Драматический исход захвата заложников в Беслане является во многих отношениях шокирующим. Не хватает никакого воображения, чтобы представить, что террористы могут сделать детей целью своих действий, чтобы в конце концов убить сотни этих детей. Кроме того, поражает то, что такая террористическая акция может стоить жизни половине заложников. Ужасные события прошлой недели навсегда оставили печать на жизни людей в Беслане.

Российский президент Путин должен будет ответить на вопрос, могли ли его спецслужбы предотвратить драму или, по крайней мере, ограничить число жертв. То, что, по мнению российского руководства, Европейский союз устами министра Бернарда Бота даже не имел права поднять этот вопрос, - хамство высшей пробы.

Будет ли дан ответ, конечно, остается большим вопросом. Российский президент Владимир Путин систематически отказывается от открытости, когда речь заходит о Чечне или терроризме. Так снова оказалось и на прошлой неделе. Число заложников несколько дней сознательно значительно занижалось - 354 вместо около 1200. Так же, как в пятницу в течение многих часов число жертв в официальных сообщениях долго оставалось ниже действительного. Кроме того, телевидение в России в пятницу с запозданием начало прямую трансляцию драматических событий, в то время, как международные средства массовой информации уже давно передавали свои репортажи, причем используя кадры, снятые тем же российским телевидением.

Секретность является отличительной чертой всей чеченской войны, в которой Путин уже пять лет проводит жесткую линию. Смотря российское телевидение, средний россиянин не имеет абсолютно никакого представления об идущей в Чечне войне и о числе жертв, к которым она приводит. Не говоря уже том, что нет никакой гласности в отношении преступлений, совершенных в сепаратистки настроенной республике россиянами. В субботу Путин отнес драму в Беслане к международному терроризму, не связав ее с чеченской войной.

Ничто не может оправдать убийство невинных людей, подобное тому, что произошло в Беслане. Но больше нельзя считать ответственным подходом и положение, когда Запад молчит, в то время как чеченская драма продолжается. После стольких лет стало ясно, что Чечню нельзя оставлять на милость Путина.