Эпоха Холодной войны кажется частью далекого прошлого, ведь Коммунистическая партия России постепенно вымирает. Но в памяти живы воспоминания о жестоком режиме, опиравшемся на террор.

В прошлом году прекратила существование самая великая и кровавая организация за всю историю человечества, и случилось это не под вспышку молнии, а при слабом свете лампочки разряжающегося фонарика.

После нескольких месяцев пререканий в Москве раскололась некогда могущественная Коммунистическая партия.

Две ее фракции провели независимые съезды. На одном из них электричество отключилось как раз в тот момент, когда ее заслуженный лидер Геннадий Зюганов начал свое выступление, а потому ему пришлось читать речь при свете фонарика.

Каким знаменательным теперь кажется это отключение.

В расцвет своего могущества Коммунистическая/большевистская партия - самая чудовищная, циничная и жестокая в истории машина для убийств - повергла практически четверть мира в варварскую и фарисейскую темноту.

Россия, Монголия, Восточная Европа, Китай, а также отсталые режимы таких стран, как Камбоджа и Эфиопия, убивали и запугивали собственные народы и все для того, чтобы создать утопический социалистический 'рай'.

Зловредное влияние коммунизма затронуло всех нас. На Западе мы знаем о хаосе, несчастьях и некомпетентности, причиной которых были политики и профсоюзные лидеры, восхищающиеся доктриной коммунизма.

Им должно быть невероятно стыдно. Только благодаря таким лидерам, как Уинстон Черчилль (Winston Churchill), Рональд Рейган (Ronald Reagan) и Маргарет Тэтчер (Margaret Thatcher), и интеллектуалам вроде историка Роберта Конкуэста (Robert Conquest) - чье разоблачение сталинского 'Великого террора' и массовых убийств во имя идеологии после публикации было высмеяно левыми представителями 'истэмблишмента' - коммунизм не смог одержать победу.

Великий идеал коммунизма, идеал, обманувший так много людей на Западе, был гнилым с самого начала. Его предпосылкой было то, что безжалостная борьба сейчас приведет к появлению утопического бесклассового общества позже. Если это означало произвольное уничтожение миллионов людей - целых классов, будь то буржуазия или зажиточные крестьяне, - жертва того стоила.

Жестокая фарисейская религия внушила коммунистическим лидерам, что их система морально превосходит все остальные. И они верили, что могут уничтожить миллионы жизней в своем благородном крестовом походе, который всех поверг в одинаковую беспросветную нищету.

Большевизм был чудовищным преступлением, замаскированным под религию. Рейган был прав, когда назвал его 'империей зла', ведь рядом с ним другие кровавые империи - гунны и монголы - кажутся детской шалостью.

Карл Маркс создал идеологию, но именно русские революционеры на первом съезде Социал-демократической рабочей партии в 1898 трансформировали его академический радикализм в догматически безжалостную и аскетически неприкосновенную религию.

Их гением был сын русского учителя с огромным политическим талантом, чей брат был казнен царем - Владимир Ильич Ульянов, взявший себе фамилию Ленин. В 1912 году вместе с так называемыми 'большевиками' он создал секту профессиональных революционеров, политических организаторов и фанатических приверженцев террора.

В марте 1917 года был свергнут царь Николай II, которого обвиняли в неудачах Первой мировой войны, а Ленин собрал команду жестоких и эффективных революционеров во главе с Львом Троцким и Иосифом Сталиным и 25 октября 1917 года захватил власть.

Переворот прошел легко, но для контроля над Российской империей понадобилась зверская гражданская война и насаждение страха.

Ленин приказал сумасшедшему польскому аристократу Феликсу Дзержинскому начать 'Террор', организовав ЧК (наводящую ужас секретную полицию, позже переименованную в КГБ) для расстрела тысяч невинных людей.

Хотя заблуждающиеся и тоскующие сочувствующие на Западе полагают, что в машину геноцида революцию превратил Сталин, недавно обнародованные бумаги Ленина показывают, что он был мясником с самого первого дня.

Еще в январе 1918 он приказал убивать богатых 'толстосумов' и настаивал, что крестьяне, оказывающие сопротивление большевикам, должны быть 'повешены, непременно, чтобы люди видели', или что у них должно быть отобрано зерно. 'Пусть голодают', - объявил он.

Два главных соратника Ленина, отвечавшие за устранение проблем, тоже были политическими гениями, верившими в смерть как в крайний политический инструмент. Надменный, красивый и убийственно жестокий Троцкий во время Гражданской войны объезжал фронты, используя террор для создания Красной армии. Второй, Сталин, заявил: 'Один человек - одна проблема, нет человека - нет проблемы'.

