Дмитрий Медведев, который станет сегодня президентом, назвал роль гражданского общества в России "очень важной". Людмила Кузьмина, руководитель действующей на юго-западе России неправительственной организации "В защиту прав избирателей", будет внимательно следить за тем, не разойдутся ли поступки Медведева с его словами.

После того, как она весной прошлого года в одном из радиовыступлений подвергла критике действия российских властей, правоохранительные органы обвинили ее в использовании пиратского программного обеспечения, конфисковали ее компьютеры, местные средства массовой информации внесли ее в черный список, а в офисе было отключено электричество.

"Они применяют все возможные меры, чтобы оказать на нас давление, - сказала Кузьмина. - С ними невозможно бороться, так как единственным нашим ресурсом является наша инициатива. А у них - все остальное".

В стране, все еще приходящей в себя после распада Советского Союза, произошедшего в 1991 году, неправительственные организации играют жизненно важную роль, выступая в качестве контролеров общества, до сих пор слабо приверженного принципу верховенства закона. Однако за восемь лет президентства Владимира Путина, покидающего в среду свой пост, численность и влияние российских неправительственных организаций значительно уменьшились.

Неправительственных организаций становится все меньше

В первые годы президентства Путина в России были зарегистрированы 650000 неправительственных организаций. Сегодня их осталось около 277000. В значительной мере причиной этого сокращения является принятый два года назад закон, позволяющий властям закрывать неправительственные организации, которые могут представлять угрозу "суверенитету, политической независимости, территориальной целостности, единству, культурному наследию или национальным интересам" России. Из-за этого закона тысячи неправительственных организаций, имеющих обычно небольшие бюджеты, были вынуждены нанимать юристов для внесения изменений в уставы и выполнения иных юридических процедур.

В опубликованном в феврале докладе правозащитная организация Human Rights Watch отметила, что данный закон "сузил пространство для гражданского общества и подорвал возможности неправительственных организаций осуществлять контроль за деятельностью властей. Нет никаких сомнений в том, что на самом деле цель этого закона ... состоит в удушении гражданского общества".

Руководители неправительственных организаций говорят, что российские власти уделяют особое внимание тем организациям, которые, по их мнению, финансируются Западом, а также тем, которые пытаются донести до общества информацию о бедственном положении подавляемой российской оппозиции.

По словам Кузьминой, ее проблемы начались 10 мая 2007 года, когда она выступила в эфире радиостанции "Эхо Москвы" в передаче, в которой обсуждалось, как власти Самары оказывали давление на организаторов марша, который должен был возглавить лидер оппозиции бывший чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров.

Кузьмина возглавляет региональное отделение организации "Голос", наблюдающей за российскими выборами. Через два часа после ее выступления в офисе организации в Самаре появились представители правоохранительных органов и начали проводить обыск, говорит Кузьмина. Через два дня милиционеры оцепили здание, заявив о том, что оно небезопасно с пожарной точки зрения.

"До сентября мы не могли попасть в офис, забрать документы, телефоны и личные вещи, - сказала Кузьмина. - Мы подали в суд на местные власти, чтобы получить доступ к нашему офису, и в сентябре они пустили нас обратно".

В середине сентября милиционеры вернулись и начали новый обыск. Они также ходили по соседям Кузьминой и допрашивали их, сообщая при этом, что Кузьмина много пьет и даже распространяет экстремистскую литературу.

Милиционеры обвинили Кузьмину в использовании пиратского программного обеспечения, однако впоследствии сняли это обвинение. Тем временем Федеральная регистрационная служба, контролирующая деятельность неправительственных организаций, пыталась закрыть организацию Кузьминой под тем предлогом, что она не может предоставить доказательства ее регистрации в этом ведомстве, говорит Кузьмина.

Федеральная регистрационная служба упорно добивалась своего, несмотря на объяснения Кузьминой, сообщившей, что файлы, содержавшие правовые документы организации, хранились в компьютерах, конфискованных правоохранительными органами в рамках дела об использовании пиратского программного обеспечения. Конечно, существовали и физические копии этих документов, однако они были уничтожены, когда в офисе прорвало трубу, а милиция никого не пускала в оцепленное здание.

29 декабря власти применили против Кузьминой новую тактику. Они отключили электричество в здании, занимаемом организацией "Голос", вынудив Кузьмину осуществлять руководство организацией из ее квартиры. Она уладила проблемы с Федеральной регистрационной службой, но потеряла своих сотрудников, так как две девушки, работавшие ее помощницами, уволились после многочисленных допросов о деятельности "Голоса".

Ее стараются избегать

Местные журналисты, ранее обращавшиеся к ней за информацией о честности местных избирательных кампаний и выборов, теперь стараются ее избегать.

"Становится ясно, что с государством бороться невозможно", - сказала Кузьмина.

Представители Федеральной регистрационной службы и самарской милиции на просьбу дать интервью не ответили.

Председатель Межрегиональной правозащитной Ассоциации "АГОРА" Павел Чиков говорит, что жалобы неправительственных организаций, таких как "Голос", на притеснения властей в последние годы раздаются все чаще и чаще.

Руководители НПО не возлагают особых надежд на Медведева, которого некоторые считают более либеральным, чем Путин.

"Он не из ФСБ (преемницы КГБ), и это хорошо, - говорит известная российская правозащитница Людмила Алексеева, возглавляющая Московскую Хельсинкскую группу (Moscow Helsinki Group). - Однако государство хочет быть настолько сильным, насколько это возможно, а это достижимо только если гражданское общество не может осуществлять контроль над бюрократами и не имеет возможности знать правду о том, что происходит в эшелонах власти. Значит, властям необходимо подавлять гражданское общество, чтобы быть в состоянии скрывать все, что им нужно скрыть".

___________________________________________________________

Организация 'Международная амнистия': Путин ограничивает гражданские права ("The Guardian", Великобритания)

Путинская война против гражданского общества ("New Statesman", Великобритания)