Если более ста авторитетных подписантов открытого письма по поводу политики Владимира Путина и добились какого-то позитивного эффекта, то, возможно, на Западе, но гарантированно не на Востоке. Что касается ситуации после этого в Москве, то они, благодаря своей критике, забили, скорее, классический гол в свои ворота.

Для главы Кремля жалобы имели даже не второстепенное значение, так как с его точки зрения они слишком преувеличены. Путин отвечает только тогда, когда трясет с самого верха. Российский Наполеон (Napoleon) ни одну проблему не решает, опускаясь ниже уровня Джорджа Буша (George W. Bush) или Герхарда Шредера (Gerhard Schroeder). В этом плане ему нечего опасаться. Стратегические партнеры для конкретного противостояния слишком сильно привязаны к московской экономике. Когда к тому же Европе нужно все больше сырьевых ресурсов и покупателей в России, то и самый смелый выговор со стороны ведущих политиков может вскоре потерять всякую свою остроту.

Кремлю, наоборот, это письмо, возможно, даже очень на руку. Именно по той причине, что его тылы прикрывают представители высших этажей власти, начиная от Рима и кончая Вашингтоном, президент оборачивает критику в интересах достижения своих собственных целей. 'Демаскируя' врагов России, которыми считаются все, кто не сторонник Путина, заграница, мол, демонстрирует свое злобное лицо.

Что под этим понимает президент, он довел до сведения всех через заместителя своей администрации. Владислав Сурков познакомил народ с одиннадцатью тезисами, которые напоминают сталинские времена даже по своей лексике. В соответствии с ними Россия находится в состоянии 'скрытой войны' с определенными европейскими, американскими и восточными кругами. Они считали своей заслугой коллапс Советского Союза и хотели по той же схеме разрушить Российскую Федерацию. Как и раньше, они взялись за 'самое слабое звено', за южные территории Северного Кавказа. Враги России оказывали поддержку 'пятой колонне' в лице преступных мятежников. Но 'все больше общего появляется также между двуличными либералами и настоящими наци', У них в деле распространения ненависти к государству Путина 'общие спонсоры иностранного происхождения'.

В их концепцию не вписывается то, что на быструю победу в Чечне рассчитывать не приходится. Не допустить 'уничтожения российской государственности' 'интервентами' может только единение нации. При это государственный механизм должен приспособиться к экстремальным условиям скрытой войны.

'Наша страна является единственной в своем роде и нуждается в соответствующей системе управления'. Эта структура достигнет своей зрелости только в следующем десятилетии. Система Путина укрепляет иммунитет России против 'инфекций'.

Враг уже повсюду. 'Фронт проходит через каждый город, по каждой улице, через каждый дом'. По этому возрождению атмосферы Москвы периода после второй мировой войны бьет открытое письмо с Запада. Для Путина силы, не обузданные Бушем или Шредером, превращают себя в пособников международного терроризма.

Но протест Запада и без того слишком запоздал. Все-таки планы Путина по поводу вертикали власти являются наследием Юрия Андропова, первого главы Кремля, выходца из КГБ. Хромает критика и по части актуальности. После урезания властных полномочий региональных руководителей новый царь замахивается еще и на большее. Под его контроль переходят также все региональные парламенты. Путин вездесущ, он - и в Государственной, и в городской Думе, Путин в каждом доме.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.