Live

В последнем заявлении Владимира Путина говорилось о необходимости уничтожать террористов не только, когда они совершают нападение, а так же в их 'гнездах', даже если эти гнезда находятся за границей Российской Федерации. В этом заявлении безусловно чувствуется угроза в адрес Грузии, что не удивительно. Через Панкисское ущелье в Грузию проникают чеченские беженцы, а с ними и боевики. Россия не раз упрекала грузинское руководство в этом. После того, как на российском телевидении показали съемки чеченских террористов, свободно перемещающихся по Панкисскому ущелью, российские войска дважды нанесли удар по этой местности.

После долгих переговоров и взаимных угроз удалось выкурить боевиков из этого региона. Это было два года назад, однако отношения между Грузией и Россией до сих пор натянутые. Российское военное руководство нервирует, что Грузия, заручившись помощью США, наращивает свое вооружение, покупая современную военную технику. Грузии не могут простить тот факт, что она ориентируется во своей внешней политике не на Россию, а на США.

Лилия Шевцова (Политолог): Военные прежде всего боятся потерять контроль над кавказским регионом. Все их действия противоречат разумным решениям проблем, которых на Кавказе немало.

Абхазия и Южная Осетия - двенадцать лет назад после продолжительных военных действий, унесших жизни многих людей, этим республикам удалось отделиться от Грузии, конечно, не без помощи России. Саакашвили хочет вернуть обе республики под крыло Грузии. Однако Россия ведет здесь свою политику, защищая эти два независимых государства, как если бы они испокон веков являлись частью России.

Л. Шевцова: Россия сделала большую ошибку, когда выдала бывшим гражданам Грузии российские паспорта. Мы видим двойную мораль, проповедуемую Кремлем: Чечня - это часть России, все в мире должны это понять. Но то, что Абхазия и Северная Осетия часть Грузии, об этом российское руководство старается не вспоминать.

До последнего времени на территории Грузии остаются российские войска. Россия ведет на Кавказе агрессивную политику, и теперь, после заявления президента Путина, эта политика ужесточится.

Ведущая: После событий в Беслане Путин, похоже, решил жестко бороться с террористами. В чем заключается опасность этого решения? С нами беседует Александр Рар (Alexander Rahr) Директор программ по России и странам СНГ Германского совета по внешней политике. Господин Рар, президент Путин заявил недавно о готовности бороться с боевиками, даже если они находятся за пределами России. Что означает это заявление для таких стран как Грузия, Латвия или Украина?

А. Рар: Что касается Латвии и Украины - то они могут не беспокоиться. Однако, если Россия подозревает, что в Панкисском ущелье скрываются чеченские террористы, то она сможет нанести удар по этой местности. Я должен напомнить, что четыре года назад советник президента господин Ястржембский заявлял о готовности российского руководства нанести удары по базам боевиков в Афганистане, в то время эта угроза не была приведена в исполнение. Совсем недавно российскими спецслужбами в Катаре был уничтожен главарь террористов Яндарбиев. Можно сказать, что Россия начала приводить в исполнение свои угрозы.

Ведущая: Как вы считаете, что скрывается за намерением Путина централизировать власть. Является ли борьба с терроризмом основной причиной?

А. Рар: Президент Путин вводит чрезвычайные меры, режим чрезвычайного положения в России для более эффективной борьбы с терроризмом. Многим в России этот шаг не по душе. Однако Путин должен продемонстрировать своим избирателям, что он сильный политик, умеющий контролировать ситуацию. Слишком много трагедий произошло за последнее время в России, это и крушения самолетов, и взрывы в Москве, и страшная трагедия в Беслане. И, конечно же, есть опасения, что нападения террористов не прекратятся. Он ищет варианты борьбы. Но я думаю, что у него связаны руки, пока ситуация в Чечне не будет нормализована, там будет благодатная почва для терроризма.

Ведущая: В России никогда не было настоящей демократии, однако за последнее время эта страна ушла далеко в сторону от демократического пути развития. Решение отменить выборы губернаторов равнозначно с решением канцлера Шредера самому назначать министров. А это прямая дорога к диктатуре. Или?

А. Рар: Это дорога к авторитарному режиму, и я надеюсь в России многие будут против такого решения. За последние 15 лет россияне научились и привыкли голосовать, высказывать свое мнение, мне думается, не так легко отнять у народа эту привилегию. Однако я должен заметить, что в некоторых регионах у власти стоят губернаторы, принадлежащие к мафиозным структурам. В этих регионах голоса избирателей просто покупаются. Против таких губернаторов Путин конечно же должен принимать меры, это означает взять 'неблагоприятные' регионы под свою опеку. Но навязывать подобную авторитарную систему во всей России было бы ошибкой с его стороны.

Ведущая: И последний вопрос. Мы слышали, как президент Буш критически высказался в отношении последнего заявления Владимира Путина. Канцлер Шредер сохраняет молчание. Мы знаем о 'политике дружбы' между главами России и Германии. Международная организация по правам человека считает позицию канцлера своего рода поддержкой российскому президенту. Вы придерживаетесь подобного мнения?

А. Рар: То, что я знаю об отношениях глав этих государств, так это то, что между ними налажен ежедневный телефонный контакт, ведется активная совместная работа. И я думаю, что канцлер Шредер находит нужные слова для своего коллеги, однако, в приватном разговоре. И наверняка Герхард Шредер высказал свои опасения в отношении ослабления демократии в России.