С Владимиром МАМОНТОВЫМ я встретилась на Всемирном конгрессе русской прессы в Астане. Знала, что это сильный профессионал, один из самых заметных газетных редакторов Москвы, поставил в свое время "Комсомолку", сейчас раскручивает Известия. Захотелось узнать, что сегодня происходит на кухне российской прессы вообще и в ведомстве Газпром-Медиа в частности. . .

Для чего нужна газета

- Владимир, положа руку на сердце, скажите, от кого сейчас в большей степени зависит российская пресса?

- Вы имеете в виду деньги?

- Все, что угодно: деньги, Кремль, читателей. . .

- Ну. . . Кремль - это строение не последнее в Москве (смеется), а первое. И от него многое зависит, безусловно. Но сказать, что все газеты или даже часть газет так "заточена", ориентирована на Кремль, что с утра до вечера транслирует кремлевские идеи, - сильное преувеличение. Чаще "кремлевские" читают в газетах критику на себя, в лучшем случае - взвешенный анализ.

Вот от денег, от финансирования, конечно, все зависит. И есть такие издания, которые, если им перекроют финансирование, в ту же секунду закроются. Никакая реклама, никакая розница и никакая подписка не возместят этих расходов. Если быть откровенным, то на данном этапе, если Газпром-Медиа перекроет финансирование Известий, то нам придется сократить очень сильно количество полос, сделаться маленькими, может быть, еженедельными и так далее. И попробовать выжить. Поэтому сейчас Газпром-Медиа финансирует газету.

- Как вы оцениваете сегодняшний российский газетный рынок? Кто на кого работает и у кого какое будущее?

- Есть газеты, которые сделали ставку на тираж. И есть газеты, которые сделали ставку на влиятельность. У последних обычно для начала есть источник финансирования. А потом они научаются хорошо собирать рекламу.

- Вы имеете в виду Ведомости и Коммерсантъ?

- Да, но не только.

- А ваша газета?

- Она сейчас находится в таком. . . переходном периоде.

- Но традиции народной газеты она сохранит?

- Могу только сказать, что я бы не хотел, чтобы мы вступили в прямую конкуренцию с Ведомостями или Коммерсантом. Не думаю, что это правильный путь. Мы - действительно народнее, шире. . . У нас есть свои традиции - Известия всегда были газетой интеллигентной публики, хотя традиции эти сильно подорваны. Мы сейчас пытаемся их восстановить и видим перед собой всю ту же российскую интеллигентную аудиторию. Но это не только врачи, библиотекари и сельские учителя. Я был бы счастлив, если бы для самых разных думающих людей эта газета подошла бы как чтение.

- Мне кажется, наше общество еще не структурировано так, как на Западе. Там есть все - слой интеллектуальной элиты, стабильный средний класс, слой почитателей масс-культуры. У нас же большую часть составляют последние. И получается, что вся пресса работает на них.

- Не совсем так. Тонкость ситуации, на мой взгляд, в том, что в России, да и на всем постсоветском пространстве, действительно неструктурированное общество. То есть один и тот же человек может быть утром одним, днем - другим, а вечером - третьим. И это абсолютно естественно, потому что он вышел из прошлой эпохи и движется в будущее. Он одновременно и бизнесмен, и бывший комсомольский работник, и советский человек, и человек будущего. Причем дети его уже совсем другие, а родители - не понимают его самого, а он уже не хочет быть таким, как они. Надо учитывать, что наше общество сейчас вот такое, смешанное.

- Сегодня многие издатели с интересом посматривают на Интернет, полагая, что он может заменить газеты. Как вы считаете, век газет проходит?

- Ну, если когда-то газетный читатель в Интернет перетечет - пусть. У нас есть свой сайт, известинский. Станет он самостоятельным - ну ради Бога! Но пока жизнь показывает, что ничто ничего не отменяет. И люди читают газеты.

- А газета в России сегодня - это что?

- Подкладка под воблу (смеется). Шучу. . . В значительной степени уже не столько информатор, сколько собеседник и комментатор. Потому что информируется человек чаще всего все-таки телевидением. А газеты он открывает для того, чтобы поразмышлять, получить дополнительную информацию, возможно - совершенно другую, посмотреть на вещи с иной стороны. Русская традиция

- У российской прессы в последнее время возникают значительные преимущества перед телевидением, которое, по-видимому, сильно цензурируется. Мы ведь смотрим ваши новости по всем каналам и с трудом отличаем один от другого. В газетах все-таки этого нет.

- Если говорить о том, как думают наверху, то думают там, возможно, так: телевидение - да, это опасно, это игла. А газета - она для людей думающих. Их невозможно кормить одной и той же кашей. Если с такой прагматичной стороны рассматривать их позицию, и тогда есть логика. А уж если заходить со стороны журналистики, со стороны интереса к жизни, желания повлиять на нее как-то или адекватно ее описать, то здесь в России огромное поле для газетной деятельности. И я не вижу чего-то такого трагического, что все здесь уже перекрыли, на горло наступили.

- А бывает все-таки, что перекрывают? В Кремль не вызывают на инструктаж?

- Всякое бывает, вот и президент недавно встречался с главными редакторами. Но то, что вы называете инструктажем, - нет, конечно. Хотя я всегда говорю, власть должна ясно артикулировать свои позиции и предпочтения, наряду с другими участниками процесса. Вот случай с генеральным прокурором Устиновым. Сняли (сам ушел, понятно) не последнего человека - и полное молчание. Две недели мы ничего понять не могли. Потом президент поясняет, что вообще претензий к Устинову нет и так далее.

