Владимир Путин остался доволен своей состоявшейся в пятницу в Париже встречей с Шираком (Chirac), Шредером (Schroeder) и Сапатеро (Zapatero). И недаром. Это была встреча друзей, в которой не нашлось места ни единому критическому замечанию в адрес российского президента, несмотря на то, что в последнее время его критерии демократии несколько снизились. Но Ширак и Шредер были готовы к продолжению общения, потому как дело есть дело, а Франция и Германия весьма заинтересованы в России.

Меньшую заинтересованность, вне всякого сомнения, продемонстрировал глава испанского правительства, который лишен того панциря, что покрывает задубевшую кожу французского и немецкого лидера, и действительно верит в то, что союз между ЕС и Москвой играет фундаментальную роль в обеспечении коллективной безопасности. И так оно и есть, это точно. Но не ценой прощения Путину тех злоупотреблений, что недопустимы в странах Европейского Союза. Иными словами, не ценой молчания или отвода глаз, не той ценой, что российский лидер назначит за свой царский каприз. Именно в этом и заключается вопрос.

Парадокс заключается в том, что в то время как Франция, Германия и Испания принимают Россию с распростертыми объятьями, в странах Восточной Европы (некоторые из которых уже входят в состав ЕС) растут опасения. Сапатеро полагает, что 'открытая Европа и сотрудничество с Россией выгоднее европейцам и остальным жителям планеты'. В странах Восточной Европы тоже так считают. Но то, что они видят, им не нравится. Путин говорит о развитии демократизации страны, а в действительности демократии становится все меньше, основные права урезаются, а независимость юридической власти, похоже, испаряется. И в довершение всего, отношения России с соседями - как со странами Балтии, так и с Грузией и Украиной - ухудшились. С ними Путин ведет себя не совсем как друг.

Хотят ли Франция, Германия и Испания проводить дипломатию обольщения и общих интересов, которая подтолкнет Путина в правильном направлении? Похоже, что да. Но это будет не просто, если время от времени они не будут набирать очки. Потому как Путин заинтересован в другом и после парижской встречи, возможно, чувствует себя не то чтобы со связанными руками.