О евразийстве

wojtek, 29.05.2008 15:39: Дорогой Александр. 1) Евразийцы критикуют Западную Европу из-за моральной гнилости: наркотики, гей-парады, свободный секс и т.п. Одновременно они говорят, что России и Западной Европе надо объединиться, но только плохие США и 'санитарный кордон' мешают этому. Нет в этом противоречий? Зачем России объединяться с Западной Европой, если там только арабские эмигранты, гей-парады и наркомания?

Отличный вопрос, который свидетельствует о знании наших программных 'евразийских' документов! Дело в том, и это важно подчеркнуть, что с Европой, особенно с Европой континентальной, нас объединяют не ценности, но интересы, интересы геополитические. Европа заинтересована стать самостоятельным геополитическим полюсом. И в этом отношении именно с точки зрения интересов, а не ценностей, у нас есть возможность альянса. А ценности у нас различные, почти противоположные, у нас с ними разный набор ценностей. Альянс с Европой свидетельствует о том, что нам надо поддерживать в Европе стремление к многополярному миру, к созданию собственной, отличной от американской идентичности. Россия будет бенефициаром этого процесса, поскольку только в рамках этого процесса сможет сама проводить независимую политику. Но в вопросах ценностей мы различны.

Теперь посмотрим на другое: Европа и Америка. С точки зрения ценностей они очень близки, почти тождественны, там и там - наркотики, там и там - уже потеря полового, человеческого облика, но их интересы различны... Их объединяют ценности, но разделяют интересы, потому что Америка хочет главенствовать, а Европа, особенно франко-германская Европа, делает первые шаги, чтобы выкарабкаться из-под этого влияния. И Россия, геополитическая перспектива которой в данный момент противоположна США (а до этого - Англии), атлантическому полюсу, 'цивилизации моря', Россия должна очень четко разделять жесткое различие ценностей и сходство интересов и играть на противоречиях европейских интересов с интересами США.

Но, не дай Бог, сливаться, сближаться или интегрироваться с Европой. Это общество - совершенно чуждое нам по своей истории, по своим предпосылкам, по своим выводам, совершенно далекое от нас. В нем есть и была масса замечательных людей, которые критиковали общий тренд европейской культуры, и справа и слева, они ценны для нас, но в целом, упаси Боже, сливаться с Европой, пусть она сама загнивает, как хочет. Но для нас выгодно, чтобы она загнивала отдельно от США. За счет этого мы можем усилить наши позиции, обеспечить наше будущее.

wojtek, 29.05.2008 15:39: 2) Можете оценить политику Польши и новых стран ЕС (только не пишите о лакеях и марионетках США - об этом уже надоело читать) 3) В одном из своих интервью вы сказали, что существует 'евразийский план' для Польши, но вы об этом не будете разговаривать, потому что это тайна. Почему? Разве поляки могли бы быть шокированы тем, что [Вы] хотите с ними сделать?

Пока мейнстрим восточно-европейской политики, в первую очередь Польши, но не только Польши, остается лакейским по отношению к США, я все-таки скажу об этом. Хотя это общее место, но это истина. Это - лакеи США. Если такое определение не нравится польскому товарищу, то просто не будьте ими, и тогда мы с вами будем по-другому разговаривать.

Конечно, и в Польше и в Восточной Европе возможна иная, параллельная идентичность, оппозиционная антлантистской идентичности, кордонная той, что сейчас преобладает и доминирует. Эта идентичность нуждается в пробуждении. Поляки все же славяне, и это славянское бессознательное в поляках очень сильно. Это дало лучшие образцы польской культуры, польской психологии, польской души. И я думаю, что сейчас различные силы в Польше пытаются придать этому некую минимальную структурность и некоторую консервативность. Даже католические круги недовольны глобализацией, как и просоветские круги, и популисты, и 'леваки', и у партии Анджея Леппера в 'Самообороне' были такие интересные тенденции, в разных журналах консервативных и национал-консервативных, в левых, левацких изданиях...

Все это создает такую компиляцию альтернативной польской идентичности, крайне интересной. Она пока ни во что не сложилась, но этот процесс, это ощупывание сетевой альтернативной идентичности, идет. Он может прорваться через симпатию к России, через симпатию к фундаментальным ценностям, через симпатию к Европе, кстати, к Европе континентальной, иной, альтернативной Европе, или через неприязнь к глобализации, к США. Но то же самое сейчас вызревает и в других восточно-европейских странах. В Румынии - это православно-консервативное направление, в Болгарии - это тоже консерватизм, но монархического толка. Кстати, очень интересные процессы идут в Чехии. В Чехии с этим быть может хуже, но чешская идентичность - тоже славянская в определенном аспекте.

