В конце июня российское правительство обсуждало новую федеральную целевую программу развития Чеченской Республики. В ней на период 2008-2011 годов предусматриваются рекордные расходы, составляющие в пересчете более трех миллиардов евро. По мнению экспертов, недостаток предыдущей федеральной программы состоял в постоянном исчезновении денег. В новой программе предусмотрены механизмы, препятствующие подобным злоупотреблениям. В качестве ответного шага от республики требуется быстрый переход к налаженной экономике. Согласно словам премьера Путина в ближайшие четыре года в Чечне должны быть созданы десятки тысяч новых рабочих мест и удвоен экономический рост. Как ощущаются такие перспективы на местах?

В Ведено стало по-летнему тепло. На лугах в сочной траве стоят рыжие лошади и жеребята. Вокруг них простираются холмы отрогов Северного Кавказа. На рынке женщины с платками на голове предлагают свежие овощи, обувь, полотенца и сигареты. В маленьком киоске торгуют исламской литературой, постерами и четками китайского производства. Вновь построенное кафе с караоке приглашает на бизнес-ланч. Ведено - это не просто обычный поселок недалеко от грузинской границы. Правда, там только что отремонтировали почту и филиал Сбербанка для 25 тысяч жителей региона. Но ничто не говорит о том, что этот немного сонный районный центр еще несколько лет назад был оплотом чеченских боевиков. В парке перед зданием администрации стоит мемориальный камень в память об убитом в 2004 году президенте Ахмате Кадырове. Наиболее известным выходцем из этого поселка был Шамиль Басаев, считавший тогда главарем терроризма. Пока предводитель вооруженных формирований не был ликвидирован в ходе операции ФСБ, он всегда мог положиться на поддержку населения своего родного города. Некоторые укрепленные убежища из кирпича, бетона и колючей проволоки - это остатки чеченского ханства. Сегодня сюда, в поселок примерно в часе езды от Грозного вновь вернулось спокойствие. Лишь присутствие контингента российской армии и войск министерства внутренних дел, расположенных в нескольких лагерях у въезда в поселок, омрачают впечатление от обычного маленького городка на Кавказе. Попасть в регион жители и приезжие могут через контрольно-пропускной пункт на границе района. У шлагбаума стоит бронетранспортер. Без специального пропуска пройти невозможно.

Шамиль Саид-Ахмедович Магомаев является руководителем местной администрации. Энергичный бывший заместитель министра внутренних дел Чечни называет положение в регионе спокойным. По словам Магомаева во всей Чечне сейчас скрываются около 70 членов вооруженных формирований, из них 30 человек - в районе Ведено, многим из них не больше 25 лет. 'Мы знаем о молодых боевиках в горах. Некоторые спустя короткое время возвращаются, если понимают, что быть боевиком менее романтично, чем вначале кажется. Постоянное патрулирование, сырой холод в убежищах и недостаток снабжения продуктами во время бегства побуждают довольно многих возвращаться к своим семьям'.

Извилистая дорога ведет в долину к Гудермесу. На обочине продают свежую рыбу. Во время первой чеченской войны в 1995 г. Гудермес был сильно разрушен. Сегодня признаки возрождения можно видеть повсюду. Город недалеко от границы с Дагестаном показывает себя со своей лучшей стороны. Отремонтированные школы, колесо обозрения и летние кафе вместо разбомбленных развалин не вписываются в картину, которую ожидает западный наблюдатель. 'Сейчас вновь довольно хорошо работает администрация, - говорит председатель налоговой инспекции N4 Салавди Гехаев, - жители платят налоги. Но они и получают единовременно 300 тыс. рублей - около 12 тыс. долларов - на восстановление своих домов и квартир'. Вокруг квартала административного центра возникают новые дома, такие, как дом одного чеченца, который уже много лет живет в Германии. Напротив стоит трехэтажная мини-вилла в римско-кавказском стиле. Молодые женщины в пестрых платках, хихикая, рассматривают рекламный плакат чемпионата Европы по футболу.

Чечня - консервативная исламская республика. Алкоголь редко бывает в свободной продаже; если где-нибудь продается пиво, то владелец оповещает об этом на витрине. В Грозном турецкие рабочие строят гигантскую мечеть с минаретами высотой в 50 метров. Строительство храма финансируется из фонда Кадырова и арабскими спонсорами. И в столице Чечни повсюду идет стройка. Примерно 300 тыс. жителей проживают в городе, который еще недавно был полностью разрушенным. Сейчас уже трудно найти развалины. Центр города почти полностью восстановлен. Грозный выглядит как отлакированный советский город 70-х годов. Местами можно увидеть немного местного колорита, в продаже - вяленая конина, местные газеты или футболки с портретом Рамзана Кадырова.

Таксист Сергей родом из Новосибирска. 'Климат здесь значительно мягче, чем в Сибири. Мы жили здесь 20 лет назад. Нет, я не боюсь похищения', - говорит 42-летний мужчина. Он один из немногих русских, возвратившихся в Грозный. Единственная церковь Грозного была восстановлена в качестве символа. Маленький храм голубого цвета не вмещает по воскресеньям рассеянную повсюду русскую диаспору: служащие учреждений, техники и солдаты. Сергей едет на 'Ладе' на окраину. Здесь находятся разрушенные пятиэтажные дома. В развалинах все еще живут семьи. Местный инженер-строитель заверяет, что уже через два месяца квартал будет полностью восстановлен. 'Сначала уберут разбитые камни и подведут несущие конструкции, закроют проломы, затем вставят окна и поставят крышу'.

Самую крупную проблему Чечни премьер-министр Одес Байсултанов видит не в противоборстве кланов или взаимодействии с Москвой, а в большой безработице среди молодежи. 'Нам срочно нужно больше инвестиций из России и других государств, например, ЕС. Чтобы наша молодежь могла получать достойное образование и иметь работу. Большая часть населения занята созданием новой жизни в нормальных условиях'.

Проектов много - от выпуска фруктовых соков до производства строительных материалов. Лишь немногие местные и зарубежные предприятия, как, например, группа KNAUF, имеют мужество и отвагу работать в Чечне. Финансовый и банковский сектор тоже еще мало развиты. 'Мы сознаем, что финансисты и деловой мир медлят при упоминании названия 'Грозный'. Мы поддерживаем пилотные проекты. Турецкие и чешские фирмы уже заявили о своей заинтересованности в инвестициях', - говорит заместитель министра по восстановлению Асланбек Дудаев.

Москва объявила восстановление Чечни ключевым проектом - вместо оружия и силы Кремль делает ставку на мощь капитала. Политическое и военное присутствие центрального правительства весьма сдержанно. Три миллиарда евро поступят в республику из федерального бюджета. Соседние республики, например Дагестан, чувствуют себя ущемленными в финансовом и инфраструктурном плане.

_______________________________

Жестокая история жизни Рамзана Кадырова ("Los Angeles Times", США)

Московский ставленник железной рукой восстанавливает Чечню ("The New York Times", США)

Станет ли Грозный прекрасным? ("The Independent", Великобритания)

Столица Чечни поднимается из руин, скрывая тайные ужасы ("The New York Times", США)

Ад в двух шагах от рая ("The Wall Street Journal", США)