В России недавно выступил один видный деятель. Он высказал мнение, что стране грозят очень и очень серьезные вызовы времени и опасности, первые проявления которых были связаны с недавней монетизацией социальных льгот. Их еще больше обострят запланированные реформы жилищно-коммунальной системы, землепользования, образования и здравоохранения. 'В результате могут повториться события 1917 года, когда в России рухнул капитализм. Все, что Ленин говорил о революции, очень напоминает нынешнюю ситуацию'.

Нет, это не выдержка из программного документа коммунистов России, и тот, кто это сказал, выступая перед студентами Московского университета, не был председателем КПРФ Геннадием Зюгановым. Слова принадлежат популярному московскому мэру, 'единороссу' Юрию Лужкову. И это уже слишком, когда он обращается к классику марксизма-ленинизма, которого в политической элите России считают почти недочеловеком. Что побудило главу города, девятимиллионной столицы, обратиться к привычному ритуалу цитирования Владимира Ильича?

Критика лишь в отдельных случаях

Юрий Михайлович своим политическим выживанием при Борисе Ельцине и Владимире Путине может быть благодарен не только своим хорошо инсценированным популярным выступлениям. Он обладает также невероятным политическим чутьем. Он вряд ли не мог не заметить, что при всем оптимизме правительства в целом дела идут не так хорошо, как того хотел бы Кремль. Конечно, массы россиян уже смирились с так называемой первой социальной реформой, а протесты, затронувшие даже армию и полностью не прекратившиеся до сих пор, вряд ли приведут к серьезным политическим потрясениям. Несмотря на это, можно все чаще слышать предостерегающие и критические голоса. Но настроение ни в коей мере нельзя считать антиправительственным, и никто из политических деятелей до сих пор не пытался использовать его в целях смены власти. Переход власти от Ельцина к Путину, считают некоторые в России, уже давно завершен, в Тбилиси и в Киеве это произошло лишь позднее, а именно, - смена самой коррумпированной части элит, использовавшей хаос 90 годов в своих интересах, для которой не существовало никаких законов. То, что ей на смену пришли люди частью с крайне сомнительной репутацией, дело другое.

Поэтому россияне в настоящее время глухи к рекомендациям всех тех, кто, в частности, в стране влиянием не пользуется, но в значительной мере определяет мнение о России за рубежом. Имеются в виду мнимые и настоящие интеллектуалы, выступающие преимущественно с критикой отсутствия свободы прессы, коррупции во власти, нарушений прав человека. Нельзя говорить, что этого нет. Но когда подобные 'предостерегатели' усиленно защищают таких олигархов, как Михаил Ходорковский, и считают, что спасением России будет 'западная' модель, это вызывает у большинства россиян недоверие.

Опасность России грозит, очевидно, с другой стороны. В частности, официальная статистика свидетельствует о сокращении числа бедных. Так, в 2001 году за чертой ниже прожиточного минимума жили более 40 миллионов человек (при общей численности населения 145 миллионов). Сегодня эта цифра уменьшилась примерно в два раза, и президент Путин требует, чтобы к 2008 году данный показатель сократился до отметки ниже десяти миллионов. Однако важнее, чем цифры, тот факт, что российское население стало в последние годы более оптимистично смотреть в будущее. Но вот теперь появились признаки возрастающего, пока подспудного беспокойства. Правда, причиной его является не дефицит свободы или продолжение войны в Чечне. Да и 'революционные раскаты грома' в Киеве или где-то еще никого на улицах России особо не пугают. Причиной является своего рода дальнейшее продвижение капитализма, вызывающее нехорошие чувства не только у московского мэра.

Что будет с жителями деревень, составляющих все же 14 процента всего населения, если земля, как запланировано, будет свободно продаваться? Некоторые тотчас же воспользуются случаем, чтобы получить побыстрее деньги на несколько бутылок водки. Но большая часть сельского населения, много и успешно работающего в аграрном секторе, вряд ли найдет средства, чтобы купить землю, которую оно обрабатывает. Его тогда будут использовать на крупных капиталистических аграрных предприятиях всего лишь в качестве дешевой рабочей силы или же, порвав корни, ему придется переселяться в города.

Смогут ли сельские жители найти там себе новое место - очень сомнительно. В России пока примерно только шесть процентов безработных, и есть регионы, где рабочей силы не хватает. Но ситуация может резко измениться в связи с запланированным вступлением в ВТО. Многие предприятия, в том числе и оборонной промышленности, пользующейся до сих пор большим вниманием, будут не в состоянии, конкурировать с зарубежными компаниями, или же их просто перекупят. Для крупных транснациональных концернов Россия станет сказочной страной с молочными реками и кисельными берегами: 'либерализированный рынок', 'дешевое сырье и громадная армия квалифицированных людей, вынужденных продавать себя буквально за кусок хлеба в условиях отсутствия системы социальных гарантий.

'Революции' не будет

Владимир Путин на своем посту пять лет. Он своей популярности практически ничуть не утратил. Граждане ни за одну из многих проблем ответственность на президента не возлагают, вину видят, в конечном счете, в самих себе. Путин давно больше чем личность, он стал принципом, системой. Его популярность имеет почти иррациональный характер. Если бы президентские выборы состоялись сейчас, то за Владимира Владимировича проголосовали бы 70 процентов граждан. В то же время 26 марта их было 'только' 52 процента. Следующий по рейтингу, коммунист Зюганов, набрал всего три процента.

Но Путин не новый Ленин. 'Единороссы' не большевики 1917 года. И не следует ждать, что 'социалистическая революция' в Российской Федерации обрушит вскоре курс акций, взметнет цены на нефть. Намного ближе к истине то, что политические и экономические элиты России, наконец-то, сформулируют точнее свои частные цели и интересы как сочетание национальных и международных политических и экономических интересов с тем, чтобы затем их энергично реализовывать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.