Смерть президента Бориса Ельцина имела для российского общества такое же значение, как смерть президента Ричарда Никсона в 1994 г. - для американского. Оба они были сложными, почти загадочными лидерами, чьи достижения и поражения будет сложно оценить историкам.

Придя к власти, оба лелеяли грандиозные мечты - так, Ельцин был первым всенародно избранным президентом в истории России и надеялся осуществить демократические и экономические реформы; Никсон же хотел 'воссоединить Америку', преодолев конфликт поколений и рас, завершив войну во Вьетнаме и возобновив дипломатические отношения с Китаем.

Двух политиков также объединяет то, что их немалые достижения в этих сферах были омрачены скандалами и попытками импичмента. И хотя даже самые жесткие критики Никсона вряд ли могут сравнить то, как он обходил закон, со злоупотреблениями, которые совершал Ельцин, оба ушли со своих постов освистанными. По иронии судьбы, Владимир Путин, избранный Ельциным себе в преемники, так же, как преемник Никсона Джеральд Форд, гарантировал Ельцину иммунитет от преследования за преступления, совершенные им в годы пребывания у власти (1991-1999).

Однако ельцинская эпоха оставила немалое наследие. К сожалению, не демократическое - потому что Ельцин распустил и даже приказал войскам расстрелять парламент, когда это было ему выгодно. При его администрации расцветала коррупция, а средствами массовой информации Ельцин манипулировал не менее эффективно, чем коммунистические лидеры прошлого. Путин же, придя к власти, несомненно принял это наследие, проявив пренебрежение к демократическим реформам, невзирая на критику со стороны администрации Джорджа Буша.

Наследие Ельцина заключается в беспрецедентном переводе российской экономики на капиталистические рельсы. Задолго до того, как Ельцин пришел к власти, ученые из Советского Союза регулярно приезжали в Соединенные Штаты по программе государственного департамента, чтобы больше узнать о нашей стране. Они проводили некоторое время в Вашингтоне, а затем посещали ряд других городов.

Я был одним из нескольких профессоров, читавшим им лекции в Вашингтоне. Моей темой была история американской экономической системы. Они увлеченно слушали меня, но один момент вызывал у них недоумение - а именно, утверждение о том, что даже Америке для развития капиталистической экономики потребовалось много времени. Эти ученые считали время роскошью. Они вновь и вновь повторяли, что у их страны его нет. Иными словами, капитализм нужно было внедрить быстро.

Заслуга Ельцина в том, что экономические реформы были все же проведены - методом 'шоковой терапии', то есть серией быстрых и радикальных мер по трансформации плановой экономики. В краткосрочном плане - после того, как в 1992 г. были введены эти меры - последствия были болезненными, и их даже называли 'экономическим геноцидом'. Как ни крути, девяностые годы в России были экономической эпохой, сравнимой с Великой депрессией 1930-х в США. В 1998 г. обрушился рубль, а правительство объявило дефолт по внутреннему долгу.

И все же, хотя Ельцин ушел с позором, капиталистические реформы привлекли иностранные инвестиции и обеспечили поддержку со стороны сначала привилегированной элиты, а затем - все более широких слоев населения. При Путине Россия пользуется плодами экономических мер, предпринятых Ельциным.

Уйдя в отставку, Ельцин, как и Ричард Никсон, держался в тени. Оба они неохотно появлялись на публике, но порой делали комментарии. Неудивительно, что их слова часто служили самооправданию, и это еще больше затрудняет задачу историков, желающих дать оценку их последним годам. Например, Ельцин до самого конца своей жизни утверждал, что в его администрации не было коррупции.

Томас Дибакко - почетный профессор Американского университета в Вашингтоне. Этот комментарий он написал специально для Orlando Sentinel.

____________________________________

Герой своего времени ("The Guardian", Великобритания)

Почему на Западе ельцинскую эпоху оценивают позитивнее ("Christian Science Monitor", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.