Андреас Умланд/Andreas Umland, бывший сотрудник Гарвардского Университета/Harvard's Weatherhead Center for International Affairs, ныне преподаватель Киевского Национального Университета имени Тараса Шевченко (Украина), основатель дискуссионного интернет-клуба "Бюллетень Русского Национализма"/The Russian Nationalism Bulletin.

_______________________________

Вопрос: Из чего исходит нынешний русский национализм? На каких идеях он строится?

Умланд: У современного русского национализма есть три группы корней - досоветские, советские и постсоветские. Идея о Москве, как Третьем Риме, об особенной русской миссии в мировой истории, которая сегодня снова набирает популярность, появилась много веков назад. Вопреки мнениям, распространенным на Западе, русский национализм являлся важным элементом советской идеологии, начиная с 1930-х годов.

Если в Москве в начале 19 века, славянофилы применяли немецкий нативизм к русским условиям, то сегодня много важных идей, содержащихся в различных русских националистических повестках дня, заимствованы у того же Запада, который адепты этих идеологий так убежденно осуждают.

Вопрос: Многие эксперты считают, что в России наблюдается возрождение национализма. Чем это обусловлено?

Умланд: Несколько факторов объясняют возрождение национализма. Среди них приложение методов мышления, которым обучали в советских школах и университетах, к постсоветскому миру. Фактически, это манихейское мировоззрение, остро чувствующее различия между "своими" и "чужими". Изменились лишь определения "своих" и "чужих", однако несколько советских стереотипов - например, о США - благополучно пережили эпоху Гласности.

Вероятно, самым главным фактором, который способствовал возрождению национализма, было открытие, совершенное кремлевскими политтехнологами: националистические идеи, направленные на соседние страны или на Запад, являются мощными инструментами, способными реконфигурировать политическую ситуацию внутри страны. В новом кремлевском мире Путин не конкурирует с альтернативными программами или партиями. Соперники Путина - не социалисты, либералы или представители других политических движений России. Путин борется с чеченскими террористами, эстонскими фашистами, грузинскими русофобами, украинскими неофашистами, американскими империалистами, западными заговорщиками... В целом, Путин борется с желанием различных нерусских сил уничтожить, разделить или, по крайней мере, унизить Россию.

В атмосфере паранойи, возникшей в России, логично, что те, кто противостоят Путину, не признаются легитимными, уже не говоря "полезными", оппозиционерами. Вместо этого, их называют "пятой колонной" Запада, "заговорщиками", которые, по словам Путина, шакалят возле иностранных посольств.

Это сделало политику легкой игрой для Кремля: если государство занято защитой достоинства и территориальной целостности страны, то сложно ожидать, что оно будет соблюдать все тонкости, такие как, обеспечение независимости средств массовой информации, правил плюралистической общественной дискуссии или справедливой партийной конкуренции. Вместо обсуждения, что и как лучше делать для блага России, просто необходимо проверить: работает ли оппозиция на врага. В некотором смысле, Кремль - резиденция Президента - превратился в Лубянку.

Вопрос: Насколько быстро развивается радикальный национализм? Способен ли он повлиять на развитие современной российской политики?

Умланд: Радикальная часть российского национализма, естественно, развивалась вместе с основным националистическим движением. Кремль и российское общество экспансивно осуждают явные проявления ксенофобии и расизма, однако экстремисты, активно участвующие в движении скинхедов-неонацистов или публикующие интеллектуальные конспиратологические журналы - составная часть все той же ксенофобской истерии, которая недавно овладела значительной частью российского общества. Среди специалистов, изучающих русский национализм, складывается мнение, что Кремль может потерять, если уже не потерял, контроль над чудовищем, которое он же и создал. Русский национализм может превратиться из инструмента политической технологии в общественную силу, которой не смогут манипулировать кремлевские циники.

Вопрос: Возможно ли сравнить русских националистов с националистами Западной Европы?

Умланд: В отличие от России, на Западе подавляющее большинство общества и политических деятелей более или менее явно дистанцируются от националистических движений, даже если они достаточно мощные. Российское общество осуждает насилие на почве расизма, однако отношение россиян к мировоззрению, способствующему появлению этого вида насилия, намного более амбивалентное. Например, некоторые авторы, такие как Александр Проханов или Александр Дугин, в России являются уважаемыми участниками политической и интеллектуальной дискуссии - на Западе бы к ним относились как к людям, переступившим черту. Российские учащиеся обязательно изучают странные, псевдонаучные теории покойного нео-расистского теоретика Льва Гумилева.

Вопрос: Какова в этом роль властей России?

Умланд: В последние годы государство начало более активно бороться с насилием на почве расизма. Вероятно, это не в последнюю очередь происходит потому, что усиливающееся движение скинхедов вредит международной репутации России. Например, экстремистский национализм уже сделал Россию непривлекательным местом для учебы - темнокожих иностранных студентов там регулярно избивают, иногда до смерти.

Однако, государство занимается только симптомами болезни, а не лечением самой болезни. Чтобы добраться до причин появления этой проблемы, необходимо изменить всю логику российской политики, чего благонамеренный министерский бюрократ, безусловно, не сможет сделать.

Вопрос: Если нынешние процессы будут идти аналогичными темпами, какой страной станет Россия через десятилетие?

Умланд: Если процессы, наблюдаемые последние восемь лет, будут таким же образом развиваться в будущем, то мы увидим не только вторую Холодную войну. Российская Федерация может превратиться в образование, напоминающее новое государство апартеида, где государственные и негосударственные институты будут относиться к иностранцам и людям неславянских национальностей иначе, чем к этническим русским.

Некоторые наблюдатели даже говорят о "Веймарской России", сравнивая нынешние российские реалии с теми, которые возникли в Германии между двумя мировыми войнами. Пока маловероятно, что Россия станет фашисткой, однако еще менее вероятно, что она станет более терпимой.

Кремлю необходимо кардинально изменить отношение России к окружающему миру, а также очень активно бороться против серьезной инфильтрации радикального национализма в различные социальные структуры - школы, университеты, молодежные движения, редакционные советы и т.д. Если этого не произойдет, то в новом веке русские станут одиноким народом, а Москва - изолированным международным актером.

Мониторинг: читатель ИноСМИ - Umland

_________________________________

Рост фашистских тенденций в путинской России внушает тревогу ("New Statesman", Великобритания)

Еврейские новости становятся российскими новостями ("The Jerusalem Post", Израиль)

Русские, которые называют себя 'СС' ("Liberation", Франция)

Кремль старается не замечать расизма ("The International Herald Tribune", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.