Российский президент Владимир Путин признал 'провал политики в отношении терроризма и все российской политики на Северном Кавказе'. Подобная самокритичность для него была до сих пор необычным явлением. Впервые глава Кремля охарактеризовал чеченскую проблему как проблему политическую. До сих пор Путин, бывший, как говорят, в молодые годы забиякой, делал ставку только на физическую силу. Теперь он все же дает понять, что проблема террора возникает не сама по себе, а является следствием отношений в обществе. Эта его точка зрения находит подтверждение в том, что он говорит о том, что питательной почвой для чеченского терроризма является 'низкий жизненный уровень, растущая безработица и плохое образование'. Но как устранить эти причины?

Ситуация в кавказской республике является крайним отражением общей социально-политической обстановки в России. Российский военный капитализм, означающий хищническое присвоение общественной собственности, оставил после себя социальные развалины. Одним из показателей этого является уже не первый год снижающийся уровень жизни. Поэтому социальную катастрофу на Северном Кавказе нельзя рассматривать изолированно; подрастают все новые поколения чеченцев.

Пути решения проблемы, которые теперь предлагает Путин, не имеют ничего общего с его пониманием социальной обусловленности чеченского кризиса, который как раз и не является только чеченским. Он, в большей мере, хочет воспользоваться ситуацией, чтобы довести свою президентскую власть до уровня самовластия по царскому образцу. Губернаторы и президенты в регионах и в автономных республиках будут впредь назначаться напрямую из Кремля. Государственная Дума в результате введения пропорциональных выборов, исключающих появление независимых депутатов, станет еще ближе к президентской власти.

Иными словами, задумано крайне мощное усиление вертикали власти и широкое вытеснение ее горизонталей. Путь в этом направлении указал Борис Ельцин, когда в 1993 году уничтожил Советы. Однако концентрация власти в руках одного человека с Урала и его бояр (олигархов) привела не к укреплению российской государственности, а к ее разложению. В те времена считалось: чем больше Ельцина, тем меньше России. Это может рано или поздно коснуться также и Владимира Владимировича Путина.