Бывают моменты, когда Лиза слабеет. Тогда она устремляет свой взгляд в сторону ржавой металлической сетки-ограждения. Тогда она тяжело дышит и мечтает о море, которое находится где-то там, за ограждением и густым кустарником. Море - всего в нескольких сотнях метров. И в то же время так далеко.

'Замах!' - кричит мужчина с низким голосом. Стоит почти сорокоградусная жара. Лиза плотно сжимает губы и надувает щеки. В нее летит желтый мяч. Она бьет по нему и тогда выдыхает воздух, издавая короткий, резкий стон. Мяч попадает в сетку. Лиза не меняется в лице. Она выглядит такой же безразличной, как всегда.

Лизе шесть лет, и она одна из новых надежд российского тенниса. Так думает, по крайней мере, ее тренер - Юрий Юдкин. А кто может знать это лучше, чем Юдкин, человек с улыбкой Уолтера Мэтью? В черноморском городе Сочи его называют легендой. Легендой, потому что он создал теннисное чудо. У этого чуда - удар справа такой же поражающей силы, как и очереди из автомата Калашникова, а лицо - русалки. А зовут это чудо Мария Шарапова.

Шарапову Юрий Юдкин открыл 14 лет назад. Здесь, в Сочи. Как и сегодня Лизе, он бессчетное количество раз кричал тогда четырехлетней Маше: 'Замах!'. Совсем недавно Шарапова в 18 лет стала первой россиянкой, занявшей первую строчку в списке сильнейших теннисисток мира. Эксперты по маркетингу оценивают ее контракты с рекламными компаниями в 70 миллионов евро. Когда его 'Маша', как называет Шарапову Юдкин, будет играть в турнире US-Open в Нью-Йорке, борясь за новую победу в серии Большого Шлема, при каждом ударе, как и маленькая Лиза, издавать громкий стон, 68-летний тренер с женой будет сидеть в своей маленькой двухкомнатной квартире, наливать себе пиво и внимательном смотреть телевизор.

Обстоятельно тренер по теннису достает сигарету из белой пачки: 'Лиза, отдохни немножко - пятиминутный перерыв!' Лиза осторожно бросает взгляд на мать. Когда та утвердительно кивает, становится видно, что шестилетняя Лиза совсем сникла. Она выглядит, словно марионетка, закончившая свое выступление.

Некоторые мамы считают, что прежний наставник Шараповой слишком мягок для теннисного бизнеса. Такие упреки Юдкин решительно отбрасывает, словно теннисные мячи, которые летят в него иногда от его подопечных. Мария Шарапова - это его лучший аргумент, потому что, благодаря его по-отцовски доброму обращению, она сделала первые шаги к мировой вершине. Сам Юдкин, конечно, так никогда не сказал бы. Но все знают историю, происшедшую здесь, в Сочи. Это было в 1991 г. Отец Марии играл в теннис в городском парке 'Ривьера'. Его четырехлетняя дочка ждала у корта, и от скуки взяв папину запасную ракетку из сумки, стала бросать мячи в стенку. Юдкин, проводивший рядом тренировку, посоветовал Машиному отцу: 'Отдай Машу в теннис'. И хотя отец считал, что она еще слишком мала, в конце концов, согласился. Позднее уже сам Юдкин вынужден был придерживать честолюбивого отца. Потому что даже когда Маша была совершенно без сил, он заставлял ее тренироваться дальше. 'Еще один сет, Мария, еще разок, потом ты будешь зарабатывать много денег', - всегда кричал он. Упорство - одна из тайн успеха российского тенниса.

За 45 лет, в течение которых Юдкин проводил почти каждый день по 10 часов на теннисном корте, солнце стало его врагом. Оно вызывает у него аллергию: кожа краснеет и начинает шелушиться. Даже в самое пекло тренер выходит на улицу в головном уборе и одежде, полностью скрывающей его тело.