Апологетам Ленина не стоит забывать замечание будущего сталинского министра иностранных дел, Молотова: 'Если вы думаете, что Сталин был жесток, посмотрели бы вы на Ленина и Троцкого'. Во время ленинского Террора тайная полиция убила огромной число людей: одна большевичка специализировалась на заталкивании врагов в двигатель локомотива, а Дзержинский выбрасывал их из окон тюрьмы на Лубянке.

Такова правда о коммунизме, правда, которую многие левые либералы многие годы отказывались признавать. Он зародился во времена массовых убийств и продолжил действовать в том же ключе.

После инсульта Ленина Сталин начал 'войну с крестьянством', отбирая их зерно для продажи за рубежом и финансирования программы индустриализации.

Он сам сказал Черчиллю: '10 миллионов умерло'.

Однако несмотря на всю свою идеологию, эти лидеры были декадентами, жили во дворцах, получали пачки денег в коричневых конвертах и разъезжали на 'Роллс-Ройсах', а любовницами у них были балерины. Абель Енукидзе, управлявший Кремлем и Большим театром, превратил свой офис в агентство знакомств для несовершеннолетних, совращая школьниц и их матерей.

Шеф тайной полиции Генрих Ягода увлекался, кроме наблюдения за пытками, коллекционированием немецких порнофильмов, секс-игрушек и курительных трубок в форме половых органов. Также у него была коллекция пуль, выковырянных из черепов его расстрелянных врагов. К пулям он даже приклеивал этикетки.

В 1937 году Сталин отдал приказ о начале Великого Террора. Практически за год был уничтожен почти миллион случайных людей. Сталин говорил: 'Ну кто вспомнит об этих ничтожествах через десяток лет? Да никто!'. Новый начальник его тайной полиции Николай Ежов, бисексуальный карлик-убийца, любил говорить, что 'Расстрелять еще тысячу человек - это пустяк'.

Эти люди упивались своим могуществом и тем, что могли убивать других. Как-то об этом сказал и Никита Хрущев: 'Я мог бы сделать с ним все что угодно - уничтожить его, сделать так, что он исчез бы с лица земли'.

Командовать тайной полицией скоре пришел новый человек - Лаврентий Берия, садист, травивший своих врагов и убивавший их детей; извращенец, ездивший по Москве в своем автомобиле, похищая и насилуя девушек. Недавно в подвале его дома нашли кости его жертв.

'Мы, большевики - люди особого сорта', сказал как-то Сталин.

Это точно. 'Люди особого сорта' убили до 30 миллионов человек, и еще 20 миллионов пропало в аду концентрационных лагерей Гулага.

Однако все это - отнюдь не дело рук одного человека. Большевики верили в успешность случайного 'кровопускания', раздувались от гордости, говоря о своей 'безжалостности', считая себя 'рыцарями пролетариата, отсекающие своими мечами все, что прогнило'. Сталин - всего лишь воплощение, но не творец этого страшного племени: убийц в партии всегда хватало.

Победа над Германией во Второй Мировой войне дала коммунистам возможность построить новую империю - от Восточной Германии до Северной Кореи. В 1949 году к власти в Китае пришел Мао Цзэдун - крестьянин, обладавший незаурядными способностями ведения партизанской войны и питавший особое пристрастие к стихам, сексу с молоденькими танцовщицами и жесточайшему террору. Жертвами его политики голода и массовых убийств стали 40 миллионов китайцев.

После того, как в 1937 году при подозрительных обстоятельствах умер Сталин - есть версия, что его убили, - стать лидером попытался Берия, начав, как Горбачев в 80-х годах, отказываться от коммунизма и снова вводить частную собственность. Однако по приказу Хрущева его арестовали, судили, не развязывая глаз, и расстреляли. Тот, кто стрелял в него, получил за это генеральский чин.

Новый лидер, Хрущев - маленькая полноватая деревенщина с торчащими ушами - во время Террора, как и все, убил даже больше народу, чем ему позволяли, но Сталин все время любил его унижать. За обедом он заставлял Хрущева танцевать на собственной заднице и иногда выбивал трубку о его голову, приговаривая, 'А пуста ли голова?'

В 1956 году Хрущев совершал отважный шаг, выпустив на свободу из тюрем многих узников и осудив массовые убийства Сталиным членов партии, но ни словом не обмолвившись ни об уничтожении 10 миллионов крестьян, ни о ленинском терроре, ни о миллионах других людей, перемолотых машиной убийства при Советской власти до и после Второй Мировой войны.

Он поддержал убийства, которые привели к созданию Большевистской России, и КГБ остался главным столпом правящего режима.

