"Как будет Москва управлять этой разрушенной войной республикой после смерти человека, который руководил Чечней?" - задает вопрос Тимур Алиев из Института по освещению войны и мира.

День спустя после взрыва, унесшего жизнь лидера Чечни, промосковски настроенного Ахмада Кадырова, Грозный необычно спокоен. Лишь изредка по пустынным улицам проезжают машины, обдавая одиноких пешеходов клубами пыли.

В городе большое количество военных и милицейских патрулей. Вдоль главной магистрали, проходящей по Чечне, через каждые 200 метров выставлены часовые.

Однако эти меры безопасности предприняты слишком поздно. Сейчас уже не спасти Кадырова, погибшего, как и остальные семь человек, 9 мая на стадионе "Динамо" во время празднования Дня Победы.

"Кажется, будто все отправились в Центорой на похороны Кадырова," - говорит один прохожий в Грозном, имея в виду родную деревню бывшего лидера Чечни, где его должны были похоронить.

Свидетели говорят, что взрыв на деревянной трибуне стадиона для почетных гостей произошел тогда, когда подходила к концу официальная часть церемонии, посвященной победе Советского Союза над фашистской Германией, и на футбольном поле начали свое выступление певцы.

На трибуну поднялось несколько членов правительства, чтобы сняться для групповой фотографии, которую собирался сделать фотограф "Рейтер" Адлан Хасанов. Кадыров сидел в середине трибуны, справа от него расположился командующий группировкой российских войск на Северном Кавказе Валерий Баранов, слева - глава Госсовета Чечни Хусейн Исаев.

Взрыв поверг всех в панику, сначала многие не поняли, что произошло, и просто пытались убежать. Кадырова извлекли из-под обломков трибуны, однако он скончался по пути в госпиталь. Исаев, а также фотограф Хасанов и пятеро других людей, включая 8-летнюю девочку, также погибли.

По заявлению министерства внутренних дел Чечни, в результате взрыва было ранено 63 человека, в том числе Баранов, командующий грозненским гарнизоном Григорий Фоменко, министр экономики Абдула Магомадов, пресс-секретарь президента Абдулбек Вакхаев и певица Тамара Дадашева.

Многие сейчас задаются вопросом - как случилось, что президента Чечни убили на публичном мероприятии, которое тщательно охранялось?

Взрывное устройство, размещенное в гильзе артиллерийского снаряда, весило около одного килограмма. Гильза была вмонтирована в железобетонный каркас трибуны. Саперы, проверявшие стадион миноискателями перед торжествами, взрывное устройство не обнаружили.

Заместитель Генерального прокурора России Сергей Фридинский, возглавляющий расследование теракта, заявил на пресс-конференции в Грозном, что среди подозреваемых некоторые члены личной охраны Кадырова.

Фридинский сказал: "Постороннему было бы очень трудно проникнуть на стадион. Это было практически невозможно из-за принятых на стадионе в день совершения теракта мер безопасности".

По словам Фридинского, на сегодняшний день следствие предполагает, что взрывное устройство было установлено задолго до 9 мая. Эксперты-взрывотехники сказали, что обнаружили две бомбы, одна из которых не взорвалась, и что оба этих взрывных устройства были оснащены взрывателями с таймерами и проводами. Террористы отказались от использования радиоуправляемых взрывных устройств, которым в Чечне отдается предпочтение, поскольку знали, что возле стадиона будет работать техника подавления входящих радиосигналов.

И российские власти, и поддерживающие Москву чеченские руководители заявили, что не сомневаются, чьих рук это дело: убийство было подготовлено и совершено боевиками либо президента самопровозглашенной Ичкерии Аслана Масхадова, либо экстремистски настроенного полевого командира Шамиля Басаева.

Масхадов свою причастность к теракту отрицал. Он сделал заявление, опубликованное на его собственном Интернет-сайте "Чеченпресс": "В связи с террористическим актом . . ., в котором, наряду с оккупантами и предателями нации, презираемыми чеченским народом, пострадали мирные граждане Чеченской республики Ичкерия, от себя лично и от имени моего правительства я приношу искренние соболезнования семьям и родственникам наших безвинно погибших соотечественников".

Масхадов обвинил "разведывательные службы захватчиков" в "ликвидации марионеточного правительства, которое исчерпало все свои возможности".

Что интересно, большинство обычных чеченцев в Грозном, которым задавал вопрос представитель Института по освещению войны и мира, разделяют мнение Масхадова о том, что за терактом стоят русские, а не повстанцы.

В соответствии с законодательством Чечни, новые президентские выборы должны состояться в четырехмесячный срок, другими словами - до 9 сентября.

