'Война продолжается. И закончить ее может только тот, кто ее начал', - говорят сейчас жители пребывающей в упадке республики, потерявшей четыре дня назад в результате террористического акта своего президента. В сентябре должен быть избран преемник погибшего Ахмата Кадырова. Москва тогда отметит пятую годовщину своей бесславной войны с ее минами, партизанами, преступниками и невинным гражданским населением, сделавшей когда-то президента России Владимира Путина популярным.

Глава Кремля был бы сегодня рад, если бы ему удалось быстро умиротворить очаг напряженности, даже если для этого пришлось бы делегировать власть чеченцам. Однако, покушение на Кадырова пошатнуло политический фундамент так называемой 'чеченизации' вооруженного конфликта. С ее помощью Москва хотела сделать борьбу с боевиками главной задачей правительства в Грозном во главе с бывшим бойцом сопротивления муфтием Кадыровым.

Опорой его власти были безоговорочная поддержка со стороны Москвы, коррупция и страх, который насаждали среди населения лейб-гвардия, насчитывающая 6 000 человек, и личная армия сына Кадырова Рамзана. С гибелью президента в республике образовался опасный вакуум власти, заполнить который не так-то просто.

Попытка 'политического урегулирования' зашла в тупик. Вялая партизанская война продолжается с не слабеющей жестокостью. Убийство Кадырова обострит проблему кровной мести в Чечне. Помимо этого теперь может разгореться еще внутричеченский конфликт за влияние в Грозном. Путин, таким образом, вынужден действовать.

Москва могла бы исправить некоторые свои прежние ошибки и в ходе выборов преемника отважиться на радикально новый шаг в Чечне, опираясь на фундамент политического компромисса, уважения законов и прав человека. Однако для Кремля задача теперь заключается, предположительно, в стабилизации обстановки и минимизации политического ущерба.

Перед Путиным стоит трудная задача найти в кратчайшие сроки сильного и абсолютно лояльного кандидата на пост чеченского президента, которого к тому же уважали бы среди населения и боялись бы боевики. Он должен энергично продвигать восстановление республики и компенсировать ущерб жертвам, что невозможно сделать, не закончив войну. Наконец, он должен суметь соблюсти противоречивые интересы различных чеченских кланов, в первую очередь, интересы клана Кадырова с его собственной армией, которая теоретически может снова встать на сторону боевиков.

В России сразу после террористического акта обсуждалась возможность введения в Чечне чрезвычайного положения и прямого президентского правления. Однако это было бы равноценно признанию политического поражения Путина. Кремль поэтому вынужден делать ставку на выборы в соответствии с новой республиканской конституцией.

Нет сомнений, что победу на них одержит кандидат, прежде подобранный российским руководством. Задачу Путина усложняет то, что Москва перед нечестными выборами в 2003 году изгнала с политической арены с помощью незаметных уловок всех авторитетных конкурентов Кадырова. Некоторые из них, такие, как советник президента Асланбек Аслаханов или предприниматель Малик Сайдуллаев, больше не хотят выдвигать свои кандидатуры. Влиятельный сын Кадырова Рамзан, назначенный заместителем главы правительства, для президентского поста слишком молод - ему 27 лет. Чеченской конституцией установлен возраст не ниже 30 лет. Помимо этого лейб-гвардию Рамзана Кадырова население связывает с похищениями людей, пытками и убийствами мирных жителей.

В настоящее время, по мнению наблюдателей, в Чечне убитому Кадырову равноценной замены нет. Остается неясной и перспектива 'чеченизации' войны. 'Она могла бы, наверное, привести к миру. Теперь политический процесс отброшен на годы назад', - делает вывод московский аналитик Игорь Бунин.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.