Уйти на покой позволить себе Юдкин не может. '8 лет назад, когда мне исполнилось 60, я оставил работу, - говорит он, туша сигарету и улыбаясь, - но моей пенсии хватало только на кашу с молоком'. Его пенсия составляет 2000 рублей в месяц, примерно 60 евро. 'Но поскольку иногда хочется поесть что-нибудь более существенное, то через три месяца я снова вышел на работу', - смеется он. Не оборачиваясь, он посылает мяч через сетку Лизе: 'Замах!'. На другой стороне слышится стон.

Даже средне одаренные теннисистки могут достичь спортивных вершин, если достаточно рано начнут заниматься теннисом и будут усердно тренироваться, - язвят западные конкуренты. 'На Западе они просто не хотят много возиться', - сухо парирует Юдкин.

Лиза тренируется уже больше года. Каждый день она занимается с Юдкиным по полтора часа. Еще три часа она уже сама стучит мячом о стенку. Утром ей позволено два часа провести на пляже, правда, в это время нужно сделать гимнастику. Три раза в неделю ребенок ходит заниматься в фитнесс-студию.

Ради карьеры Лизы ее мать готова на все. 8 месяцев назад Анастасия Ганюшкина (26) со своим теннисным ребенком переехала в Сочи из родного Саратова на Волге, что в 28 часах езды на автомобиле. Экономист по образованию с фигурой модели в туго облегающей одежде, она оставила все: работу в банке, мужа, квартиру, родных, друзей. 'Главное - это теннис, а Сочи - теннисная столица России', - говорит она. Друзей в Сочи она не нашла. 'С другими родителями я не нахожу контакта, чувствуется конкуренция', - говорит Анастасия, не сводя глаз с дочки на корте. При каждом неверном ударе ее губы, аккуратно подкрашенные, чуть вздрагивают.

Лизы еще не было на свете, а Анастасия уже хотела, чтобы ее дочь стала звездой тенниса. 'Это было моей детской мечтой, которую мои родители не могли воплотить. Для Лизы она должна сбыться!'. Она прочла в интернете о Юдкине и решила: 'Человек, поднявший Шарапову, подходит и моей дочери'. В один прекрасный день, как верит честолюбивая мать, ее Лиза станет лучшей теннисисткой мира. Боится ли она, что ее ребенок вдруг потом забросит школу или не получит профессионального образования? На это она несколько снисходительно отвечает: 'Зачем для теннисистки профессиональное образование?'

Самая большая мечта Анастасии - Уимблдон. Однако эту надежду она разделяет с тысячами других российских матерей. Уже в 4 года малыши, едва удерживая в руках ракетку, тренируются на корте по 3 дня в неделю. 'Некоторые мамаши с удовольствием отдали бы своих чад прямо в детской коляске, - говорит Юдкин, - а кое-кто оставлял бы их ночевать прямо на корте'.

Юдкин знавал и другие времена. Большую часть его жизни в пролетарском государстве СССР теннис считался буржуазным занятием. Наступление на желтые мячи началось, когда с Борисом Ельциным в Кремль въехал страстный теннисист. Теннис стал таким же престижным, как и езда на Мерседесах. 'По всей России теннисные площадки стали появляться, как грибы после российского дождика', - говорит Юдкин басом. Евгений Кафельников стал первой ракеткой мира, а Юдкин знал его еще ребенком. Когда-то он был просто ужасом для Бориса Беккера, но сегодня тренирует дочку бывшей звезды.

Только Юдкин еще не нашел себя в новом времени. Открыв Шарапову, он мог бы много зарабатывать. Но он отбирает себе учеников не по доходам их родителей, а по таланту. Поэтому зачастую работает только за заработную плату. Даже в случае с Анастасией. 'Она приехала издалека, живет здесь одна, не могу же я с нее много брать', - говорит он смущенно.

Конкурентная борьба даже среди самых маленьких уже огромна. После каждой тренировки ученики получают отметки. Нередко они вызывают слезы, как сегодня у Полины. Шестилетняя девочка с лицом ангела уходит с корта с выговором: она напала с ракеткой на соперницу, чтобы обогнать ее в беге. А иногда Полина пытается перехитрить свою сестренку и тоже спортсменку Соню.

