Кем был Ахмат Кадыров - охарактеризовать президента Чечни, погибшего в результате террористического акта на стадионе 'Динамо' в чеченской столице, трудно. Характерными для него были всегда выпады против своего ушедшего в подполье предшественника Аслана Масхадова, с которым он сотрудничал до 1999 года.

В патриархальном чеченском обществе Кадыров не пользовался авторитетом, поскольку перешел на другую сторону. В 1995 году он был назначен Джохаром Дудаевым, первым президентом после самопровозглашения независимой Чечни, верховным муфтием кавказской республики. В 1999 году, к началу второй чеченской войны, Кадыров после паломничества в Мекку отрекся от тогдашнего главы государства Масхадова и стал сотрудничать с федеральными войсками. Кремль сделал перебежчика наместником в Грозном, видимо понимая, что тот теперь может опереться на свой семейный клан.

Кадыров считался корыстным человеком. Вместе с российскими военными он обогащался на деньги, выделявшиеся для восстановления республики и на нефтяном бизнесе. Одному из своих четырех сыновей, Рамзану, он поручил формирование службы безопасности, которая насчитывает несколько тысяч человек. Именно этого сына Кадырова, пользующегося дурной славой за свою жестокость, Кремль сейчас хотел бы сделать преемником своего отца, назначив уже заместителем премьер-министра, в результате чего тот стал вторым человеком в республике. Именно Рамзан, вся юность которого пришлась на военное время, не получивший высшего образования, стоит на пороге большого карьерного взлета. В Чечне теперь, если Кремль опять остановит свой выбор на семейном клане, может получить новый импульс гражданская война, фронты которой трудно определить.

Между тем, в официальных органах чеченского аппарата безопасности служат в качестве наемников немало бывших боевиков. Многие из них пошли служить из материальных соображений, в душе они все еще на стороне сепаратистов и за независимость. С учетом этого не удивляет то, что взрывное устройство, заложенное под трибуной для почетных гостей на стадионе 'Динамо', вовремя обнаружено не было.

Среди московской элиты царит настроение беспомощности. Близкие к Кремлю политики требуют ввести прямое президентское правление Путина. Однако никто всерьез не думает, что это поможет разрядить обстановку. Пути для соглашений прагматического характера после террористического акта оказались блокированными больше, чем прежде. Тот, кто надеялся, что террористический акт сможет упрочить в России позиции сил, выступающих за политическое разрешение конфликта, разочарован. Террористы бросили вызов России в самый важный для нее день - в день стоившей громадных жертв победы над гитлеровской Германией. Владимир Путин, даже если бы захотел, вряд ли смог бы выступать за начало новых переговоров. Те, кто закладывал взрывное устройство, как предполагается, это люди из окружения Шамиля Басаева, должны были знать это. Для них главным была месть 'предателю Кадырову'. Они знали, что при этом погибнут дети и чеченские ветераны войны.

Владимир Путин поднял чеченский конфликт до уровня вопроса существования России. Поэтому компромиссы исключены. Предоставить когда-то кавказской республике независимость было бы равноценно еще одному поражению после второй мировой войны.

Если Кремль хочет в этой ситуации чего-то добиться, например, стабильности, то он должен отказаться от принципа 'разделяй и властвуй' и восстановить разрушенные мосты к чеченским политикам, таким, как популярный предприниматель Малик Сайдуллаев. Кроме того, он обязан допустить на запланированные в сентябре президентские выборы также кандидата от сепаратистов. Новую Россию можно построить только со 'свободными людьми', заклинал переизбранный президент во время инаугурации в Кремле. Почему это кредо не касается Чечни?