До этой даты функции действующего главы республики будет исполнять премьер-министр правительства Кадырова Сергей Абрамов. Но вряд ли он станет постоянным руководителем Чечни.

Абрамов - русский, из Москвы. Пост премьера он занимает менее двух месяцев. Абрамов в прошлом был министром финансов Чечни.

На похоронах Кадырова 10 мая Абрамов, надевший, как и другие присутствующие на похоронах, мусульманский головной убор, выглядел крайне подавленным.

Абрамов немедленно заявил о том, что 27-летний сын Кадырова Рамзан, являющийся фактическим командующим четырехтысячных отрядов отцовской милиции, становится его первым заместителем. Другой протеже Кадырова, нынешний министр по делам национальностей Таус Джабраилов был также выдвинут на пост заместителя премьер-министра.

Такая попытка сохранения политической преемственности не может скрыть того факта, что смерть Кадырова стала мощным ударом по российскому президенту Владимиру Путину. Президент сам выдвинул Кадырова и в течение четырех лет, вопреки протестам влиятельных сил России, в том числе военных, которые никогда не доверяли Кадырову, укреплял его позиции и легитимность.

Путин организовал референдум, давший Чечне новую конституцию, а также выборы в октябре прошлого года, на которых Кадыров был утвержден в должности президента. Хотя существуют многочисленные подозрения в манипуляции результатами референдума и выборов, они дали Кадырову правовую основу для дальнейшей работы.

Кадыров - фигура неоднозначная. Он был муфтием Чечни, или ее мусульманским религиозным лидером, когда она объявила в начале девяностых о выходе из состава России. Он воевал с русскими в первом военном конфликте в 1994-1996 годах. В начале второй войны в 1999 году Кадыров перешел на сторону России в знак протеста против усиления радикального ислама и заявил о своей лояльности Москве.

Он представлял огромную ценность для Москвы как человек, сумевший мобилизовать собственные военизированные формирования на борьбу с повстанцами. За последние несколько месяцев Кадыров добился значительных успехов, убедив некоторых преданных Масхадову полевых командиров сложить оружие.

В ответ на это Москва закрывала глаза на его действия по концентрации личной власти в республике и на постоянные обвинения против его сына Рамзана и возглавляемых им сил безопасности в пытках и жестокостях.

Вся путинская стратегия так называемой "чеченизации", направленная на передачу функций управления и обеспечения безопасности местной администрации, после смерти ключевой фигуры, на которую эта стратегия опиралась, оказалась в глубоком кризисе.

"При всех его недостатках Кадыров был сильным лидером, - говорит политический аналитик и борец за права человека Усам Байсаев, - если бы в конце первой войны в 1996 году Кадыров получил президентский пост вместо Масхадова, он бы, возможно, справился и с Басаевым, и с вакхабитами."

Самый главный вопрос, стоящий сегодня перед Чечней, что в этих условиях решит делать Кремль.

Аналитик Мурад Накшоев сказал представителю Института по освещению войны и мира, что, судя по первым шагам Путина и Абрамова, Кремль решил поддержать команду Кадырова. "До президентских выборов Абрамов будет просто играть роль свадебного генерала, выполняя решения кадыровской администрации, которые утверждены Кремлем."

"Для продолжения взятого политического курса Кремль нуждается в человеке, подобном Ахмаду Кадырову. В человеке, которому, по словам Хамбиева (бывший министр обороны Масхадова - "Магомед") не стыдно сдаться, которому могут оказать почтение другие полевые командиры."

Вместе с тем, по словам Накшоева, ни один из двух людей, о которых сейчас говорят как о возможных преемниках Кадырова, не обладает такой же властью, опирающейся на силу. Оба этих человека - бизнесмен Малик Сайдуллаев и бывший милиционер Асланбек Аслаханов - были кандидатами на пост президента в ходе прошедших в Чечне выборов.

У Кремля есть и другие варианты: поставить во главе республики номинальную фигуру, отдав всю реальную власть русскому "генерал-губернатору", либо порвать принятую в прошлом году конституцию и ввести в Чечне парламентскую систему. Оба варианта грозят потерей престижа Путина и чреваты существенными политическими рисками.

А пока большинство обозревателей сходится на том, что насилие в Чечне будет продолжаться как и при Кадырове.

"То, что сегодня чеченцы стреляют и убивают друг друга, произошло в значительной степени благодаря Кадырову", - говорит Байсаев.

Тимур Алиев является редактором Института по освещению войны и мира по вопросам Чечни.

Институт по освещению войны и мира занимается вопросами развития журнализма в районах конфликтов. Он выступает за мир, демократию и развитие обществ, переживающих периоды кризиса и изменений, путем подготовки репортеров, налаживания диалога и предоставления надежной информации.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.