Эти процессы идут во всех странах Восточной Европы, пока не вызрели в качестве политического и идеологического движения, но это становление иной идентичности, которая не враждебна России и не враждебна континентальной Европе, но враждебна каким-то своим трендом политическому мейнстриму, который сейчас в странах 'санитарного кордона' воцарился. Но это завязи нелакейской Европы. Во что это выльется, как будет развиваться, пока трудно сказать, но эта альтернативная идентичность, безусловно, присутствует. Я ее различаю, я вижу пока только ее первые всходы, но это очень серьезно. И с этим Россия, если бы она немножко встряхнулась, могла бы работать очень активно и оперативно. Это была бы программа борьбы с лакеями и лакейством. С лакеями жить - по-лакейски выть, а людям этого не хочется, не хочется стоять на четвереньках. И тем, кому не хочется стоять на четвереньках - дорога в евразийское движение.

Россия - нерыночная цивилизация

Виктор Воронов, 29.05.2008 12:27: Связываете ли Вы возрождение нашего Отечества с развитием рыночной экономики или с возвратом и развитием экономики социализма? (Дело в том, что в Вашем "Проекте Евразии" - самое слабое звено, на мой взгляд, это проработка экономической основы развития России в 21 веке). С уважением, Виктор Васильевич Воронов.

Экономика - это второстепенная вещь, экономика - это не судьба, это вещь прикладная и, в общем-то, отражение философии. В этом я согласен с отцом Сергием Булгаковым, автором 'Философии хозяйства', православной модели русского хозяйствования. Экономика - очень важная вещь, но она третьестепенная. Просто всем голову запутали тем, что экономика - это судьба. Экономика - это проекция человеческого духа, не более того. И если мы делаем ценности материального процветания главными, то мы, может быть, собьемся, а, может, не собьемся с пути, но уже погрешим против русского духа, перестанем быть русскими людьми. Как только мы объявляем о том, что экономика - это судьба, мы восстаем против нашей идентичности. Для русского человека экономика никогда не была судьбой, у него была совершенно иная иерархия ценностей. Поэтому я уделяю этому откровенно мало внимания. Хотя я изучаю философию и экономику довольно давно, регулярно выступаю на различных экономических форумах и определенные представления об ее устройстве есть.

Я считаю, что рынок - это один из инструментов хозяйствования, достаточно эффективный и простой. При этом рыночное общество - это уже не экономическая модель, а идеологическая модель. Общество, где все ценности имеют обменный рыночный эквивалент, выглядит совершенно антихристовым и несопоставимо с нормами русской православной цивилизации, а поэтому оно должно отвергнуто абсолютно. То есть, рынок может быть, а рыночного общества быть не должно. При этом в социализме, и в советской его версии, и в христианских версиях того же социализма отца Сергия Булгакова, существовало множество позитивных элементов, соответствующих психологии нашего народа. Поэтому я думаю, что российская экономика в XXI веке будет все более и более сдвигаться в сторону социализма, то есть - взаимопомощь, поддержка, партнерство, корпоративизм, помощь бедным, бесплатная медицина, бесплатное образование. В этом будет новое наступление левых социалистических моделей, потому что рынок отвечает на ряд вопросов, например, как эффективнее организовать стройку или какие-то простые хозяйственные вещи, этим он полезен. А вот с точки зрения глобальных стратегий рынок не отвечает вообще, он не об этом. Стратегия государственного развития должна быть социальной. Поэтому я - сторонник социализма, только христианского, православного, народного социализма, социализма нового уровня, не догматического, а адаптированного к нашим историческим ценностям и потребностям.

Вопросы по книге "Основы геополитики"

Дмитрий, 29.05.2008 16:49: Уважаемый Александр Гельевич! При прочтении Вашей книги "Основы геополитики" у меня возник ряд вопросов, и я рад, что могу их Вам задать: Правильно ли я Вас понял, что, отдав Германии Калининградскую область, а Японии - Курильские острова, Россия, в дальнейшем, сможет стать центром империи, которая объединит, в том числе и эти два государства? Я очень упрощаю, но понял я Вас именно так.

Речь идет о другом. Речь идет о том, что если предложить Германии и Японии вернуть наши трофеи за счет изменения стратегического статуса этих стран, перехода от их участия в американской атлантистской системе к статусу стратегического нейтралитета, а еще лучше - партнерства с Россией, то мы могли бы с геополитической точки зрения пойти на эти уступки. Но не путем продажи, а путем постановки жесткого ультиматума: мы отдаем Японии острова, а Германии Калининградскую область, если Германия выходит из НАТО, а Япония выгоняет американцев с Окинавы. Поскольку этого в ближайшем будущем не произойдет, то разговаривать в ближайшем будущем о сдаче Калининградской области или островов - тоже не имеет смысла.

