкновение национальных, геополитических и энергетических интересов различной природы и происхождения до сих пор препятствовали Брюсселю в выработке единого проекта.

Ключевым моментом стало решение Турции, принятое  27 декабря 2011 года, поддержать Трансанатолийский газопровод  (TANAP). Эта инфраструктура, которая должна пройти через весь Анатолийский полуостров, поддерживается не только политическим соглашением между Анкарой и Баку, но целым консорциумом, в котором участвуют национальные компании Турции и Азербайджана BOTAS e SOCAR, голландская Shell и британская British Petroleum.

Читайте также: Европа боится нового газового кризиса


В соответствии с планами этого консорциума, Трансанатолийский трубопровод должен представлять собой первый участок Юго-восточного европейского газопровода (SEEP), длинной инфраструктуры, которая позволит перебрасывать голубое азербайджанское золото центрально-европейским и западноевропейским странам с помощью использования одной из двух уже существующих сетей.
Первая сеть — это трубопровод Турция-Греция-Италия (ITGI), которой владеет консорциум Посейдон, куда входят BOTAS, греческая компания DESFA и итальянская Edison. Этот газопровод соединяет Анатолийский полуостров с Отранто, он проходит через Грецию и по дну Эгейского и Ионического морей. Как признал президент компании Элио Ружжери, эта инфраструктура имеет скромные размеры, но может рассчитывать на политическую поддержку Азербайджана, что подтверждено 2 февраля  этого года на встрече руководства компании  SOCAR и итальянского вице-министра экономического развития Клаудио де Винченти.

Соперничает с ITGI Трансадриатический газопровод (TAP), которым владеют швейцарская компания EGL, норвежская Statoil и немецкая E.On. Этот трубопровод связывает Грецию с Бриндизи через Албанию и, как заявил его директор по внешним связям Майкл Хоффманн, может гарантировать переброску гораздо больших объемов газа по сравнению с настоящим моментом в случае соглашения с Трансанатолийским консорциумом.

Последнее слово за Азербайджаном, который в момент подписания предварительных договоренностей с Европейской комиссией пообещал принять быстрое решение по поводу выбора энергетического маршрута в целях соблюдения своих обязательств в качестве страны-поставщика. Однако, этот выбор усложняется наличием двух других альтернативных Юго-восточному европейскому газопроводу проектов.

Читайте также: Газпром вкладывает деньги в трубопроводы

Первый связан со строительством газопровода Nabucco. Предполагается, что он пройдет через Балканы, чтобы получить доступ к азербайджанским месторождениям в обход территории России, от которой Евросоюз и так слишком сильно зависит. Брюссель признает фундаментальное значение газопровода, названного так в честь оперы Верди. Политически его поддерживает Европейская комиссия, страны Центральной Европы  (Польша, Литва, Латвия и Эстония), консорциум AGRI (Азербайджан, Грузия, Румыния и Венгрия), а экономически такие энергетические компании как болгарская Bulgargaz, румынскаяTransgaz, венгерская MOL и австрийская OMW.

 



Первоначально Nabucco пользовался наибольшей поддержкой, но потом потерял престижность после выхода из проекта компаний BOTAS и SOCAR, которые выступили в пользу Трансанатолийского газопровода. Передумала и немецкая компания RWE, президент которой Стефан Джудич принял к сведению то, что решение турецкого и азербайджанского правительств осложнило ситуацию. Он предложил сократить размеры проекта, превратить его во что-то вроде западного Nabucco, сделав его продолжением на европейскую территорию Трансанатолийского газопровода, альтернативного ITGI e TAP.

Россия пытается заблокировать энергетическую независимость Европейского Союза


До сих пор Nabucco не предпринял никаких контрмер. Как заявил его президент Kristian Dolezan, консорциум продолжает считать Турцию своим привелегированным партнером несмотря на поддержку Анкары  Трансанатолийского газопровода и ее договор с Россией на прокладку трубопровода «Южный Поток» через турецкие территориальные воды.

Еще по теме: СМИ о соперничестве между "Южным потоком" и Nabucco


Эта инфраструктура тоже участвует в газовой войне Центрально-Восточной и Южной Европы. Газопровод еще известен под именем Православного, он представляет собой попытку Кремля воспрепятствовать  Европейскому Союзу получить доступ к азербайджанскому Эльдорадо. Прямой доступ Брюсселя к месторождениям Каспийского моря привел бы не только к резкому сокращению энергетической зависимости ЕС от Москвы, но и поставил бы под удар планы достижения гегемонии России над Старым Светом, которые, как показали недавние события, Кремль намерен реализовать с помощью такого оружия как газ и газопроводы.

Критической является реализация «Южного Потока» и для ситуации в Украине, поскольку Москва давно добивается контроля над ее энергетической инфраструктурой. Украинская сеть газопроводов является фундаментальным звеном для связи российской сети с газопроводами Франции, Германии, Словении, Словакии и Италии. Со всеми этими странами российский монополист Газпром уже подписал договоры или предварительные соглашения о полном или частичном руководстве их национальными сетями.

Сегодня независимость газопроводов Украины гарантируется контрактами, подписанными между Киевом и Москвой в январе 2009 года тогдашним премьер-министром Юлией Тимошенко. В настоящий момент в результате политического преследования она находится в заключении именно за то, что подписала эти соглашения. Но скоро украинский президент Виктор Янукович, изолированный как в энергетическом, так и в международном плане из-за своего авторитарного поведения, будет вынужден уступить требованиям Кремля.

Действительно, «Южный Поток»был задуман, чтобы обойти Украину и угрожать ей, снабжая газом клиентов западного Средиземноморья по альтернативному маршруту, независимому от газопроводов Украины. По дну Черного моря Православный газопровод достигнет Греции, откуда одна ветка пойдет на южную Италию, а другая — в Македонию, Черногорию, Сербию, Словению и Паданскую равнину.

«Южный Поток» - это очень дорогостоящий проект, который сама Россия предпочла бы не реализовывать, чтобы не расходовать слишком много денежных ресурсов. Тем не менее, этот проект поддерживается очень многими влиятельными в экономическом плане игроками: помимо Газпрома, квотами на участие в проекте владеют итальянский энергетический колосс ENI, немецкая компания Wintershall, французская EDF и греческая DEPA , а также национальные компании Македонии, Сербии, Словении и Черногории.

В политическом плане Православный газопровод активно поддерживается не только Россией, но и правительствами Франции и Германии, которые по разным поводам открыто высказывали в европейском парламенте свою поддержку энергетическим интересам Москвы, оставляя без внимания тот факт, что это явно противоречит общим интересам Брюсселя, нуждающегося в диверсификации источников снабжения. Фактически монопольное снабжение российским газом ставит под угрозу энергетическую безопасность всего Европейского Союза.