Как и на войне, когда первой умирает правда, так и в антитеррористической борьбе первой в качестве жертвы приходится оплакивать демократию. Эта печальная истина находит снова свое подтверждение именно в России.

Для демократов вчера был черный день. До недавнего времени они опасались изменений в конституции, но, скорее, незначительных. Мол, Владимир Путин, добивающийся того, чтобы править больше двух отведенных сроков, конечно, изменит основной закон, ориентированный на реформы, но не в такой уж степени. И вот теперь президент после трагедии с заложниками в Беслане переворачивает все полностью. В конце концов, никто не сомневается, что последние предложения Путина станут вскоре реальностью.

В связи с концентрацией власти в своем Кремле и отменой впредь выборов губернаторов и президентов во всех 89 субъектах федерации отпадает федерализм. Теперь решать, что должно быть в том или ином регионе, а что нет, будут кремлевские чиновники. Столь же мощным стал удар, нанесенный Путиным по избирательной системе, предусмотренной для избрания парламента страны. В Государственной Думе больше не будет даже тех немногих независимых политиков, получающих свои мандаты в результате прямого голосования, теперь по желанию президента вводятся выборы по партийным спискам. Путинская партия, имеющая в парламенте большинство в две трети голосов, в будущем будет иметь почти сто процентов.

Его аргумент в пользу того, чтобы добить и не мучить и без того почти нежизнеспособную демократию, как всегда, краток. Вчерашнее признание несостоятельности российской политики на Северном Кавказе не является свидетельством слишком активного участия в ней граждан. Скорее, проявлялась забота об экономически пассивном населении посредством диктата сверху. Видимо, в скором времени Россия окончательно откажется от западных представлений о государственности. Очень любопытно, как на это отреагируют западные друзья Путина.