Дмитрий, 29.05.2008 16:49: Вы действительно считаете, что последователи Св. Нила Сорского создали тайное общество, которое в дальнейшем инициировало евразийство? Заранее спасибо за ответы.

Нет. Я так не считаю.

Герман Вирт

Алексей, 29.05.2008 20:27: Александр Гельевич, насколько аутентична, на Ваш взгляд, "Хроника Ура Линда"? Если можно, поподробнее...

'Хроника Ура Линда' не более аутентична, чем 'Велесова книга', которая отражает какие-то довольно приемлемые прозрачные пласты истории, но как документы и та и другая, скорее всего, являются либо более поздними компиляциями, либо подделками. Другое дело, что фальшивка, которая подвигла Германа Вирта к развитию своей протоургической теории - это фальшивка, которая полностью выполнила свою историю. Я не думаю, что она подлинна. Сам Вирт говорит, что в 'Хрониках' несколько явно более поздних пластов, переписчики голландского Возрождения очень многое туда приплели. Также и 'Велесова книга' в России. Но я допускаю, что в этом есть архаически интересные вещи. К этому надо относиться непредвзято.

Оставим тезис об аутентичности 'Хроник Уры Линда' и 'Велесовой книги'. Конечно, это документы, которые нельзя воспринимать за чистую монету, но ведь мы можем анализировать и подделки, и фальшивки, мы можем анализировать вещи, чья аутентичность не доказана. И вот в этом смысле такой символический или типологический формальный подход к этим документам, на мой взгляд, представляется довольно конструктивным.

Стратегия

Константин Кропотов, Санкт-Петербург, 29.05.2008 21:17: Здравствуйте, Александр и все читатели этого сайта! Меня немного удивил факт из вашей биографии, а именно ваше соучастие в создании НБП. Евразийские идеи и русский традиционализм на мой, возможно дилетантский взгляд, далеко отстоят от откровенно бредовых идей НБП. Как эволюционно связана для Вас и Вами эта миграция Вашего мироощущения от одного к другому? Или и нет никакой миграции, вы просто политический стратег, который расставляет флажки на пути к какой-то глобальной цели?

Я всегда принадлежал к одному и тому же взгляду, мои идеи не эволюционировали. Это - евразийские идеи, но я предложил Лимонову, когда сотрудничал с ним в рамках общего позиционного движения, назвать эту партию национал-большевистской, так как национал-большевизм - есть форма близкая к евразийству, идеям того, что советская и царская Россия объединены народом, объединены геополитической судьбой, внутренними бессознательными ценностями, хотя полностью рассоединены на уровне формальной идеологии. Я вел там семинары, готовил молодежь для сопротивления ельцинскому западничеству, это дало целое поколение совершенно других людей - открытых, незакомплексованных, противостоящих западничеству. Многие ушли из этой структуры, но через нее прошло очень много достойных людей, сотни юношей и девушек, сейчас я встречаю их где угодно, вплоть до Администрации президента, МИДа, они работают в бизнесе. Это люди, которые прошли школу НБП - они получили прививку ненависти к западному либерализму и понимание этапов русского и советского этапов нашей истории. Но когда я ушел оттуда, эта организация начала очень быстро деградировать, превращаться в нечто другое, а потому уже попала в лапы 'оранжевым' и была превращена вообще неизвестно во что.

Помните первые акции национал-большевиков? Протест против преследования русских ветеранов в Прибалтике, российский флаг над Севастополем. А то, что сам Лимонов и его сторонники перешли на позиции наших политических противников, к сожалению, испоганило имя, поэтому сейчас о национал-большевизме предпочитаю не говорить. Но национал-большевизм и евразийство - это на самом деле очень близкие вещи. В отличие от других форм русского национализма и русского патриотизма национал-большевизм утверждает, что советское - это тоже русское. Практически то же самое утверждают и евразийцы. Мы должны гордиться советскими достижениями также как мы гордимся царистскими и более древними.

Алексей, Москва, 29.05.2008 23:47: Было ли в истории государство, которое вы бы могли назвать наиболее близким к идеалу в Вашем понимании? И еще вопрос. К сожалению, не читал ваши последние книги, поэтому хотелось бы узнать Ваше мнение: каково влияние эзотерических обществ на развитие современной (именно современной) России?

Влияние эзотерических обществ сейчас нулевое. А период - это Московское царство. Иван Грозный - это оптимальный пик нашего исторического пути. До этого шли к нему, а после этого шли от него.

Продолжение следует

_____________________________________

А.Дугин: Каждый день мы должны убивать в себе западника ("ИноСМИ", Россия)

А.Дугин: Будет царь не настоящий, потому что у нас один есть настоящий ("Эхо Москвы", Россия)

Александр Дугин: 'Правых' и 'левых' путают не только в России, но и на Западе ("День", Украина)

Идеолог империи ("The Wall Street Journal", США)