Когда в 1956 году Венгрия попыталась сбросить советскую власть, он отдал приказ о жестоком подавлении восстания. Уже уйдя от власти, Хрущев признавал: 'У меня руки по локоть в крови'.

Его ужимки на мировой арене - например, когда, чтобы привлечь внимание в ООН, он стучал ботинком по столу - могли бы считаться смешными, если бы не были такими ужасными: ведь развертывание советских ядерных боеголовок на Кубе чуть было не привело к концу света, когда президент Джон Ф. Кеннеди отдал приказ о блокаде острова.

Хрущева сбросили его же товарищи, назначив на его место Леонида Брежнева - старого сталиниста, у которого не было мыслей в голове, зато была коллекция спортивных автомобилей, охотничьих ружей и длинноволосых любовниц.

Брежнев тоже не был ангелом и с удовольствием арестовывал инакомыслящих, сажал их в тюрьму и казнил. Он обеспечивал помощь коммунистическим сателлитам во всем мире - от Хо Ши Мина во Вьетнаме до эфиопского Менгисты, 'Аддис-абебского мясника', убийцы своего императора и разрушителя собственной страны. Менгиста убил так много людей и так много разрушил, что Эфиопия погрузилась в пучину почти библейского голода.

Для блага партии Брежнев поддерживал в Афганистане во время войны в 80-е годы Доктора Наджибуллу, 'Кабульского мясника', и Доктора Нето, 'Ангольского мясника' (во время войны в Анголе погиб миллион человек). Где, скажите, можно было построить 'рай трудящихся' с таким количеством мясников?

Но дневники Брежнева так скучны, что их просто нельзя публиковать. Например, 16 мая 1976 года он писал: 'Никуда не ходил; никому не звонил; и мне никто не звонил. Постригся, побрился'. 5 апреля 1977 года: 'Получил голубую рубашку на пуговицах, но не шерстяную'.

Существование СССР поддерживалось КГБ и тюремными лагерями, и правила страной вечно пьяная, развратная, ничего не умеющая престарелая бюрократия, вымуштрованная сталинской системой. Вся страна жила одной большой ложью, замешанной на убийствах, страхе, нищете и упадке.

После смерти Хрущева в 1982 году его друг за другом сменили двое немощных: шеф КГБ Юрий Андропов, 'Будапештский мясник', участвовавший в подавлении восстания в Венгрии в 1956 году; он же изобрел способ избавляться от диссидентов, помещая их в сумасшедшие дома, и он же преследовал евреев; а с 1983 по 1985 годы страной правил беспомощный сталинист Константин Черненко, настолько больной, что уже на похоронах Андропова он почти не мог говорить.

И только последний коммунистический лидер Михаил Горбачев наконец признал, что партии нужна реформа: но, как бы он ни нравился людям на Западе, он оставался преданным коммунистической идее и не мог определиться, с кем ему быть - с консерваторами или реформаторами, в результате чего в августе 1991 года и произошел дискредитировавший его государственный переворот. СССР распался, коммунистический режим умер, и Борис Ельцин начал проводить рыночные реформы, хотя и его на президентских выборах чуть не победил лидер коммунистов Геннадий Зюганов.

Страшной истории Коммунистической партии вроде бы пришел конец, но до сих пор память о ее преступлениях черным пятном лежит на России и на всех странах, в которых правили коммунисты.

Бдительно следить за левацким экстремизмом надо и нам на Западе. Наши социалисты до сих пор не оставили попыток навязать всем бесклассовую уравниловку, политическую корректность, пятилетки и 'учет и контроль', так любимые всеми коммунистами прошлого.

Что еще страшнее, есть слева еще и такие, кто защищает коммунизм. А ведь именно активная поддержка западных левых интеллектуалов позволяла Ленину и Сталину так долго уходить от ответственности за свои преступления. Причем практически никто из этих, как их называл Ленин, 'полезных идиотов' не посчитал нужным даже извиниться.

Другие религии, оправдывающие убийство, существуют и будут существовать, но вряд ли будет еще в мире происходить резня, сравнимая по масштабу с коммунистической.

Да, ничто не сравнится с жестокостью нацистского конвейера смерти, но нет никаких сомнений в том, что сотни миллионов людей, убитых именем коммунизма, и сотни миллионов других, оставшихся в живых, но обреченных прозябать в страхе и нищете, стали жертвами величайшего преступления и массового убийства, когда-либо известных в мировой истории.

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Саймон Монтефиоре: Человеческие лица наших любимых злодеев ("Los Angeles Times", США)

Саймон Монтефиоре: Почему Сталин любил Тарзана и хотел убить Джона Уэйна ("The Daily Telegraph", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.