У Лизы талант, а деньги она уж как-нибудь найдет, - думает Анастасия и собирает мячи. Ее муж - заместитель директора фабрики. Сколько получает, он не говорит. Но, наверное, много. Во всяком случае, в Сочи он ей посылает достаточно. Анастасия катит ракеткой мяч в направлении корзины. В паре метров от нее на скамье сидит Лиза, тяжело дыша, опустив голову к коленям: 'Мама, не надо тащить ракетку по полу, ты ее снова поцарапаешь'.

'У нее бойцовский дух, как и у Шараповой', - восхищенно говорит Юдкин, поправляя свою белую рубашку. Этот предмет одежды - подарок нынешней первой ракетки мира: 'Маша - нежная девочка, по-настоящему застенчивая. Но на корте она зверь', - говорит Юдкин. Шарапова и теперь время от времени все еще звонит ему, советуется.

Марии было 7 лет, когда в 1995 г. ее отец по рекомендации Мартины Навратиловой увез девочку из охваченной кризисом России в США. В кармане у него было все его состояние - 700 долларов. Матери пришлось остаться дома. Она не получила визу. 'Дайте ей 20 минут!', - умолял папа искателя талантов Ника Боллетьери. И тот был настолько восхищен игрой девочки, что сразу же взял ее в свою теннисную академию. И платить за это отцу Шараповой не пришлось. Говорят, что он был так стеснен в деньгах, что доедал остатки еды, оставленные дочкой на тарелке в столовой академии.

Анастасия тоже готова уехать с Лизой в США: 'Если Юдкин посоветует, то я поеду. Я сделаю все, что скажет Юдкин'. Вдруг полуденный зной пронзает крик. Лиза упала, лежит на полу. До крови ободрала коленку. Мама бежит к ней, вытирает салфеткой кровь. Две слезинки катятся у Лизы по щекам. 'Заканчиваем?' - кричит Юдкин через сетку. После этого вопроса лицо Лизы на мгновенье озаряет улыбка.

'Нет, она может продолжать', - быстро отвечает тренеру мама. И тут же робкая улыбка исчезает с лица девочки.

Они очень короткие, эти мгновенья слабости.

К 18 годам профессиональная теннисистка делает 106 миллионов ударов по мячу.

Путь наверх обходится ежегодно в сумму до 80 000 евро.

___________________________________________________

Руководитель Московского бюро журнала 'ФОКУС' Борис Райтшустер отвечает на вопросы читателей ИноСМИ.Ru

_________________________________________________________

Избранные сочинения Бориса Райтшустера на ИноСМИ.Ru

Иностранное слово 'Фленсбург' ("Focus", Германия)

Водка и Коран ("Focus", Германия)

Как русский в Германии ("Focus", Германия)

'Гитлер' впереди Гете ("Focus", Германия)

Осторожно, Москва! ("Focus", Германия)

Украина после революции: любовь вместо сахара ("Focus", Германия)

Женщины в России: борьба полов ("Focus", Германия)

Становится страшно ("Focus", Германия)

Караул! Где они, настоящие мужчины? ("Focus", Германия)

Небывалый грабеж ("Focus", Германия)

Калининград: "Фатальное отсутствие такта" ("Focus", Германия)

Конец лицемерию: страх Москвы перед Меркель ("Focus", Германия)

Праздник Победы без победителей ("Focus", Германия)

'Крокодил в клозете' ("Focus", Германия)

Следующая остановка - ЗАГС ("Focus", Германия)

Икра вместо гречневой каши ("Focus", Германия)

Будни вдали от Москвы ("Focus", Германия)

Гостеприимство с побочным эффектом ("Focus", Германия)

Немецкий кризис в московском такси не козырь ("Focus", Германия)

Магазины с 'эротическим флером' ("Focus", Германия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.