В России, переживающий бум экспорта энергоносителей, можно легко упустить из виду вторую опору, на которой Кремль строит свой бизнес: торговля оружием старше, чем вывоз нефти или газа. Правда, в последнее время ее терзают большие проблемы. В частности, официально российская военная продукция идет, как и раньше, более, чем в 60 стран. Пятнадцать процентов всех танков в мире сходит с конвейеров заводов на Урале. Автомат Калашникова имеет такое же распространение, что и Кока-Кола. Партизаны, военнослужащие регулярных армий или фанатичные террористы лучше всего знают стрелковое оружие "made in Russia". Но в последнее время тут стало что-то неладно.

Московские кузницы оружия утратили свою прежде легендарную надежность. Недавно во время посещения оборонных предприятий министр обороны Сергей Иванов жаловался: 'Больше всего нас сегодня беспокоит качество боевой техники, начиная от пулемета и кончая баллистическими ракетами'. Он со всей категоричностью указал начальнику соответствующего управления на то, что бракованная продукция ставит под вопрос не только национальную безопасность. Для генерал-майора Владимира Муравника, самого высокопоставленного офицера, занимающегося вопросами, связанными с военными заказами, 'снижение качества продукции военно-промышленного комплекса' приобретает угрожающие масштабы.

Министр Иванов опасается провала в экспорте. Согласно исследованию близкого к Кремлю агентства "strana.ru", рекламаций сегодня стало поступать в два раза больше, чем до распада Советского Союза. Причиной одиннадцати несчастных случаев с тяжелыми последствиями в российских вооруженных силах в 2000-2002 годах были недостатки технического характера или связанные с браком в материалах. В 2002 году общее число жалоб зарубежных покупателей вооружений достигло 622. Будь то плавающая крепость или простое стрелковое оружие, - не работала то одна, то другая деталь. В 2003 году поступила уже 861 рекламация. Более 500 из них были устранены только в этом году.

Хотя 'Рособоронэкспорт' выставил в 2003 году покупателям счета на рекордную сумму в размере 5,5 миллиарда долларов США, данная отрасль экономики не вызывает доверия. Эксперты по вопросам вооружений постоянно ставят в вину отечественной оборонной промышленности халатность при обработке, использование некачественных материалов, отсутствие контроля, устаревшие конструкции, а также склонность к криминалу среди руководства.

В то же время производители постоянно оправдываются, обращаясь к главному аргументу: из соображений экономии средств, например, финансирование оборонных предприятий авиастроения осуществляется из государственного бюджета только на два-три процента. Советники с предприятий подсчитали, что соответствующий завод может быть рентабельным только в том случае, если четверть его заказов поступает от национальных военно-воздушных сил. Об этом, как это показало чрезвычайное заседание, проведенное на этой неделе в Совете Федерации за закрытыми дверями, можно не мечтать и в будущем. Министр Иванов думает вместо этого о погашении за счет бюджета следующего года долгов своего ведомства перед оборонной промышленностью, достигших за последние два года 143 миллионов евро. Только с 2006 года правительство собирается затем постепенно наращивать объемы государственного заказа. До той поры президент Владимир Путин может львиную долю государственных расходов перераспределять в пользу преемницы КГБ ФСБ, занимающей всегда привилегированное положение, для борьбы против террора.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.