А с другой стороны, это дает нам блестящую возможность изложить все, даже самые фантастические версии. И столько накопать! Поэтому для журналиста есть плюс и в такой позиции.

- Вы могли бы объяснить, что такое Путин для России?

- Это гарант всего и вся. Так в жизни бывает, это такая русская традиция. Мало того что он достаточно быстро вписался в страну - он приобрел еще народную любовь и уважение. Это не дутые рейтинги. Его реально уважают. Одни говорят - заслуженно, кто-то - незаслуженно. Кто-то ругает его и называет предводителем питерских чекистов, но народ не обманешь. Это не Ельцин, у которого был нулевой рейтинг - в самые тяжелые минуты его правления. А здесь - совершенно реальный политик.

- В России всегда любили людей в погонах. . .

- Да, в России обычно любили военных - красивых, здоровенных. Путин, правда, не особенно велик (смеется). Но он ярок в общении, ему присуща не показная, а подлинная любовь к народному русскому слову. У него очень быстрая реакция и очень точные ответы. Он демонстрирует самостоятельность перед явлениями природы и политики: не то чтобы американцев не уважаем, но в рот смотреть им не будем. Он проявляет определенную жесткость, где нужно. Очень хорошие отзывы в народе получает такая политика.

Я вам приведу простой пример. Как только мы делаем опросы читателей и в них есть возможность поругать Соединенные Штаты - примерно 60% этим случаем пользуются. Если мы спрашиваем, надо ли нам проявлять твердость по отношению к Грузии - 60% отвечают "да". Надо ли нам опираться на пророссийские силы, пытаться вернуть утерянное влияние - большинство согласны. Конечно, это определенная игра, и в России никто не собирается реально отвоевывать себе что-то обратно. Но державные настроения существуют. И эту кого-то пугающую российскую державность, как ни парадоксально, можно и нужно переплавить в нормальные добрососедские отношения с бывшими республиками СССР.

- Российская внешняя политика такая неповоротливая, такая тяжеловесная. . . Лучше бы уж вы не говорили о защите. А то как повернетесь, так обязательно что-нибудь разобьете. . .

- Ну, не без этого. С патриотизмом и державностью тоже надо осторожно, чтоб не заносило. Потому что если русского человека занесет в квасной патриотизм, его потом очень трудно остановить. Да им еще и играть начнут. . . Русский человек открыт в две стороны. Одна патриотическая, а другая - широкая, общечеловеческая. И нужно реально учитывать и ту, и другую. Тогда, наверно, можно говорить о том, что и политика будет сбалансированной, и не будет этой "посудной лавки".

Культ личности Путина

- Как вы думаете, возможно ли сейчас возвращение монархии в России? Ведь русские люди любят поиграть в царя. . .

- Думаю, что нет. Очень важным будет 2008 год. По моим понятиям, сейчас историческая миссия Владимира Владимировича Путина состоит в том, чтобы уйти.

- Уйти для чего?

- Чтобы провести нормальные демократические выборы, с нормальными кандидатами. И пусть выберут нового президента.

- Как-то это не по-российски, взять и уйти на властном пике. . .

- Ну почему? Прошло уже два срока. По Конституции он должен уйти. Был бы он царь, так сказали бы ему: "Батюшка, останься, правь!" Это было бы очень важно для России - первый опыт нормальных выборов и законного ухода от власти. Пусть преемник будет, как хотите. Но если Владимир Путин таким образом уйдет и будет другой президент - возникнет культ личности Путина, как демократа и удивительного человека, принесшего себя в жертву будущему России, если хотите (смеется). А влиятельность свою он сохранит, найдет способ.

- А претенденты - это обязательно офицеры, люди в погонах?

- Да пусть выдвинется кто-нибудь еще! Кто мешает выдвинуться господам чиновникам, господам актерам. . .

- Наверное, боятся - как бы жизнь не задвинула обратно.

- Надо принимать политическую реальность такой, какая она есть. Мне кажется, что о преемнике сейчас судить рановато. Вы представьте себе - кандидат четыре года готовится, разминается. Все узнают про все - что было и чего не было. Ему надо избираться - тут черный пиар пошел, у него появляется множество врагов, конкурентов. А другая сторона, оппозиционная - она что, торопится выдвинуть реальных людей? Кого мы знаем? Касьянов, Хакамада, Каспаров. . .

- Ходорковский. . .

- К этим выборам Михаил Борисович не успеет выйти.

- Березовский у вас по-прежнему демонизирован как антикремлевская фигура? Почему они его гоняют по всему миру?

- Мне не кажется, что его особенно гоняют - из Англии не выковыривается никак. Он очень реально и ясно артикулирует свою оппозиционность власти. Есть разные версии на этот счет, в том числе и конспирологическая - "если бы Березовского не было, его надо было бы выдумать". Это и есть тот самый человек, который на себя оппозицию оттягивает, и та по заготовленному сценарию действует. Но это конспирология, она интересна, но жизнь обычно устроена проще. Я думаю, что в случае с Березовским существует взрывная человеческая смесь реальных амбиций, денег, желания влиять на политическую жизнь. Он же многим рулил в свое время в России. И появление Путина как фигуры не обошлось, как известно, без его влияния. А после этого его задвигают Бог знает в какой угол. Что ж вы хотите? Чтобы он шмыгнул носом и сказал: "Ну все, извините, я пошел гулять в Кью Гарденс"?

____________________________________________________________

Следующий президент России: Акт первый, входит Претендент ("The Economist", Великобритания)

Владимир Мамонтов: "Известия" - не дубина в руках власти!" ("Вести Сегодня", Латвия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.